0
2462
Газета Культура Печатная версия

08.11.2020 16:55:00

В Центре Вознесенского в 2020-м вспоминают 1990 год, который вспоминал 1935-й

Спасибо за рыбу: отойти подальше, чтобы поближе рассмотреть

Тэги: центр вознесенского, спецпроект, закрытая рыбная выставка


центр вознесенского, спецпроект, закрытая рыбная выставка Рыба в разных формах и проявлениях. Фото агентства «Москва»

В Центре Вознесенского открылся спецпроект VII Московской международной биеннале молодого искусства. «Закрытая рыбная выставка. Реконструкция» – это отклик Яна Гинзбурга и Дмитрия Хворостова со студентами Института современного искусства «База» на знаменитый проект концептуалистов Елены Елагиной и Игоря Макаревича, которым они в 1990-м, в свою очередь, откликались на «Закрытую рыбную выставку» 1935 года. Тогда о ней почти ничего не было известно, а сегодня известно больше.

Выставка Елены Елагиной и Игоря Макаревича была абсолютно концептуальным жестом – в загородном музее МАНИ (Московского архива нового искусства) они реконструировали неизвестное. Отправной точкой для их первого совместного проекта стал найденный объект – еще в 1975-м Макаревич увидел на помойке каталог некоей «Рыбной выставки», что прошла в 1935-м в Астрахани, а затем была представлена в Москве. В каталоге были названия работ, каталожный текст – и все (тут, кстати, можно вспомнить проект другого концептуалиста – Юрия Альберта с отчасти похожим методом: в 2013-м свою выставку в Московском музее современного искусства он сперва заполнил описаниями работ, и лишь по ходу дела она прирастала самими произведениями).

Изначально, как рассказывает Гинзбург, Игорь Макаревич предложил этот материал для проекта соц-артистам Виталию Комару и Александру Меламиду. Те его делать не стали, и в конце концов Макаревич с Елагиной материализовали эти тексты в концептуалистские образы, когда некие ставшие виртуальностью объекты с предположительно соцреалистической выставки 1935 года в 1990-м обросли отсылками к искусству Лучо Фонтаны, Йозефа Бойса и Хаима Стейнбаха. Однако часть работ Елагиной и Макаревича из того проекта тоже пропали – погибли, когда затопило их мастерскую. Правда, есть еще видеодокументация проекта 1990-го (Иосиф Бакштейн снял на видео экспозицию и сделал интервью с Игорем Макаревичем и с Андреем Монастырским). Ее сейчас тоже показывают.

Временная дистанция и неизвестное – те рамки, что задают здесь художественные стратегии реконструкции. Собственно, из их обсуждения и вырос нынешний проект, которым студенты мастерской «Введение в research-based art» под руководством Гинзбурга и Хворостова занимались около года. На вопрос «НГ», заставляли ли кураторы переделывать работы, Хворостов ответил, что переделки были и они в некоторых случаях предлагали студентам направление движения. Проект помимо архивных видео состоит из трех частей – разных способов взаимодействия с материалом прошлого, по-разному понятой реконструкции и интерпретации.

Одни, как Илья Петров, отталкиваются от объекта «Щит с документацией» (он был на выставке 1990-го, но его не было в 1935-м), чтобы актуализировать тему сегодня. Пытаясь понять, что документируем, Петров отправил запросы в профильные ведомства относительно данных о той самой астраханско-московской выставке. В ответ получил письмо с сообщением, что никаких сведений в архивах нет. Другую стратегию – буквальную реконструкцию – предложила Екатерина Герасименко. В 1935-м экспонировалась некая работа Вадима Меллина «Убойная палатка, масло». В 1990-м Игорь Макаревич и Елена Елагина, выстраивая свою концептуальную дистанцию по отношению к буквальному значению этой самой палатки – месту на комбинате, где происходит убой рыбы, – взяли фотографию палатки из акции группы «Коллективные действия» 1980 года, в которую они входят. Но в той акции должно было быть три затемненных пространства, одно из которых создано не было. Теперь Герасименко провела акцию заново в соответствии с изначальным сценарием – более того, Андрей Монастырский включил ее в каталог акций «Коллективных действий». Третьи, как Максим Новиков, пытаются воссоздать в ином виде объект 1935-го. Прорезями называются рыболовецкие лодки. В каталоге 1935-го был такой рисунок. В 1990-м ему нашли свою интерпретацию, обратив в подобие фирменных прорезей на работах Лучо Фонтаны.

Сложность с той самой «Закрытой рыбной выставкой» в том, что все эти годы она оставалась какой-то черной дырой в смысле информации. По словам Гинзбурга, Екатерина Деготь считала, что там было представлено соцреалистическое искусство, Кирилл Светляков – что это была выставка-фейк. Ян Гинзбург перерыл архивы МОСХа, но там упоминаний об этом тоже не нашлось. Однако именно ему удалось пролить свет на первоначальную выставку. Случайно он заметил на фотографии с одним из участников – Вадимом Меллиным – подпись с фамилией человека, которого он лично знает. Так в итоге в архиве обнаружились снимки с пресловутой рыбной выставки.

Первоначально, в Астрахани, она включала около 150 работ «группы молодых художников, побывавшей в творческой командировке на Каспии для отображения работы рыбной промышленности в искусстве» (так это сформулировано в каталоге) – Зои Куликовой, Вадима Меллина и Александра Иванова. Затем выставку было решено показать в Москве, и на этот раз она уже стала закрытой. Состав работ проредил куратор из партийных, а к участникам добавилась еще одна художница по фамилии Строганова. Исходя из каталожного текста и названий работ – к примеру, «Разборка частиковой рыбы» – действительно может показаться, что это было соцреалистическое творчество во славу советской промышленности. Однако это не так. Гинзбург говорит, это были художники круга Игнатия Нивинского. Например, Зоя Куликова училась во ВХУТЕМАСе (там Нивинский преподавал), но по неизвестной причине была отчислена. Ян Гинзбург считает, что это было скорее маргинальное творчество: художники пытались сделать «правильное» искусство о промышленности, но так и не попали в струю.

То, что к разным нарративам в этом рыбном вопросе добавились новые сведения, открывает перспективу для новых интерпретаций. Так в нынешней экспозиции появился офорт Куликовой с выставки 1935-го: сценка с разгрузкой пойманной рыбы. Так Макаревич и Елагина, чей проект по реконструкции «Рыбной выставки» длился с 1990-го по 1998-й, после появления архивных данных об экспозиции 1935-го взялись за него снова, и одна из работ сейчас вошла в выставку. А в ноябре в Московском музее современного искусства откроется ретроспектива «Обратный отсчет», посвященная 30-летию их совместной деятельности. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...