0
3634
Газета НГ-Энергия Печатная версия

13.12.2011 00:00:00

Ставка на альтернативность

Тэги: германия, аэс


германия, аэс Источник: Sachverstaendigerrat fuer Umweltfragen

Принятая летом 2011 года правительством ФРГ под влиянием катастрофы АЭС в Японии концепция полного отказа от производства электроэнергии на АЭС до 2022 года получила в Германии название «Энергетический поворот». В ней провозглашается необходимость развития источников возобновляемой энергии в среднесрочном и в долгосрочном аспектах и подтверждаются национальные цели в отношении климата. Однако активные дебаты на этот счет, отмечают эксперты берлинского Фонда науки и политики (SWP) в своей недавней работе «Немецкий энергетический поворот думать по-европейски» (Die deutsche Energiewende europaeisch denken), проводились преимущественно в национальных рамках. Подобный подход, подчеркивают они, пренебрегает экономическими и политическими аспектами обратной связи внутри ЕС. А такой подход, считают эксперты, ставит под угрозу успешное претворение в жизнь энергетического поворота в самой Германии и этим вообще всю модель трансформации хозяйственной жизни всей страны в сторону низкоуглеродной экономики. Если немцам удастся осуществить энергетический поворот, то он должен обязательно сопровождаться политической активностью на уровне ЕС, подчеркивается в анализе. Дело в том, что в Брюсселе с определенным скептицизмом восприняли немецкий энергетический поворот. В Брюсселе полагают, что при реализации данного плана Берлин столкнется с финансовыми проблемами, поскольку ему придется инвестировать колоссальные суммы в развитие альтернативных источников энергии. В частности, властям ФРГ потребуется вложить несколько миллиардов евро и в развитие соответствующей инфраструктуры. Кроме того, Еврокомиссия опасается, что при расширении сети угольных электростанций Германия может не достичь заявленных ею целей по охране климата. Более того, некоторые государства Евросоюза, в частности Франция и Великобритания, расценивают политику Берлина в сфере ядерной энергетики как «истерическую» и считают, что Германия хочет навязать ее всем остальным странам, заявил в интервью агентству Dpa один из брюссельских чиновников.

Суть энергетического поворота в Германии сводится к полному отказу от ядерной энергетики к 2022 году. До сих пор в Германии говорили о европейской концепции 20-20-20. Это означает, что к 2020 году необходимо достичь 20% сбережения первичной энергии (20-процентного роста энергоэффективности), 20% энергии получать из возобновляемых источников, а также сократить на 20% выбросы углекислого газа. Немцы уже добились на сегодня 20-процентного покрытия спроса на электроэнергию за счет возобновляемых источников. Эксперты из SWP утверждают, что уже к 2020 году в Германии как минимум 35% производства электроэнергии будет осуществляться возобновляемыми источниками. Выбросы парниковых газов к этому периоду времени должны (как и было запланировано ранее) снизиться на 40% по сравнению с 1990 годом.

Без сомнения концепция энергетического поворота пока единственная в своем роде попытка крупного промышленно развитого государства изменить энергоснабжение целой страны за счет ускорения технологического прорыва, который гарантирует эффективное и возобновляемое использование источников энергии. Но с какими проблемами Германия столкнется на этом пути?

Прежде всего это вопрос цены такого поворота. И это не только стоимость вывода АЭС из эксплуатации. Надо какими-то источниками энергии заменить выводимые энергетические мощности и обеспечить электроснабжение всей страны, а не ее локальных мест, как это практикуется сейчас такими возобновляемыми источниками энергии, как ветровые, геотермальные или станции на солнечной энергии. Причем речь идет о покрытии базовой нагрузки или той части спроса на электроэнергию, которая постоянна и не меняется в течение 24 часов, и приблизительно равна минимальной дневной нагрузке. На это подавляющее большинство ВИЭ (за исключением крупных ГЭС) не способны. Я собрал существующие на сегодня оценки происходящих изменений в немецкой энергетике.

Согласно анализу объединения баварской экономики, планируемый отказ от атомной энергии потребует расширения ВИЭ, что повлечет за собой расходы в размере 335 млрд. евро. Причем прежде всего произойдет увеличение так называемой составляющей содействия ВИЭ в тарифе, которую вынуждены платить потребители по закону о возобновляемой энергии (Erneuerbare-Energien-Gesetz – EEG), чтобы содействовать развитию «зеленой» энергетики. Ведь производство электроэнергии с помощью ВИЭ на сегодня убыточно, и без господдержки вряд ли кто взялся бы за этот бизнес. Если сейчас эта составляющая равна 3,5 евроцента за 1 кВт-ч, то она может возрасти до 6 центов. Сейчас подобные расходы по закону EEG ежегодно составляют 12,3 млрд. евро. Еще более значительные расходы просчитали эксперты НИИ из Северного Рейна-Вестфалии (das Rheinisch-Westfаlischen Instituts fur Wirtschaftsforschung (RWI). Они считают, что тарифы на электроэнергию могут возрасти даже в пять раз.

Не надо забывать и необходимые расходы по расширению электрической сети, чтобы прежде всего доставить произведенную электроэнергию от, например, ветропарков на побережье до дальних потребителей и создать необходимые сетевые перемычки для перетоков электроэнергии от избыточных в плане электроэнергии районов туда, где имеется нехватка. Такие затраты могут составить, по мнению экспертов, 85 млрд. евро.


Морские ветровые парки должны стать основой возобновляемой энергетики в Германии.
Фото Reuters

Чем же можно заполнить выпадающие мощности АЭС (по состоянию на 2009 год это было всего 17 400 МВт). Сейчас АЭС покрывают от 15 до 20% электропотребления в Германии. Конечно, можно импортировать электроэнергию из-за рубежа. Тем более что недостатка в предложениях нет. И французские АЭС (прежде всего Cattenom), и строящаяся в российском Калининграде Балтийская АЭС готовы осуществлять поставки электроэнергии в Германию. Логичным выходом стало бы также увеличение часов работы угольных электростанций (прежде всего работающих на буром угле восточногерманских ТЭС), поскольку они выполняют в плане покрытия базовой нагрузки ту же роль, что и АЭС, и более того – покрывают вместе с АЭС порядка 48% электропотребления страны. Сейчас они работают в год 6820 часов, а нужно будет 8760. Но это связано с увеличением выбросов СО2 и может поставить под угрозу климатические цели. По данным Федерального союза энергетического и водного хозяйства (BDEW), пока в Германии получено разрешение и намечено строительство порядка 9610 МВт блоков электростанций на каменном угле и 2790 МВт на буром угле. В будущем планировании соответственно 4410 – на каменном и 2490 – на буром угле.

Возможно, что более дорогой вариант покрытия недостатка в электроэнергии связан с расширением строительства парогазовых электростанций, поскольку зависит от занимающего годы проектирования, строительства и, наконец, покупки природного газа, который хоть при сгорании и намного более экологичен, чем уголь (особенно бурый), но тем не менее выбрасывает какие-то количества СО2. На сегодня в Германии энергоконцерны получили разрешение на сооружение 4010 МВт электростанций, работающих на газе, и в планировании на будущее – 7840 МВт. Однако действующие в Германии парогазовые электростанции пока используются только для покрытия пиковых нагрузок. В изменившихся условиях им придется покрывать базовые нагрузки. А это влечет за собой и увеличение количества часов работы, соответствующее увеличение потребляемых объемов газа и рост выбросов СО2.

Негативные последствия для крупных немецких производителей электроэнергии, имеющих в своем распоряжении АЭС, очевидны. В Германии им придется покупать права на выбросы, просто потому что угольные, да и парогазовые электростанции менее экологичны в этом плане, чем атомные. После 2013 года, отмечает экономический еженедельник Wirtschaftswoche, тонна выбрасываемого СО2 будет стоить до 25 евро. Я думаю, что это обстоятельство также найдет свое отражение в цене продаваемого ими электричества.

Где выход? Такие немецкие энергогиганты, как E.ON и RWE, планируют перевод части бизнеса за рубеж, прежде всего в «пороговые» государства, такие как Бразилия, Индия или Турция. С другой стороны, если судить по высказываниям их лидеров, экологическое направление становится теперь одним из приоритетных для этих компаний. «В 2013 году мы вложим в два-три раза больше денег в возобновляемую энергетику, чем в традиционную», – сообщил недавно Йоханнес Тайссен, глава E.ON. Действительно, перспективы здесь значительные. Ведь из 31 тыс. МВт, получивших разрешение на сооружение, 36% приходится на возобновляемые источники энергии, а 60% запланированного строительства количества МВт из 49 тыс. МВт должно также приходиться на возобновляемые источники энергии. По тому же пути пошел Siemens, хотя он и не занимается непосредственно производством электроэнергии. На состоявшемся в ноябре годовом собрании акционеров немецкого концерна Siemens его руководство, отказавшееся от какой-либо деятельности в сфере ядерной энергетики (скорее всего под давлением общественного мнения), назвало производство продуктов, связанных с охраной окружающей среды, одним из главных источников экономического роста концерна в будущем. Если в текущем году оборот «зеленого портфеля» достигнет 30 млрд. евро и превысит отметку в 40% оборота, то до конца 2014 года он превзойдет 40 млрд. евро.

В целом можно сделать вывод, что если Германия выдержит предстоящую финансовую нагрузку, то перспектива «зеленой энергетики» в этой стране становится вполне реальной. Но, как отмечается экспертами SWP, внутреннего спроса в Германии на возобновляемые энергетические технологии, а также технологии по повышению энергетической эффективности и охране окружающей среды в долгосрочном аспекте будет недостаточно, чтобы поддержать процесс трансформации немецкой экономики. Дело в том, что немецкая экономика ориентирована на экспорт и зависит от структуры рынков сбыта, особенно внутри ЕС. Поэтому успех немецкой модели зависит в значительной степени от соответствующих изменений на европейском уровне. В противном случае этот единственный в своем роде проект трансформации народного хозяйства может потерпеть неудачу.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Москве опять вспомнили о «Северном альянсе»

В Москве опять вспомнили о «Северном альянсе»

Андрей Серенко

0
752
Британия заключила маленькую победоносную сделку с Канадой

Британия заключила маленькую победоносную сделку с Канадой

Данила Моисеев

Борис Джонсон обозначил главным внешнеполитическим приоритетом своей страны Северную Америку

0
1010
Путин высказался по поводу проблем в избирательной системе США

Путин высказался по поводу проблем в избирательной системе США

0
443
Экономика России оказалась лучшей  среди худших

Экономика России оказалась лучшей среди худших

Анатолий Комраков

Владимир Путин назвал главные угрозы для мира

0
1296

Другие новости

Загрузка...