0
1884
Газета Культура Печатная версия

27.04.2012 00:00:00

Вим Вендерс: "Вся моя жизнь – road movie"

Тэги: фотография, вим вендерс


фотография, вим вендерс Вендерс – с фотоаппаратом.
Фото Reuters

Один из фокусов IX Фотобиеннале – «Фотографии кино», и сюда как нельзя лучше вписывается киноклассик Вим Вендерс, впервые показавший себя москвичам в амплуа фотографа. Вообще-то все ждали его приезда, говорят, на его мастер-класс записались толпы людей, но не сложилось – на открытие своей выставки он не приехал. Поэтому побеседовать с ним можно было только по электронной почте – и никакого кино, предупредили нас. Его серия «Картины с поверхности Земли» открылась в 1980-х и продолжается до сих пор – в Москву привезли 19 огромных снимков. О том, что, чтобы понять пейзаж, желательно в нем утонуть, о том, что у каждого места, как у человека, есть свой характер – и все-таки совсем немного о кино Вим ВЕНДЕРС рассказал корреспонденту «НГ» Дарье КУРДЮКОВОЙ.

– Часто люди, снимая, пытаются преодолеть забвение, символическую смерть. В то же время у Ролана Барта была теория смерти автора, согласно которой у автора нет власти над той реальностью, что он создал. Что дает фотография вам?

– Я вполне осознаю, что мои фотографии не создают никакой новой реальности. Да мне это и не нужно, наоборот, я ищу что-то, что взывает ко мне, привлекает меня, и оставляю это абсолютно неизменным. Я фотографирую места, а не людей. Меня интересуют следы, которые мы оставили в пейзажах, и еще для меня очень важно, что пейзаж может рассказать о времени. Когда ты видишь, как вещи исчезают, как в зданиях, улицах, памятниках, стенах проявляются следы пожирающего их времени, то и в самом деле оказываешься лицом к лицу с забвением, но делаешь это преднамеренно и сознательно.

– Как вы понимаете, что пора сделать снимок? Вы отталкиваетесь от темы, от композиционного мотива или от какого-то конфликта, от соотношения цветовых пятен, от эмоции?..

– У меня нет какого-то специального замысла и никакого иного отправного пункта, кроме путешествия по новым для меня краям с готовностью к более близкому знакомству с тем или иным местом. И когда я нахожу место, которое в прямом смысле слова со мной заговорит, то останавливаюсь и провожу там какое-то время – часто часы, но иногда бывает, что возвращаюсь туда и на следующий день. Я хочу вслушиваться в историю, которую мне расскажет это место. Ведь пространства, как люди: они многое могут поведать, если терпеливо слушать. Некоторые пространства застенчивы, и им нужно время, чтобы раскрыться, другие разговорчивы и легки в общении. Пространства могут быть враждебны или скрытны, полны тщеславия, утонченны и изысканны или, наоборот, вульгарны. А еще они могут быть мужского и женского рода. Единственная моя задача – вслушиваться и всматриваться, то есть стать для этого места переводчиком и затем максимально правдиво пересказать его историю зрителю.

– Можно ли считать вашу фотосерию «Картины с поверхности Земли» многолетней road movie? Какие страны кроме Штатов, Кубы, Израиля, Австралии и Японии в нее вошли и какие еще войдут?

– Вся моя жизнь – road movie. С того времени я снимал в Армении, в Бразилии, на Сицилии, на Фукусиме и, кстати, впервые много фотографировал в родной Германии, в том числе в тех ее частях, где я никогда прежде не бывал.

– Ваши панорамы, где нет людей, а таких большинство, все же очень гуманистичны. Что они говорят о человеческой жизни в отсутствие человека?

– О, очень много! Конечно, в этих пустых местах может и не быть людей, но тем не менее они хранят свидетельства о человеке. Чем больше вы погружаетесь в эти снимки – я специально делаю их огромными, чтобы помочь вам затеряться в них, – тем больше можете прочесть, расшифровать отпечаток, сделанный цивилизацией в конкретном пространстве. На самом деле, поместите в кадр хоть одну-единственную человеческую фигуру, и он или она, даже оказавшись в удалении, сразу перетянут на себя все внимание. Все взгляды будут прикованы к этому персонажу, и тут – всё, конец. История, которую может рассказать само пространство, исчезает, тает вдали. Поэтому-то основной мой принцип – ждать, ждать терпеливо, пока пространство просто не станет самим собой.


Фотографии Вендерса: небо не только над Берлином...
Фото с официального сайта МАММ

– Молчаливая пустынность многих городских видов у вас отчасти напоминает живопись метафизика Джорджо де Кирико. Или вам ближе, например, мрачноватая американская урбанистика Эдварда Хоппера?

– Я всему научился у художников. Как скомпоновать кадр, как его сбалансировать, то есть всему: и композиции, и колориту. Голландские пейзажисты XVIII–XIX веков показали мне, как располагать горизонт, Вермеер научил любви к деталям, свету и цвету. Каспар Давид Фридрих открыл, как пейзажи могут отражать внутреннее состояние человека, а Эдвард Хоппер поведал об одиночестве людей в современных городах больше, чем вся история кинематографа.

– Фотогеничность места имеет значение? Или фотограф должен привнести ее в любое место, которое снимает?

– Фотогеничность, как и привлекательность, – это очень релевантная вещь. То, что я считаю красивым, может не иметь ничего общего с тем, что красота значит для вас. Разумеется, как видно по моим фотографиям, меня влечет к чему-то очень особенному, и это нечто может быть совершенно иным, нежели то, что обычно считается привлекательным. Мне нравится та истина, рассказанная или показанная самим местом. Нравится некая затерянность во времени, молчаливость, царящая в моих местах, и даже их странность.

– Известно, что вы принципиально не обрабатываете снимки. Чтобы не потерять непосредственности впечатления?

– Меня не интересует создание чего-то нового. Многие современные фотографы используют цифровую аппаратуру и действительно обрабатывают снимки, порой составляя их как нечто совершенно иное. Я тоже так делаю, но в своих фильмах. В режиссуре, в повествовании я стараюсь использовать все технические новации, чтобы понять, могут ли они помочь увеличить художественную выразительность. «Клуб Буэна Виста» был первым в мире полностью цифровым документальным фильмом, и я не смог бы снять его на пленку. А «Пина» стала первым полнометражным документальным 3D-фильмом, и до него, мне кажется, мы не могли адекватно снять танец в кино. Но фотография – другое дело, там я пурист, и мне нравится, что на моих негативах изображено именно то, что было в действительности, в то время как при цифровой съемке то самое понятие правды или реальности оказалось бы абсолютно устаревшим.

– Кинематограф может рассказать историю в развитии, у фотографии такой возможности нет. Вас это не сковывает? Или, возможно, найденные в фотографии мотивы оказывались полезны для фильмов?

– У меня нет недостатка в историях для кинокартин, и я не ищу их, когда фотографирую. Конечно, как фотограф я коллекционирую сюжеты, при этом каждый снимок хранит свою историю, рассказывая о прошлом и будущем – не только о настоящем. Довольно распространенное заблуждение, что фотограф лишь ловит мгновение. Напротив, речь об огромных окнах, открытых временем, – в отличие, кстати, от кино. Движущей силой фильмов является драматургия, характеры – это оживляет кино и заставляет нас следить за историей от начала до конца. Фотографы же предлагают нам самим отыскать начало и конец, выйдя за пределы настоящего, которое они нам показывают. И в этом нет ничего невозможного – просто нужно потратить немного времени. Если мои фотоработы не заставят зрителя остановиться и «войти в них», значит, либо я не справился со своей задачей, либо вы слишком заняты, а ваши мысли витают где-то еще…


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Азербайджанская община Карабаха считает неэтичным письмо главы непризнанной НКР Путину

Азербайджанская община Карабаха считает неэтичным письмо главы непризнанной НКР Путину

Роман Каширин

Турал Гянджалиев предлагает вести диалог во имя мира и сосуществования

0
1126
Трамп и Байден признали друг друга агентами влияния РФ и КНР

Трамп и Байден признали друг друга агентами влияния РФ и КНР

Геннадий Петров

Кандидаты в президенты США провели последние перед выборами теледебаты

0
3240
Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

Виктория Панфилова

Россия скорее всего вновь обеспечит финансовую подушку безопасности для Киргизии

0
1460
Новикомбанк – с 27-летием!

Новикомбанк – с 27-летием!

0
890

Другие новости

Загрузка...