0
7081
Газета Печатная версия

06.09.2020 17:13:00

Кабул: время турецкого марша

Расширение влияния Анкары в Центральной Азии шума не любит

Игорь Панкратенко

Об авторе: Игорь Николаевич Панкратенко – доктор исторических наук, заместитель гендиректора Центра стратегических оценок и прогнозов (Россия).

Тэги: центральная азия, афганистан, турция


центральная азия, афганистан, турция Рашид Дустум на встрече с главой МИД  Турции  Мевлютом Чавушоглу.  Фото со страницы Мевлюта Чавушоглу в Twitter

На протяжении всего XX века Афганистан был интересен Турции, но тут уж вмешивалась география. И всего-то Иран пересечь, когда ты на афганской границе. Но с момента подписания в Москве 1 марта 1921 года афгано-турецкого договора привлекательная для геополитических задач Анкары страна так и оставалась недосягаемой.

Однако времена меняются – и сегодня чеканная поступь Турции в Афганистане слышится все отчетливее. В рамках доктрины Реджепа Тайипа Эрдогана, согласно которой Анкара должна стать политическим центром мусульманского мира, Кабул рассматривается как точка, расширение присутствия в которой открывает для Турции новые масштабные перспективы.

«Нам нужен афганский рынок, особенно его строительный сектор», – говорит турецкий бизнес, в Ливии прекрасно научившийся извлекать прибыль даже в условиях нестабильности и гражданской войны.

«Мы готовы обеспечить продвижение наших национальных интересов в Афганистане», – заверяют Эрдогана турецкие военные, разведчики и дипломаты, опираясь на опыт турецкого присутствия в этой стране в рамках Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF), которые, кстати, Анкара возглавляла дважды – с июня 2002 по февраль 2003 года, а затем в феврале–августе 2005 года.

И этот сложившийся в турецком истеблишменте консенсус в отношении афганского вектора внешней политики Турции вполне Эрдогана устраивает, делая расширение присутствия Анкары в Кабуле вопросом практически решенным и не терпящим отлагательства.

«Широко шагает Эрдоган – и Сирия, и Ливия, и Африка, и Персидский залив, и Восточное Средиземноморье, где разгорается конфликт с Европой, не надорваться бы, – замечают скептики из числа оппозиции турецкому президенту. – СССР и США об Афганистан зубы обломали, а у них возможностей-то куда как больше было».

Действительно, денег и военной силы у Москвы и Вашингтона хватало, но вот с гибкостью и эффективностью их использования существовали серьезные проблемы. Этот печальный опыт сверхдержав в Анкаре был пристально изучен, уроки извлечены – и с 1 ноября 2001 года, когда в соответствии с союзническими обязательствами по НАТО и резолюциями Совета Безопасности ООН № 1378 и № 1373 правительство Турции приняло решение об отправке в Афганистан отряда специального назначения, Анкара приступила к испытаниям своей, разработанной ее экспертами специально для этой страны модели проникновения в Афганистан.

Впрочем, было бы неправильным сказать, что эта турецкая разработка создавалась с чистого листа. Активное вовлечение Анкары в афганскую проблематику началось, собственно, после падения режима Наджибуллы и начала нового витка гражданской войны в стране. С 1992 по 1996 год турецкая помощь Кабулу, где к власти пришел «Северный альянс», составила 9,6 млн долл. Вполне естественно, что оперативное обеспечение таких траншей осуществляла турецкая разведка.

Ключевым вопросом для нее в те времена был выбор кандидатуры местного лидера, с которым можно было бы работать в дальнейшем, на перспективу. Что полевые командиры «Северного альянса», что лидеры раннего «Талибана» тогда были весьма отзывчивы на внешние предложения, больше того – открыто искали серьезных партнеров извне, но при всем кажущемся богатстве выбора будущих партнеров в Афганистане на самом деле он был весьма ограничен.

Кандидат требовался адекватный, без фанатизма и пользующийся поддержкой не столько политических, сколько этнических групп. А потому выбор пал на афганского узбека Рашида Дустума, личность в Афганистане легендарную и по местным меркам – весьма масштабную. Он сумел в кровавом хаосе Афганистана 90-х годов прошлого века создать в этой стране область мира и процветания – «Дустумистан», куда стекались в поисках спокойной жизни люди всех национальностей.

Тесная дружба Дустума с сотрудником турецкой разведки MIT Кашифом Казиноглу, подробности которой мы вряд ли узнаем (этот выдающийся разведчик скончался в ходе следствия по делу «Эргенекона» 14 ноября 2011 года), позволяла Анкаре быть в курсе всего происходящего в Афганистане – а следовательно, и моделировать возможную линию своего поведения в этой стране.

В результате в ноябре 2006 года, через несколько месяцев после визита президента Афганистана Хамида Карзая в Анкару, Турция получила право на создание Команды по восстановлению для провинции Вардак, находящейся к западу от Кабула. Это уникальное подразделение состояло из гражданского руководства, куда входили специалисты МВД, министерств сельского хозяйства и образования, Турецкого агентства развития и сотрудничества и представители Командования военными единицами – всего 29 гражданских и 79 военных специалистов.

В компетенцию Команды входили реформы администрации, суда, системы образования и здравоохранения, подготовка афганских полицейских и военных, проекты по развитию инфраструктуры, общественные работы и улучшение уровня жизни населения. Результатом ее деятельности с 2006 по 2010 год стала реализация в провинции Вардак примерно 200 проектов на общую сумму в 30 млн долл.

Был построен Центр по подготовке и обучению полиции, налажено выращивание овощей и фруктов на экспорт в другие провинции, что позволило покончить с производством опиумного мака в Вардаке, реализованы проекты в здравоохранении, образовании, строительном деле и развитии инфраструктуры.

Опыт был признан успешным, и в мае 2010 года была создана вторая Команда по восстановлению. На этот раз – в северных провинциях страны, Джаузджан и Сари-Пуль. Всего в 2002–2014 годах Турция оказала помощь Афганистану почти на миллиард долларов – на 949,9 млн долл. для любителей точных цифр. Будучи единственной мусульманской страной НАТО, Турция сумела сохранить и приумножить свое влияние в стране, а турецкий бизнес стал играть заметную роль в экономике Афганистана. По данным на октябрь 2015 года, в стране действовало 127 турецких компаний, 90% которых занимались строительством, сегодня их количество увеличилось вдвое.

Кроме этого Турция занималась подготовкой кадров для афганской армии. В 2009–2013 годах турки обучили 17,5 тыс. солдат для афганских сил безопасности, причем 3,5 тыс. из них прошли обучение в самой Турции. Кстати, интересен один эпизод, с этим связанный. Специалисты из других стран НАТО столкнулись с большим количеством малообразованных курсантов, не владевших английским языком. Турки решили этот вопрос кардинально, просто переведя все обучение (включая учебные материалы) на дари, который знает большое количество жителей Афганистана разных национальностей.

В итоге к сегодняшнему дню Анкара, подозреваю, что неожиданно для остальных, стала одним из влиятельных акторов в Афганистане, без медийной шумихи, грамотно наращивая здесь свое присутствие, причем без особых затрат.

Более того, стратегическое партнерство с Пакистаном и Катаром позволяет Анкаре вести прямой, без посредников, диалог с движением «Талибан», в большинстве состоящим из этнических пуштунов.

А тесные и доверительные отношения с Рашидом Дустумом, который теперь стал маршалом, членом Совета безопасности Афганистана и заместителем председателя Верховной комиссии по национальному примирению в стране, обеспечивают Турции диалог с узбекской и таджикской общинами страны. При этом дополнительно еще и укрепляя партнерство с Ташкентом, тоже активно участвующим в процессе внутриафганского урегулирования.

Важно то, что Анкара не стремится к монопольному доминированию в Афганистане. «Чем больше игроков – тем комфортнее нам строить свою политику» – от этого своего принципа турецкая дипломатия здесь отказываться не собирается. Партнерство с Ташкентом, Исламабадом и Пекином, наличие поддержки внутри афганских элит – все это создает серьезнейшие предпосылки будущих экономических и политических успехов Анкары в Кабуле.

Вне зависимости от того, кто будет сидеть в президентском дворце в Афганистане, турецкий марш станет одной из ведущих тем афганской симфонии. Свои вложения в Кабул Анкара почти окупила и теперь готовится получать дивиденды, причем не только экономические, хотя окупаемость внешней политики всегда была важна для турецкой стороны, разбрасываться деньгами она не привыкла.

Так что ждем турецких новостей из Афганистана. Они не будут сенсационно кричащими, скорее даже наоборот – сухими, будничными, почти незаметными в новостных лентах. Что вполне логично – столь серьезный процесс, как расширение влияния Анкары в Центральной Азии, шума не любит. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Запад советует Эрдогану держаться подальше от Карабаха

Запад советует Эрдогану держаться подальше от Карабаха

Игорь Субботин

Американское и европейское посредничество оказалось в зоне риска

0
701
В Карабахе в бой пошли атомные монстры холодной войны

В Карабахе в бой пошли атомные монстры холодной войны

Дмитрий Литовкин

Ереван и Баку готовы применить сверхмощное оружие

0
60769
Анкару встревожил интерес Помпео к Криту

Анкару встревожил интерес Помпео к Криту

Игорь Субботин

Госсекретарь США, возможно, готовит вывод американских войск с турецкой базы Инджирлик в Грецию

0
1931
В войну в Карабахе неофициально вступила Турция

В войну в Карабахе неофициально вступила Турция

Юрий Рокс

Эрдогану предложили ударить по Еревану

0
4997

Другие новости

Загрузка...