0
1630
Газета Экономика Печатная версия

25.11.2022 12:22:00

Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Эксперты обсудили итоги Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата


COP-27 показал, как политика влияет на климатическую повестку, констатировали участники дискуссии. Фото © Ассоциация менеджеров

Прошедшая в ноябре в Шарм-эш-Шейхе Конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP-27) получилась неоднозначной. С одной стороны, ее участники (в очередной раз) пришли к соглашению о необходимости компенсации ущерба развивающимся странам, нанесенного странами развитыми. С другой, не обошлось без влияния политической повестки: официальная российская делегация столкнулась с беспрецедентным давлением. Итоги конференции и стали предметом дискуссии на круглом столе, организованном Российским партнерством за сохранение климата и Ассоциацией менеджеров России.

С прошлой конференции в Глазго, подчеркнула директор департамента внешних коммуникаций Эн+ Ольга Санарова, выступившая в роли модератора, ситуация сильно изменилась. Российская делегация отправилась на ежегодный климатический саммит ООН с одними чаяниями, а в результате столкнулась с совершенно другой реальностью. «Очевидно, что от политической повестки уйти не удалось, – сказала Ольга Санарова. – Хоть на наших прошлых встречах мы и говорили, что именно борьба с климатическими изменениями может стать той, одной из немногих, темой, на базе которой – после того как «пушки замолчат» – объединятся все страны, сейчас мы видим, и COP-27 это наглядно показал, как политика влияет на климатическую повестку».

Генеральный директор Центра международных и сравнительно-правовых исследований Екатерина Салугина-Сороковая, в свою очередь, отметила, что представители Центра на СОР в этом году получили статус «независимых наблюдателей». Возможно, именно потому, что они находились на переговорах не в статусе членов российской делегации, они «никакой политики на себе не ощутили». Основная острота переговоров, по словам Екатерины Салугиной-Сороковой, была между развитыми и развивающимися странами: «С каждым днем этот накал все нарастал. Доходило до того, что в последние дни конференции развивающиеся страны просили развитые покинуть зал переговоров».
Ключевым моментом конференции стал вопрос об углеродных рынках. Для России, подчеркнула Екатерина Салугина-Сороковая, очень важно создать собственную инфраструктуру под подобные проекты, которая могла бы быть встроенной в глобальные цепочки. Хотя, признала эксперт, «глобального углеродного рынка, если честно, как такового нет». Требования к национальным реестрам остались гибкими, сказала Салугина-Сороковая, а значит, никаких ограничений для российских углеродных проектов не было введено.

Ирина Бахтина, директор по устойчивому развитию компании РУСАЛ, обратила внимание на три ключевых вывода COP-27 с точки зрения бизнеса: адаптацию, качество переходных планов и обеспечение справедливости в процессе перехода. По словам Ирины, на конференции не раз звучало, что обеспечение «потолка» в 1,5 градусов Цельсия повышения среднегодовых температур представляется все менее достижимым, несмотря на принимаемые и планируемые меры по митигации этих драматических изменений. Адаптация к ним выходит на первый план, но остро встают и вопросы ответственности за то, что происходит. «Все больше и больше мы слышим о том, что планета – «наш общий дом» и что некоторые «пользователи этого дома» не всегда эффективно (или «критически недостаточно») им управляют, – рассказала Ирина Бахтина. – Отсюда непраздный вопрос – что мировое сообщество рано или поздно предложит делать с «двоечниками»?» И такая риторика не может не настораживать, ведь если говорить о российском бизнесе, то именно в его адрес со страниц зарубежной прессы неслись призывы об исключении из диалога. Но как, оставаясь в стороне, можно решать всеобщие проблемы климата?

Самая важная для российского бизнеса тема – переходные планы. После прошлогодней конференции в Глазго Генеральный секретарь ООН обратил внимание на то, что многие из поставленных бизнесом целей по нулевым выбросам фактически являются «гринвошингом». Как результат – выработаны 10 рекомендаций от ООН, регламентирующих, каким должно быть качество климатических планов корпораций, финансовых институтов, городов и регионов.

Справедливость, по словам Ирины Бахтиной, часто звучала на СОР-27 как необходимость ответа на последствия колониальной политики, исторически проводившейся ныне развитыми странами при построении глобальных цепочек поставок. 5,8-5,9 трлн долл. – столько до 2030 года может понадобиться развивающимся странам, чтобы компенсировать негативные последствия измененного состояния климата.

«Климатическая конференция не должна быть местом для выяснения отношений, – резюмировала она. – Бизнес не должен быть исключен из этого диалога. И это то, на чем мы продолжим настаивать». Руководитель департамента валидации и верификации парниковых газов Российского энергетического агентства Минэнерго России Михаил Гитарский согласен с таким подходом и, в свою очередь, охарактеризовал позицию российской делегации на COP-27 как «климат вне политики». По его словам, важнейшей частью конференции стала новая рабочая программа по масштабированию амбиций – распределению целей по сокращению выбросов парниковых газов в размерах национальных экономик. Эта программа будет проведена в течение нескольких лет, и страны будут должны отреагировать на нее непосредственными мерами по сокращению выбросов. Михаил Гитарский также подробно остановился на международных стандартах оценки климатических проектов, призвав в то же время развивать внутреннюю, российскую методологию.

Климатическим и, в особенности, лесоклиматическим проектам эксперты уделили особое внимание, перейдя от геополитики к внутрироссийским процессам. Хотя в рамках СОР-27 эта тема обсуждалась не так активно, как в прошлом году, это совершенно не означает, что для России и всего мира она теряет актуальность. В подтверждение этому в сентябре 2022 года на Сахалине стартовал эксперимент по углеродному регулированию. В его рамках будет осуществлен ряд проектов по увеличению поглощения парниковых газов экосистемами. В случае успешной реализации природно-климатических решений на Сахалине, опыт таких проектов можно будет распространить и на другие регионы страны.

Конечно, по словам заместителя руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Александра Панфилова, в России климатические проекты находятся в зачаточном состоянии, и еще очень многое предстоит сделать. Прежде всего – использовать правильное определение: в рамках Парижского соглашения был установлен принцип дополнительности – то есть суть климатического проекта должна заключаться в том, чтобы получать углеродные единицы от таких проектов, которые не относятся к обычной, рутинной деятельности хозяйствующих субъектов. Эксперты напомнили, что несмотря на все недоработки и несовершенство российской регуляторики в сфере климатических проектов, бизнес заинтересован в подобных проектах и ждет утвержденной методологии и дополнений в законодательство. Так, у СИБУРа есть проект карбоновых ферм, у РУСАЛа и Эн+ Олега Дерипаски – проект лесовосстановления на гарях и охраны лесов от пожаров в Красноярском крае и Иркутской области, а у «Роснефти» – комплексные проекты лесоразведения.

России сегодня недостает сформулированной, четкой и целостной климатической стратегии, полагает декан Факультета географии и геоинформационных технологий НИУ ВШЭ Николай Куричев. Речь идет о таких критических вещах, как методология, нормативная база и целеполагание. Страна должна внедрять лучшие международные практики, повышать прозрачность и технологичность своих инициатив – чтобы играть значительную роль на международном углеродном рынке и иметь устойчивый внутренний рынок. Пока же Россия (на примере сахалинского проекта) остается единственной страной, где компания, ушедшая «в минус» по углеродным единицам, может просто заплатить штраф – а смысл углеродного рынка как раз в том, чтобы избежать подобных ситуаций. Тем не менее, в будущее Николай Куричев смотрит с оптимизмом. В частности, огромный потенциал для развития он видит в неявном экспорте углеродных единиц – например, через «зеленую продукцию».

Невозможно исключить такую территорию, как Россия, из международного обсуждения климатических вопросов, констатировали все участники дискуссии. В то же время, сегодня как никогда важно обратить самое пристальное внимание как раз на внутрироссийские вопросы. Такие, например, как методология оценки и верификации климатического проекта, подготовка и адаптация нормативной базы, а также создание условий для развития внутреннего добровольного углеродного рынка. Впрочем, как следовало из круглого стола, все эти вопросы находятся в центре внимания регуляторов и будут решены в ближайшее время.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

0
854
Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Ярослав Вилков

0
1167
Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

0
1378
Строительная отрасль подошла к точке невозврата

Строительная отрасль подошла к точке невозврата

Сергей Коновалов

Надвигающийся кризис потянет за собой всю экономику, если не противопоставить ему меры государственного реагирования

0
977

Другие новости