0
12834
Газета Идеи и люди Интернет-версия

28.10.2016 00:01:00

Странности народного волеизъявления

Алексей Кавецкий

Об авторе: Алексей Борисович Кавецкий – адвокат, кандидат юридических наук, публицист.

Тэги: история, монументальное искусство, памятники, конституция, закон, референдум, демократия, общество


история, монументальное искусство, памятники, конституция, закон, референдум, демократия, общество Фото пресс-службы администрации города Орла

Казалось бы, что общего между исторической фигурой XVI века с неоднозначной репутацией – и актуальной проблемой, стоящей перед Россией ХХI столетия? Давайте поразмышляем.

В последние полтора года неожиданно всплыла и прочно вошла в повестку дня тема исторического аспекта монументального искусства. По-моему, началось с обсуждения необходимости установки памятника князю Владимиру – крестителю Руси, затем установка мемориальной доски Маннергейму в Питере, памятного знака на месте убийства Бориса Немцова (на доме, где он жил) и вот теперь – конная статуя Ивана Грозного в Орле.

С одной стороны, это просто всплеск моды. Увековечение в мраморе, бронзе, стали заметных политиков, полководцев, ученых существовало всегда. Как и низвержение этих скульптур, памятников в связи со сменой власти. Приходилось читать, что в Древнем Риме мраморные бюсты и сенаторов, и императоров просто разбивали после того, как менялись политические вкусы и оценки. Но происходило это так часто, а бюсты было так жалко, что в конце концов стали просто срезать с памятников и скульптурных портретов головы прежних кумиров и водружать благородные черепа новых правителей. Так что нет ничего нового, необычного в том, что, например, в августе 1991 года в Москве низвергали памятники советским вождям. Так было всегда и, думаю, будет еще долго.

Есть еще одна поучительная историческая притча. В 1815 году власти Пруссии обратились к российскому императору Александру I с просьбой дать согласие на установку в Берлине конной статуи царя. На что царь ответил: пройдут годы, и этот памятник обязательно сбросят наземь. Лучше постройте храм или назовите площадь моим именем. Так появилась знаменитая Александрплац.

Но это к слову.

Предмет этой публикации совсем иной: кто и в соответствии с какими процедурами принимает сегодня решения, затрагивающие интересы граждан нашей страны, – начиная с установки памятников историческим персонажам и заканчивая принятием Конституции. На первый взгляд – что за вопрос? Вы скажете: органы власти и местного самоуправления. И будете правы. Но лишь отчасти.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 3) предусматривает осуществление власти народом не только опосредованно – через упомянутые органы государственной власти и местного самоуправления, но и непосредственно – через референдум.

Как обстоят дела в современной России с этим единственным «высшим выражением воли народа»? Возьму на себя смелость сказать: никак.

Кто-нибудь знает о проведении референдумов в субъектах Федерации, городах, районах? Мне не приходилось слышать. Знаю о наивно-безуспешных попытках КПРФ провести референдум в Москве по поводу того же памятника Дзержинскому. Сказать, что конституционная норма, принятые в ее развитие законы о референдумах в субъектах Федерации – «мертвая буква», – значит проявить некоторое недопонимание. Эти законы живут. Продуктом их жизнедеятельности является совершенно очевидное состояние этого института демократии – его отсутствие как политико-правовой практики.

Современное государственное право зарубежных стран знает практику проведения референдумов. Чаще всего вспоминается Швейцария, вот теперь этот потрясший Европу брекзит. Поучительные уроки!

Так что же у нас? Существует несколько аспектов проблемы.

С одной стороны, государство, приняв законы о референдуме, дает возможность «подданным» напрямую выразить свое отношение к какой-либо важной, общественно значимой проблеме. И не просто выразить отношение – но и принять участие в ее окончательном разрешении. А с другой стороны, эта возможность остается только теоретической!

Прочитайте внимательно закон о референдуме РФ (№ 5-ФКЗ). Его проведение обставлено такими организационными сложностями, что он невозможен. Судите сами. Для начала должна быть создана инициативная группа в поддержку референдума, затем инициативные подгруппы в 50% субъектов Федерации должны в течение двух месяцев собрать не менее 4 млн подписей сторонников референдума. Затем подгруппы образуют инициативную группу федерального уровня. В свою очередь, федеральная инициативная группа должна в течение 45 дней собрать не менее 2 млн подписей в 50% субъектов Федерации (ч. 2 ст. 17). Причем число сборщиков подписей существенно ограничено (ч. 3 ст. 17). И все сопровождается регистрациями в ЦИКе, без какой-либо поддержки государственных органов, на свои собственные средства. Наконец, все выполнено. Ан нет, ЦИК направляет материалы президенту РФ, а тот передает их в Конституционный суд для окончательной проверки соблюдения Конституции при инициации референдума. Суд вправе, конечно же, вынести и отрицательный вердикт. И только после положительного заключения КС назначается референдум.

Согласитесь, малореальная перспектива, если только референдум не проводится по инициативе действующей власти… И это при том, что практически все фундаментальные вопросы политической жизни общества выносить на референдум РФ все-таки запрещено. На референдум не могут выноситься вопросы:

1) об изменении статуса субъекта (субъектов) Российской Федерации, закрепленного Конституцией Российской Федерации;

2) о досрочном прекращении или продлении срока полномочий президента Российской Федерации, Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации, а также о проведении досрочных выборов президента Российской Федерации, депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации либо о перенесении сроков проведения таких выборов;

3) об избрании, о назначении на должность, досрочном прекращении, приостановлении или продлении полномочий лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации;

4) о персональном составе федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов;

5) об избрании, о досрочном прекращении, приостановлении или продлении срока полномочий органов, образованных в соответствии с международным договором Российской Федерации, либо должностных лиц, избираемых или назначаемых на должность в соответствии с международным договором Российской Федерации, а также о создании таких органов либо назначении на должность таких лиц, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации;

6) о принятии чрезвычайных и срочных мер по обеспечению здоровья и безопасности населения.

А согласно ч. 10 ст. 5, на референдум РФ не могут быть вынесены и вопросы, отнесенные Конституцией, конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти. Как же быть, если и наиболее острые, и не такие уж жизненно важные, но уже входящие в компетенцию органов власти и управления вопросы не подлежат вынесению на общегосударственный референдум? Что же тогда обсуждать?

Вынужден признать, что при таком сложнейшем (пожалуй, еще более сложном механизме инициации референдума РФ, чем проведение выборов в федеральные органы власти) механизме проведения референдума выносить на обсуждение вопросы, без которых можно обойтись, – чистая глупость.

Неудивительно, что такие мероприятия должны быть весьма затратными. И это дает сильный козырь в руки их противников – денег и так нет, а тут еще эта «глупость»!

Стоимость проведения референдумов можно радикально сократить, если проводить их совместно с выборами в органы власти, местного самоуправления. Более того, можно ввести даже обязательность проведения референдумов в единый день выборов – федерального, регионального и районного (городского) уровней. Властям останется только отобрать вопросы для голосования. А это уже можно сделать на основе социологических опросов или голосованием в представительных органах. Однако ФКЗ № 5 прямо запрещает подготовку и проведение референдума одновременно (в том числе голосованием в один день) с федеральными выборами (ч. 5 ст. 23). А вот проводить одновременно два референдума по разным вопросам почему-то можно (ч. 5 ст. 23).

А вот закон о референдуме в Москве (от 2007 года, № 11 с дополнениями) более демократичен – например, позволяет совмещать референдум с выборами, проводить по единым спискам избирателей, проводить местные референдумы по совместной инициативе представительного органа самоуправления и главы местной администрации и т.д.

Главное, что фатально лишает народ возможности реализовать свое конституционное право на референдум, – запрет на инициацию референдума РФ и субъекта Федерации (по крайней мере в Москве) представительными органами государственной власти. Только граждане, организовавшись в инициативные группы, в кратчайшие сроки обязаны собрать немыслимое количество подписей (например – для референдума РФ – 2 млн подписей за 45 дней примерно в 40 субъектах РФ (ч. 2 ст. 17 ФКЗ № 5), да еще в строжайшем канцелярско-бюрократическом порядке! А в Москве – подписи 2% избирателей (около 100 тыс. человек) за 30 дней!

Люди откликнутся на призыв провести референдум в таком массовом и скоропостижном порядке только в том случае, если уж действительно «допечет» и вопрос будет стоять о радикальных изменениях в жизни общества. Но такой вопрос скорее всего окажется под запретом в силу закона. Круг замкнулся.

Между прочим, побочным положительным результатом совмещения референдумов и выборов будет увеличение числа участвующих в выборных мероприятиях. Если, конечно, чиновники проявят заинтересованность в достижении этих главных и побочных результатов.

Да, демократия – вещь не только содержательно сложная, предполагающая определенный уровень зрелости общества (помните гениальное выражение Плеханова о мельнице истории, которая должна смолоть муку, из которой только и можно спечь пирог социализма?), но и очень недешевая. Но надо выбирать: проводить мирового масштаба имиджевые спортивные шоу (а спорт высших достижений сегодня – вид шоу-бизнеса, мало что общего имеющий с популяризацией здорового образа жизни и конкретными мерами по внедрению физкультуры в жизнь миллионов наших сограждан), вводить должность девятого вице-премьера правительства, оплачивать бюджетными деньгами ершики для сортиров за 23 тыс. руб. (по публикации «Аргументов и фактов», № 42 за 2016 год) и тому подобные многочисленные примеры, вытащенные на свет ребятами из Общероссийского народного фронта, либо постепенно поднимать уровень демократичности нашего общества, шаг за шагом укрепляя нашу государственность, делая ее более устойчивой и современной, развивая политическую культуру и правосознание граждан.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Надежды на лучшее достигли в России исторического максимума

Надежды на лучшее достигли в России исторического максимума

Ольга Соловьева

Более 50% россиян ждут повышения качества жизни через несколько лет

0
818
Зюганов требует не заколачивать Мавзолей фанерками

Зюганов требует не заколачивать Мавзолей фанерками

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Стилистика традиционного обращения КПРФ к президенту в этом году ужесточилась

0
870
Доллар стал средством политического шантажа

Доллар стал средством политического шантажа

Анастасия Башкатова

Китайским банкам пригрозили финансовой изоляцией за сотрудничество с Москвой

0
1137
Общественная опасность преступлений – дело субъективное

Общественная опасность преступлений – дело субъективное

Екатерина Трифонова

Конституционный суд подтвердил исключительность служителей Фемиды

0
813

Другие новости