0
4767
Газета Экономика Печатная версия

12.01.2022 20:33:00

Провал пенсионной реформы смягчат дополнительной индексацией

Пример Казахстана и Чили подталкивает правительство России к социальному популизму

Тэги: казахстан, чили, экономика, либеральные реформы, протесты, популизм, путин, кудрин, пенсионная реформа

Все статьи по теме "Пенсионная реформа"

казахстан, чили, экономика, либеральные реформы, протесты, популизм, путин, кудрин, пенсионная реформа Одному из главных сторонников структурных реформ Алексею Кудрину предстоит теперь учитывать, к какому итогу привели рыночные преобразования в Казахстане. Фото агентства городских новостей "Москва"

На постсоветском пространстве именно Казахстан еще недавно был образцом эффективных структурных реформ. На него призывали равняться российские инноваторы и ученые. Похожая ситуация была и с Чили. Но обе страны при внешнем относительном благополучии вдруг скатились к протестам на фоне расслоения, отставке правительства и занялись корректировкой экономического курса с креном в популизм. Эти события ложатся в канву спора семилетней давности о голове и сердце между Владимиром Путиным, который сначала был против пенсионной реформы, и Алексеем Кудриным, за нее ратовавшим. Итогом того спора можно считать одну из первых в этом году социальных мер президента – решение в ручном режиме остановить обесценение пенсий, случившееся вопреки проведенной пенсионной реформе.

В четверг в Москве стартует двухдневный Гайдаровский форум. Среди запланированных выступлений – обсуждение главой Счетной палаты Алексеем Кудриным и представителями российского среднего и крупного бизнеса итогов экономических реформ в новейшей России.

«30 лет назад были заложены фундаментальные основы российской рыночной экономики. 2 января 1992 года была осуществлена либерализация цен, а 29 января 1992 года был подписан указ о свободе торговли. 20 лет назад статус России как рыночной экономики был формально признан в мире. 10 лет назад Россия присоединилась к ВТО. Рынок в России состоялся, – гласит анонс. – Каковы его особенности и искажения?»

Говоря в целом про постсоветское пространство, российские ученые особо выделяли опыт Казахстана. Например, как сообщали в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, «через 30 лет можно уверенно утверждать, что быстрое социально-экономическое развитие Республики Казахстан стало одной из главных историй успеха на постсоветском пространстве» (см. подробнее «НГ» от 20.12.21). Упоминались многовекторность внешнеэкономических связей, прагматизм экономической политики и т.д.

Еще раньше на опыт Казахстана ссылался и экс-министр финансов Алексей Кудрин – в годы, когда он возглавлял, например, совет Центра стратегических разработок. Структурные реформы должны быть ответом на общие задачи в пространстве Евразийского экономического союза, и в этой области активно работает Казахстан, пояснял он.

Похожая ситуация ранее была и с Чили – формально одной из самых благополучных стран Латинской Америки. Ее тоже нередко ставили России в пример, ведь с ней нас роднила, например, ориентация на доходы от экспорта полезных ископаемых: Чили специализируется прежде всего на меди. Но страна проводила по западному образцу реформы, а к ее опыту борьбы с рецессией присматривались около шести лет назад даже в российском Центробанке.

Однако страны образцовых, как казалось для наблюдателей из РФ, либеральных экономических реформ вдруг взорвались протестами, триггером для которых в случае Чили формально послужил рост цен на проезд в общественном транспорте (см. подробнее «НГ» от 28.10.19), а в случае Казахстана – удорожание сжиженного газа. События развивались похоже: расширение протестов, отставка правительства и корректировка экономического курса с явным креном в социальный популизм.

Внешнее благополучие выглядело, в частности, так. По данным Международного валютного фонда, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в России, Чили и Казахстане почти одинаков. Например, в докризисном для России 2013 году показатель в РФ составлял около 26 тыс. интернациональных долларов, в Чили – примерно 22 тыс., в Казахстане – чуть больше 24 тыс.; в доковидном 2019 году показатель в России был около 28 тыс., в Чили – примерно 25 тыс., в Казахстане – 27 тыс.

Между тем, как показали протесты в Чили, в стране на фоне проводимых реформ и сворачивания соцгарантий нарастала проблема неравенства. К недовольству низкими зарплатами, пенсиями, дороговизной услуг в здравоохранении и образовании добавился рост тарифов на проезд.

О социальном расслоении в Казахстане говорят как бывшие правительственные чиновники, так и президент республики. В частности, по мнению экс-премьера республики Акежана Кажегельдина (этот пост он занимал в 90-е годы), которым он поделился в эфире «Эха Москвы», изначальный повод для протестов в республике ему абсолютно понятен: «90% граждан Казахстана живут на 5 долларов в день». «Это страна, богатая нефтью и которая имела 10 лет абсолютно другие показатели по уровню жизни. И не сказать, что совсем экономика плохая. Она просто разрушенная. И страну грабят несколько олигархических групп», – сообщил он.

Похожие тезисы содержатся и в выступлениях президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. «Созданная в стране социально-экономическая система показала достаточную эффективность в обеспечении общего роста национального дохода, но при этом является неэффективной в его распределении, – сообщил он в статье «Уроки трагического января: единство общества – гарантия независимости». – Ключевыми выгодоприобретателями экономического роста стали финансово-олигархические группы».

Обострилась проблема неравенства, сообщил также Токаев: «Она усугубляется из года в год, хотя средние показатели доходов населения вроде бы растут, по крайней мере на бумаге… Обеспечение благополучия и качества жизни – главная задача государства. Эти слова следует перевести в плоскость реальных дел. Доходы всех групп населения должны расти по мере роста экономики. Это непреложная аксиома, которая в нашем случае не работает». При этом он указал на необходимость пятилетнего моратория на повышение заработных плат членов правительства, акимов регионов и депутатов.

4-4-1480.jpg
Протесты в Чили показали, что в стране годами усугублялась
проблема неравенства на фоне структурных реформ.
Фото Reuters
Проблема с неравенством, низким уровнем доходов граждан актуальна, конечно, и для России. Но, несмотря на это, на примере и Чили, и Казахстана российские власти могут получить как будто довод в пользу как раз своего подхода, предполагающего, что со структурными реформами лучше не торопиться. Тем более у страны уже есть собственный противоречивый опыт проведения пенсионной реформы.

Весной 2015 года во время Прямой линии между Владимиром Путиным и Алексеем Кудриным состоялся спор о дальнейшем пути развития экономики. Как тогда сообщил Кудрин, над Россией нависла угроза серьезного отставания от остального мира, даже относительно дорогая нефть не выводит страну на необходимые темпы роста. Из чего Кудрин сделал вывод, что старая модель роста себя исчерпала – нужна новая.

В ответ на это Путин напомнил, что Кудрин и сам разрабатывал ключевые стратегические документы с ориентиром на 2020 год, так что за провалы ответственен в том числе и он. Президент также призвал не увлекаться теорией, чтобы не скатиться к ситуации начала 90-х годов, напомнил, что коллеги и сторонники Кудрина призывали в том числе повысить пенсионный возраст, ссылаясь на то, что иначе нам не сбалансировать пенсионную систему.

В теории все эти тезисы верны, признавал президент. Но, как он уточнял, действовать надо не только головой, но и сердцем: «Для того чтобы грамотно выстроить экономическую политику, безусловно, нужно иметь голову. Но если мы хотим, чтобы люди нам доверяли, нужно иметь еще и сердце. Нужно чувствовать, как рядовой человек живет, как это на нем отражается».

И долгое время президент был противником повышения пенсионного возраста в России – в 2018 году ситуация изменилась.

Итогом того спора семилетней давности можно теперь считать принятое в 2022 году решение президента фактически в ручном режиме удержать пенсии от обесценения, которое происходит вопреки проведенной пенсионной реформе.

Недолгий период «щедрой» индексации (речь идет о повышении среднестатистической пенсии примерно на 1 тыс. руб. в год, причем не у всех, а только у неработающих стариков) сменился периодом стагнации или даже сокращения доходов пенсионеров в реальном выражении в зависимости от категории.

«Принятые ранее решения не позволят покрыть людям расходы, которые связаны с повышенной инфляцией прошлого года, поэтому предлагаю… проиндексировать пенсии чуть даже выше инфляции (сейчас она смотрится как 8,4%) – на 8,6%, с небольшим зазором, потому что окончательных цифр по инфляции пока нет», – объявил в среду на совещании с членами правительства Владимир Путин.

Это при том, что продовольственная инфляция, которая наиболее актуальна для пенсионеров, еще выше – около 10,6%. Так что пенсии в реальном выражении не увеличивают, их лишь пытаются удержать на грани обесценения.

В Минфине уже провели расчеты и объявили, что тогда общий объем расходов на индексацию страховой пенсии в текущем году будет почти 550 млрд руб., из них обусловленные поручением президента дополнительные траты составят около 170 млрд.

Как говорит научный руководитель Института региональных проблем Дмитрий Журавлев, вывод из произошедшего в соседних странах можно сделать такой: рост экономики – основа роста благосостояния людей, но автоматически одно из другого не возникает.

«Власти, которые хотят получить и сохранить поддержку общества, должны следить, чтобы выгоды от роста экономики доставались не только элите. Иначе такой рост будет иметь обратный эффект». «Вывод для России – власть не должна концентрироваться на своих властных задачах, а работать на повышение уровня жизни населения, иначе население потеряет к власти интерес», – добавил он.

«Опыт Казахстана показывает, что при нестабильной экономической ситуации, когда условия жизни значительной доли населения ухудшаются, любое негативное экономическое событие может привести к всплеску социального недовольства. Такие протесты быстро превращаются в политические, – отметил первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Уроком из этого может стать то, что очень важна реализация социальных мер поддержки и стабилизация экономики, причем речь идет о фактической помощи и реальных мерах, а не о формальной статистике».

Так что одних структурных реформ для реального улучшения жизни населения еще недостаточно. Как, впрочем, недостаточно и одного социального популизма – о чем можно судить, например, по соцопросам.

Так, по данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), в стране преобладает доля граждан, которые не ждут перемен к лучшему от жизни в РФ в ближайшие 3–5 лет.

С одной стороны, около 25% участников общероссийского опроса (1500 респондентов) полагают, что через 3–5 лет жизнь в стране улучшится. Но с другой – столько же людей придерживаются обратного мнения, «причем молодые настроены пессимистичнее старших», отметил ФОМ. И еще почти треть граждан в принципе не ждут никаких изменений. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вопрос об осенней кампании залежался на столе у президента

Вопрос об осенней кампании залежался на столе у президента

Дарья Гармоненко

Дискуссия концентрируется вокруг целесообразности прямого избрания губернаторов

0
1225
Хакеры начали свою спецоперацию против российской экономики

Хакеры начали свою спецоперацию против российской экономики

Анастасия Башкатова

Треть критически важных объектов страны пока не готовы к полноценной киберобороне

0
1457
Немцев защищают от принятых в ЕС антироссийских санкций

Немцев защищают от принятых в ЕС антироссийских санкций

Олег Никифоров

В Германии озаботились ценой противостояния с Россией

0
993
Пирамиды и контрабанда растут в цене

Пирамиды и контрабанда растут в цене

Александр Сухаренко

Финансовая нестабильность создает новые возможности для российских преступников

0
1044

Другие новости