0
5041
Газета Идеи и люди Печатная версия

17.12.2012 00:00:00

"Стельные лосихи" отставных правозащитников

Борис Сварник

Об авторе: Борис Григорьевич Сварник - публицист.

Тэги: права человека, правозащитники


права человека, правозащитники Валерия Новодворская даже сравнивала Джохара Дудаева и его боевиков с героями «Трех мушкетеров».
Фото РИА Новости

Сравнительно недавно из Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека указом президента были исключены 15 человек, среди них – председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов и ряд других лиц. Одновременно совет был значительно расширен за счет новых членов, предварительно отобранных по итогам интернет-голосования и включенных в него по предложению президента.

«Болотное» полпредство

Этому событию предшествовали скандалы, когда прежние члены совета во главе с председателем Михаилом Федотовым отстаивали свое право формировать этот орган по своему усмотрению, принимая только тех, кто, как им кажется, соответствует неким известным только им одним «правозащитным» критериям. Главным из этих критериев выступает оппозиционность действующей власти. Любопытно, что президент, которого многие из вышеперечисленных деятелей не раз упрекали в авторитарности, в данном случае проявил себя как сторонник гласности и открытости, а правозащитники, именующие себя либералами и демократами, выступили сторонниками келейности.

Предыдущий состав совета отметился несколькими демонстративными деяниями, создавшими полное впечатление его превращения в некое полпредство «болотного» протестного движения при президенте РФ. Это подтверждается следующим обстоятельством. Практически все резолюции протестных митингов последнего года начинались с требования «освобождения политических заключенных». Составлением соответствующего списка занимались журналистка Ольга Романова и бывший парламентарий Госдумы Геннадий Гудков, лишенный депутатского мандата за занятия коммерческой деятельностью. Плод этих трудов был вручен председателю Совета по правам человека Михаилу Федотову и после одобрения последним оказался на столе у Дмитрия Медведева.

Примерно в то же время Владимир Путин заявил, что в нашей стране нет лиц, осужденных за свою политическую деятельность. Данный список наглядно это подтверждает. Так, включенные в него лица – Равиль Гумаров, Тимур Ишмуратов, Михаил Клевачев, Зара Муртазалиева, Лорс Хамиев, Фанис Шайхутдинов – были осуждены за совершение террористических актов или за подготовку к ним. Бывший начальник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин отбывает пожизненный срок за организацию заказных убийств. Есть также осужденные за мошенничество, вымогательство, убийства, военные преступления, участие в массовых беспорядках.

Тем не менее тогдашний президент Дмитрий Медведев поручил Генеральной прокуратуре проверить законность и обоснованность осуждения лиц, включенных в список. Оснований для пересмотра ни одного из соответствующих дел выявлено не было.

Даже в самой оппозиционной и правозащитной среде многие ее активисты, например, Владимир Милов и Юлия Латынина, выражали недоумение по поводу того, какими критериями руководствовались составители, включая в число политических заключенных те или иные фамилии.

«Рыцари чести»

Относительно Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других фигурантов «дела ЮКОСа» ситуация ясная: либеральная оппозиция выбрала эти фигуры в качестве символов противостояния «режиму Путина» и усиленно создает культ их личностей.

Что касается лиц, осужденных за террористическую деятельность, то здесь тоже не требуется особой проницательности; либеральная оппозиция исходит из принципа: враг моего врага – мне друг. Достаточно вспомнить, с каким усердием защищали «патентованные» правозащитники «президента» Чечни Джохара Дудаева и его приспешников. Так, Валерия Новодворская на полном серьезе уподобила Дудаева и его бандитов Д’Артаньяну и трем мушкетерам.

Другой правозащитник – Сергей Ковалев за свою деятельность на поприще поддержки «чеченского сопротивления» даже удостоился ордена «Свободной Ичкерии» «Рыцарь чести».

Журналист Андрей Бабицкий, в защиту которого дружно выступали правозащитники, писал: «Чеченцы перерезают горло солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к какому-то особо жестокому отношению к солдатам, но просто таким образом они пытаются сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения».

А вот к чему призывал другой журналист и правозащитник Борис Стомахин: «С Россией нет и не может быть никаких переговоров, о которых так много говорил Аслан Масхадов. Россию можно только уничтожить.

Убивать, убивать, убивать! Залить кровью всю Россию, не давать ни малейшей пощады никому, постараться непременно устроить хотя бы один ядерный взрыв на территории РФ – вот какова должна быть программа радикального Сопротивления, и русского, и чеченского, и любого! Пусть русские по заслугам пожинают то, что они плодили».

Когда же Стомахин был привлечен к уголовной ответственности, в его защиту немедленно выступили другие правозащитники. Так, Валерия Новодворская писала: «Да по той же причине наши храбрые гестаповцы берут Бориса Стомахина, по которой волчьи стаи при охоте отрезают от лосиного стада стельных самок и старых больных лосей. Легкая добыча. Мало кто вступится».

Хотелось бы знать, кто вступится в США – самой демократической, по мнению наших правозащитников, страны мира – за человека, который публично будет призывать убивать американцев, устроить на территории США ядерный взрыв и поддерживать акции Бен Ладена, подобно тому, как Стомахин поддержал захват школы в Беслане террористами и воспевал Шамиля Басаева?

Активист-вымогатель

Но есть еще одна категория «политзаключенных», поддержка которых со стороны правозащитников выглядит на первый взгляд загадочной. Так, недавно в Интернете (видимо, ни одна газета не захотела этот текст печатать) было размещено обращение, адресованное министру внутренних дел РФ, директору ФСБ РФ, председателю Следственного комитета РФ, генеральному прокурору РФ и другим высокопоставленным лицам.

Обращение подписано правозащитниками: Людмилой Алексеевой, Светланой Ганнушкиной, Алексеем Симоновым, Львом Пономаревым, Сергеем Ковалевым, Ольгой Романовой, главным редактором журнала «Российский адвокат» Роменом Звягельским, бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым, председателем организации «Союз десантников России» Валерием Востротиным и др.

В письме речь идет о якобы имеющем место преследовании активистов межрегиональной общественной организации «Справедливость». Фактически же письмо направлено исключительно на поддержку одного из них – заместителя правления МОО «Справедливость» Дмитрия Барановского, осужденного 10 февраля 2012 года Тверским районным судом города Москвы к 12 годам лишения свободы за вымогательство.

Между прочим, Барановский тоже входил в список так называемых политических заключенных и его дело проверялось Генеральной прокуратурой. Никаких нарушений не было найдено, а недавно в отношении него было возбуждено новое уголовное дело – по обвинению в мошенничестве.

Так что вроде бы уже можно и успокоиться. Но нет…

Кто же такой Барановский?

Детальное знакомство с биографией этого субъекта необходимо разве что тому, кто вознамерится написать авантюрный роман из криминальной жизни «лихих 90-х» с их захватом собственности, заказными убийствами и загадочными возвышениями криминальных «братков» до руководителей стратегических оборонных предприятий с последующей перепродажей государственных тайн спецслужбам США.

Вот лишь пара фрагментов из публикаций в солидной газете «Коммерсант»: «К 12 годам лишения свободы и штрафу в 500 тыс. руб. в доход государства приговорил вчера Тверской райсуд Москвы заместителя гендиректора одного из крупнейших российских оборонных предприятий – РАТЕП (входит в концерн ПВО «Алмаз-Антей»), видного активиста «Боевого братства» и общественной организации «Справедливость» Дмитрия Барановского. Он признан виновным в вымогательстве денег и имущества на десятки миллионов долларов у бизнесменов и чиновников. Защита осужденного назвала приговор несправедливым и намерена его обжаловать. Потерпевшие же считают, что Дмитрий Барановский получил то, что он заслужил».

«Следственное управление по Москве СКР предъявило новое обвинение заместителю гендиректора одного из крупнейших российских оборонных предприятий РАТЕП, видному активисту общественной организации «Справедливость» Дмитрию Барановскому, который в начале этого года уже был осужден за вымогательство имущества на десятки миллионов долларов. Теперь ему вменяются организация покушения на мошенничество и фальсификация доказательств с целью захвата участка земли в Красногорском районе Подмосковья».

Из других публикаций можно узнать об участии Барановского в криминальных разборках, захвате чужой собственности, причастности к заказным убийствам, его угрозах «отвинтить башку» своим оппонентам, утопить в нечистотах известного кинорежиссера Никиту Михалкова и многое другое. Единственное, о чем там не говорится – так это об участии Барановского в некоей «правозащитной деятельности».

По мнению экс-губернатора Московской области Бориса Громова, так называемая Межрегиональная общественная организация «Справедливость» служила лишь ширмой для организации клеветнических кампаний в отношении видных чиновников и бизнесменов Московской области, осуществлявшихся, как известно, с целью вымогательства. Никакой иной правозащитной деятельностью она вообще не занималась.

Адвокаты на общественных началах

Невозможно отделаться от впечатления, что правозащитников, подписавших очередное обращение в защиту Барановского, привлекли, скажем так, его неординарные возможности. Иначе чем объяснить, например, тот факт, что главный редактор журнала «Российский адвокат» Ромен Звягельский раз за разом посвящает на страницах своего издания восторженные панегирики Барановскому. Кроме того, г-н Звягельский почему-то взял на себя роль адвоката Барановского на общественных началах, не будучи таковым по существу. Известные адвокаты пришли в ужас от деятельности Звягельского, но не решаются его осудить публично – действует пресловутая корпоративная солидарность.

Этой же корпоративной солидарностью можно объяснить, судя по всему, участие в защите Барановского бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева и председателя организации «Союз десантников России» Валерия Востротина.

Валерий Востротин знал Барановского по службе в Афганистане. В его показаниях по уголовному делу Барановского имеется утверждение о том, что Барановский в боевых действиях участия не принимал, поскольку находился в Афганистане в период с весны 88-го по февраль 89-го, а это была фаза вывода войск. Что не мешает, впрочем, тому же Звягельскому усиленно лепить из Барановского образ героя афганской войны.

Что касается Людмилы Алексеевой, то она 15 апреля 2010 года провела пресс-конференцию, в которой также участвовали адвокат Барановского Ирина Грудинская и председатель МОО «Справедливость» Андрей Столбунов. Из выступления Алексеевой стало очевидным, что она просто не представляла, кто такой Барановский, поскольку утверждала, что он «не предприниматель, а работает в общественной организации». Трудно предположить, что Людмила Алексеева нашла время и юридические познания для того, чтобы вникнуть в многотомное уголовное дело Дмитрия Барановского и установить его «невиновность». Скорее всего «крючком», на который удалось поймать Алексееву подлинным авторам письма, стало утверждение о том, что активистов «Справедливости» якобы «преследуют» сотрудники ФСБ. КГБ – предшественник ФСБ – всегда был для Алексеевой и других правозащитников объектом демонизации.

А вот что заявила еще одна общественная защитница Барановского – Ольга Романова: «Я прекрасно знаю репутацию Барановского и «Боевого братства», но я за то, чтобы человека судили за то, что он сделал. В делах Барановского может много всплыть связанного с Громовым, с землей в Московской области. Сажая Барановского на такой огромный срок, из-под удара выводят многих действующих чиновников. Он политзаключенный, потому как его сажают не с целью наказать, а с целью убрать с наших глаз».

Странная логика. Получается, что Романовой известны какие-то иные «дела Барановского», помимо тех, за которые он был осужден. Быть может, ей было бы лучше сообщить об этом в правоохранительные органы? А то ведь так недалеко и до обвинения в укрывательстве преступлений...

Любопытно, что муж Романовой – Алексей Козлов выступал в судебном процессе по делу Барановского и заявил, что за прекращение своего уголовного дела, по которому Верховный суд в свое время изменил ему меру пресечения, выпустив из под стражи, он дал взятку некоему отставному генералу СВР в размере 1,5 млн. долл., а теперь желал бы эти деньги вернуть.

Тем же, кто защищает Барановского, надо думать, бескорыстно, следовало бы задать себе вопрос: кто именно смог организовать его «преследование» с таким размахом? В самом деле, преступления Барановского расследуют подразделения МВД и ФСБ, суд первой инстанции выносит приговор, Московский городской суд, где рассматривалась кассационная жалоба, оставляет приговор в силе, Генеральная прокуратура по поручению Дмитрия Медведева проверяет дело и не находит в нем нарушений, по итогам нового расследования возбуждается еще одно уголовное дело. Неужели в стране существует «некто», способный «по своему хотению» управлять всеми этими ведомствами. И кто бы это мог быть?

Заграница им не поможет

Однако попытки правозащитников выгородить крупного мошенника и вымогателя Барановского продолжаются. Судя по всему, эти люди исходят из известного принципа: «Заграница нам поможет».

Недавно Конгресс США одобрил так называемый закон Магнитского, который предусматривает санкции по отношению к российским сотрудникам правоохранительных органов, судьям и чиновникам, якобы причастным к смерти в тюрьме аудитора британской консалтинговой компании Firestone Duncan Сергея Магнитского.

В исходном варианте так называемого списка Кардина, составленного по инициативе американского сенатора Бенджамина Кардина, фигурировали прокуроры, следователи и судьи, так или иначе причастные к «делу Магнитского». Однако уже в следующих вариантах этого списка, появившихся в российских СМИ, откуда-то взялись прокуроры, следователи и судьи, выносившие постановления по делу Барановского. Таким образом, мошеннику и вымогателю Барановскому усилиями правозащитников каким-то образом удалось прислониться к тени покойного Магнитского в надежде обрести международную поддержку.

А поскольку «закон Магнитского» был восторженно встречен российскими правозащитниками, можно ожидать новых манипуляций в отношении означенных списков в интересах тех, кто способен за это хорошо «отблагодарить».

В качестве еще одной «жертвы» гонений на «Справедливость» в письме правозащитников называется председатель этой организации Андрей Столбунов. За что же «пострадал» этот «борец»? Оказывается, он был привлечен к уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта», совершенное руководителем общественной организации.

Дело в том, что суд обязал Столбунова снять с сайта «Справедливости» размещенные там клеветнические сведения, касающиеся лиц, пострадавших от вымогательства со стороны Дмитрия Барановского. Столбунов решение суда не исполнил, продолжая свою кампанию черного пиара в отношении означенных лиц. В этих материалах без всяких на то законных оснований известные и уважаемые люди именуются «членами организованной преступной группы» и им приписываются различные противоправные деяния. Фактически сподвижник вымогателя Барановского г-н Столбунов настойчиво воплощает в жизнь известный принцип: «Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется».

Наши правозащитники чрезвычайно обижаются, когда в СМИ появляются сведения об их двойном гражданстве, получении грантов от враждебных России организаций, готовности за соответствующую мзду посодействовать в отторжении от России тех или иных территорий, их дружбе с чеченскими сепаратистами и т.д. Но почему-то считают для себя вполне позволительным распространять клеветнические сведения в отношении тех или иных лиц, чем-то им не угодившим.

В результате мнимая правозащитная деятельность, как это было в случае со «Справедливостью», нередко становится элементом давления, шантажа и в конечном итоге – передела собственности.

С учетом всего сказанного не приходится удивляться, что само слово «правозащитник» оказалось в России дискредитированным. Простые люди не видят в этих деятелях защитников своих законных прав и интересов. Вместо этого в поле их внимания неизменно попадают террористы, мошенники, вымогатели, организаторы заказных убийств и откровенные враги России.

Невозможно представить, чтобы, например, американские борцы за права человека принялись выгораживать Бернарда Мейдоффа, приговоренного американским судом к 150 годам тюремного заключения за финансовые аферы, или каких-то подобных ему мошенников и аферистов. В США серьезные общественные деятели слишком дорожат своей репутацией, чтобы связать свое имя с подобными персонажами. В России же правозащитное движение превратилось в предельно нечистоплотный бизнес, где деньги, как известно, не пахнут. Печально, что многие люди хорошо знают об этом, но боятся сказать: ведь каждого, кто осмелится покуситься на «светлые» имена «столпов» правозащитного движения, либеральная общественность немедленно заклеймит как «негодяев» и «прислужников Кремля». Хотя давно бы пора признать очевидное: эти и им подобные люди работают не для простых российских граждан, а главным образом в интересах своих зарубежных спонсоров. И должны быть названы – на основании недавно принятого закона – теми, кем они всегда были и являются, – иностранными агентами.

И все же можно надеяться, что радикальное обновление Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека – событие знаковое. Уходят в прошлое люди, сделавшие себе карьеру на неприязни к России, тотальном отрицании ценностей государства и поддержке всех мыслимых и немыслимых оппонентов собственной страны, всех этих «стельных лосих», приносящих немалый приплод своим покровителям.

На смену им приходят общественные деятели, готовые заниматься проблемами конкретных людей, чьи права и свободы ежедневно попираются. В этом деле им хочется пожелать успеха. И тогда слово «правозащитник» будет наконец звучать гордо, как и должно быть, исходя из его высокого смысла.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Ярослав Вилков

0
708
Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Василий Столбунов

Эксперты обсудили итоги Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата

0
1055
Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

0
898
Строительная отрасль подошла к точке невозврата

Строительная отрасль подошла к точке невозврата

Сергей Коновалов

Надвигающийся кризис потянет за собой всю экономику, если не противопоставить ему меры государственного реагирования

0
639

Другие новости