0
9713
Газета Идеи и люди Печатная версия

16.12.2020 19:37:00

Парадокс Спасителя. Россия может дать миру код построения новой цивилизации

Владимир Жебит

Об авторе: Владимир Александрович Жебит – инженер, кандидат психологических наук, автор исследовательского, социального и просветительского проекта «Нелинейные коммуникации».

Тэги: общество, деградация, потребительство. свобода, толерантность, образование, реформы, культурный код, российский этнос


общество, деградация, потребительство. свобода, толерантность, образование, реформы, культурный код, российский этнос Максимилиан Робеспьер подарил идею Liberté, Égalité, Fraternité, которая питала мир 200 лет. Сегодня в поисковых системах выскакивают лишь «свобода, равенство, братство кольца» или «спецназа». Жан Жозеф Веер. Ночь 9 термидора в Коммуне (деталь). 1897

Кажется, человечество приблизилось к рубежу, за которым находится новый мир, новая матрица жизни, вход в которую требует глубоких позитивных перемен в обществе и индивидуальном сознании. Однако очевидно, что все наоборот, а мир скоро будет напоминать пейзаж после битвы.

Потребление как высшая ценность

Уже с начала нового века стало понятно: общество деградирует как в человеческом, так и в духовном измерении, и прервать этот процесс уже не представляется возможным. Каковы вестники этой деградации? В первую очередь это полная и безоговорочная капитуляция общества перед идеологией потребительства и ее победное развитие в извращенных формах. Ее сила – в охвате всех уровней потребностей человека и воцарение на вершине общечеловеческой системы ценностей. Социальные психологи знают: то, что находится на уровне высших ценностей, практически не поддается вытеснению. Важно также знать, что когда потребительство охватывает и область сексуальных интересов, то не существует преград на пути тех, кто рвется к вершине.

Об этом когда-то написал великий мистик Даниил Андреев в «Розе Мира»: «Эти импульсы создают тяготение ко злу, свойственное почти каждому человеку, и способность подпадать обаянию зла в его различных видах, а иногда даже беспримесному злу, не маскирующемуся уже никакими личинами Блага». То, что в этой книге казалось страшной сказкой, сегодня все более напоминает становящуюся реальность. Но важно другое. Уже много сказано и написано по поводу насаждаемых западным обществом новых ценностей, направленных на разрушение ценностей традиционных, но нужно видеть в этом не слепой стихийный процесс, а железный план разрушения цивилизации и построения чего-то потустороннего.

Западное общество принимает эти перемены безропотно, под присмотром властей, в упаковке с надписью «свобода и толерантность» – свобода от всего и толерантность ко всему. Выдающиеся кинематографисты Мел Гибсон и Брэд Питт в своих откровениях, раскрывая изнанку Голливуда, предостерегали: в этом богатом и пресыщенном сообществе самым сильным мотиватором, соперничающим с финансовыми интересами, становится педофилия. Окно Овертона на глазах превращается в ворота для потерявших ориентацию людских стад и табунов. В порыве «свободы от всего» западное общество не заметило, что в своей устремленности оно уподобилось «панургову стаду» из романа Франсуа Рабле, с легкой руки героя романа добровольно махнувшему за борт корабля в морскую пучину, вслед за альфа-козлом. Апофеозом толерантности западного общества можно считать феномен Black Lives Matter в США, породивший новый ритуал – коленопреклонение и целование обуви афроамериканца.

Общества восточных и срединных культур, включая российское, дольше всех сохранявшие традиционные ценности, сегодня не в состоянии сдерживать напор цивилизации потребления и постепенно устремляются в потребительскую западню, чтобы быть «как те». Российские носители постсоветских комплексов еще на закате развитого социализма в разряд высших ценностей ввели приобщение к западному образу жизни. Сегодня ни чума и холера, ни всемирный потоп не остановят потоки рвущихся к пальмам людей, с вековечным «за что боролись» преодолевающих родимые пятна бедности и второсортности.

Карфаген не может быть разрушен

Вся история нашей цивилизации свидетельствует о том, что Высшая справедливость в устроении мира все-таки существует, Ее рука чувствуется во взлетах и падении империй, рождении гениальных личностей в больших и малых странах, в удивительной стойкости некоторых народов в череде войн и стихийных бедствий. Эта рука всегда контролировала пути цивилизации, не позволяя технологиям опережать и вытеснять духовность, ибо это могло бы привести к самоуничтожению человечества.

Не нужно быть историком или политологом, чтобы увидеть важную закономерность: во все века рождение империй было сопряжено с появлением их антиподов. Римская империя – Карфаген, Византия – Порта, Порта – Российская империя, Российская империя – Великая Британия, СССР – США и Великая Британия.

Современный Карфаген – это англосаксонский мир США, Британии, Западной Европы и стран Восточной Европы, мечтающих приобщиться к ним. Современный Третий Рим – это русский мир России и некоторых бывших советских республик, большая часть населения которых является носителями советского культурного кода.

Человеческая цивилизация всегда нуждалась в сдержках и противовесах, сохраняющих баланс интересов крупнейших империй и не допускающих неограниченного господства какой-либо одной. Это и является той экзистенцией, в соответствии с которой исчезновение одной из сторон баланса приводит к неизбежной деградации и краху второй. Подчиняясь этим закономерностям, из века в век происходит историческая смена победителей в борьбе государств за право стать во главе «пищевой цепочки» – заставить мир работать на себя. Именно поэтому такие отношения и конфликты принято относить к экзистенциальным.

Россия слишком долго остается таким противовесом на фоне рождающихся и исчезающих империй. Она всегда была донором и спасителем мира, но, подчиняясь некой библейской закономерности, вчерашние союзники и друзья с готовностью ее предают даже за весьма скромные сребреники. Это явление я называю парадоксом Спасителя, это когда в ответ на добро и спасение получают зло и предательство. Но парадокс ли это?

Бурные коды

За многими окружающими нас явлениями есть один скрытый фактор, который в среде интеллектуалов блуждает в виде размышлений о так называемых социальных кодах. Широкая аудитория иногда знакомится с этим фактором в форме понятий «культурный код», «национальный код» и т.п.

Можно предположить, что единый культурный код российского суперэтноса не только особо сложен, но и необыкновенно энергетичен, что позволяет ему, не меняясь, проносить сквозь века волю народа преодолевать самые тяжелые испытания. Печальную картину представляют собой некоторые этносы, добровольно или волей обстоятельств отошедшие от русского мира и начавшие собственный путь в новых национальных кодах. Этот путь всегда лежит через активное отрицание прежних ценностей, отказ от прежних универсальных языка и культуры, реконструкцию историографии и мифотворчество и… заканчивается у ворот нового суперэтноса.

Даниэль Баренбойм – выдающийся музыкант современности – в одном из недавних интервью подчеркивал, что в музыкальных произведениях почти всегда можно угадать национальность композитора, поскольку родной язык необыкновенным образом отражается на рисунке (читай – структурном коде) его музыки.

В качестве еще одного из подобных умозаключений интересен фрагмент из монографии Людмилы Пучко, посвященной многомерной модели человеческого организма: «В настоящее время методами лингвистической генетики и математической лингвистики выявлено, что последовательности нуклеотидов ДНК хромосом являются речеподобными структурами, взаимодействующими с сознанием и речью человека. Языки генома (ДНК хромосом) и человеческая речь имеют общие корни и универсальную грамматику. Предполагается, что солитонное поле ДНК хромосом может служить волновым посредником между внешними кодами человеческой речи и внутренними кодами хромосомного аппарата». Упрощенно это следует понимать примерно так: структура языка определяется на уровне ДНК хромосом. ДНК влияет на язык, язык влияет на ДНК. Таким образом, любые изменения в том или ином языке отзываются на структурах ДНК его носителей.

Особенности русского языка, как и интегрированной культуры русского мира, соответствуют кодам, заложенным в ДНК его представителей, а коды, в свою очередь, связаны с программным обеспечением, регулирующим существование российского суперэтноса. Этот фактор пока никто не учитывал, но до тех пор пока эта версия не изучена до конца, нужна большая осторожность в проведении реформ как русского языка и системы образования, так и социокультурных реформ в целом. Еще предстоит оценить последствия внедрения болонской системы образования, ЕГЭ и прочих новаций, осуществлявшихся чиновниками без участия медиков, биологов и генетиков.

При культивировании английского языка в среде русскоговорящего населения осуществляются постепенная деформация и вытеснение русской лексики с неизбежными записями в ДНК. Интересно было бы определить ущерб от навязчивого употребления слова-выродка «круто» (амер. «cool»), подменившего собой целый спектр позитивных понятий, таких как «хорошо», «красиво», «великолепно» и т.п. Это слово наряду с американизмами WOW и Okay стало кодовой фишкой «свой–чужой» в среде людей, демонстрирующих свою приверженность «передовому» сообществу, конвергентному западной культуре. Без всяких исследований очевидно, что победоносное усекновение словарного запаса молодого поколения россиян катастрофически отразилось на его интеллектуальных способностях.

Коды добра и зла

Пытливый русский ум давно задается вопросом, почему на протяжении веков его страна является объектом ненависти и посягательств со стороны своего геополитического окружения. Почему столь настойчиво и тщательно затушевываются представления о российской истории, российской культуре и российском народе. В своем видении этого явления общество разделилось на три лагеря мнений: «Происки врагов», «Россия сама виновата» и «Россия виновата уж тем, что она есть». Идя по пути развития подобных представлений, мы приближаемся к глубинам, до поры хранившим тайну об истоках и миссии русской цивилизации, а значит, разгадку причин экзистенциальной ненависти западного – англосаксонского мира к русскому миру, бережно сберегающему в себе все разнообразие языков и культур своих народов.

Повторюсь, ДНК влияет на язык, язык влияет на ДНК. А следовательно, может, пора признать: этносы имеют более глубинное различие, чем считалось ранее. Или генетики чего-то не договаривают, опасаясь обвинений в расовой нетолерантности с последующими судебными издержками.

Возможно, африканцы являются чернокожими не от солнечной радиации, они просто генетически «с другой планеты»? И тогда не надо рассказывать, что все европейцы произошли от черной африканской мамы с последующим побелением, надо лишь поглубже заглянуть в человеческий геном. Забавные уловки в виде запрета слова «негр» или культивирование кинообразов чернокожих английских аристократов и средневековых рыцарей никогда не решит расовых проблем. Эти проблемы будут существовать всегда, по крайней мере до тех пор, пока общество не признает темнокожих людей самодостаточной частью человечества с ее правом быть непохожими на других, быть самостоятельной цивилизацией, выполняющей собственную миссию на этой планете.

Поразительные результаты исследований распределения кодов ДНК человечества в процессе многовековой миграции позволили по-новому взглянуть на исторические факты. Сквозь сложное переплетение исторических взаимоотношений англосаксонского и русского миров проступает двуядерная основа их антагонизма как противоречивая связь между представителями гаплогруппы R1a (арийцы – ядро русского мира) и гаплогруппы R1b (эрбины – ядро англосаксонского мира) – двух ветвей одного древа древней арийской цивилизации. В основе гомеостаза восточной цивилизации (гаплогруппа R1a) доминировали программы, обеспечивающие мягкое освоение пространств и культурное просвещение народов с сохранением их особенностей. В противоположность этому в гомеостазе западной цивилизации (гаплогруппа R1b) в качестве доминантной выступала конкиста – программа силового завоевания территорий через истребление местных этносов с последующим захватом ресурсов.

Вся история развития этих двух цивилизаций является подтверждением их глубокого и непримиримого различия, до сих пор отражающегося на развитии остального мира. В контексте этого определенный символизм можно найти в различии судеб двух великих представителей западной и восточной цивилизаций – Джеймса Кука и Николая Миклухо-Маклая. По преданию, первый был съеден аборигенами, второй – ими же обожествлен.

Все вышесказанное является лишь авторской версией, но если все мировые события последнего тысячелетия выстроить в единую цепь, можно увидеть глубокую закономерность в великом экзистенциальном противостоянии восточноевропейской и западноевропейской арийских цивилизаций, относительно которого все остальные события, происходящие в мире, являются лишь производными. При этом абсолютно ясны позиции обеих сторон в дихотомии добро/зло.

Код национальной идеи

Все вышесказанное не стоит выеденного яйца без разговора о том, что делать. Это старинный русский вопрос, который воспроизводится каждый раз, когда русские задаются мыслью о том, что же натворили на самом деле. В среде зарубежных интеллектуалов да и среди некоторых отечественных принято упрекать русских в том, что они живут с головой, повернутой в прошлое, а смотреть надо в будущее.

Все это было бы логично, если бы не одно «но». Русские – самая рефлексирующая нация в мире, нам присущи самые жестокие угрызения совести. В постоянной повернутости в прошлое заключена наша потребность в самокопании, сравнении и переоценке ценностей, проникновении в самих себя. Именно здесь, в глубинах никем не понятой русской души, заключены огромные ресурсы духовного роста, именно этому свойству русской нации обязаны своим величием такие гении, как Федор Достоевский и Лев Толстой, задевшие за живое весь остальной мир, не слишком замороченный поисками смысла жизни и лукаво подменивший глубинное понятие «смысл» размытым понятием «смыслы».

Сегодняшнее своеобразие заключено в том, что, кажется, впервые в истории мир не имеет концепции будущего. Хлипкая надежда на приход цифрового общества, которое все определит, лишь дешевое плацебо, подменяющее собой генерализованную идею дальнейшей жизни. Идея неограниченного потребительства, державшая англосаксонский мир на плаву весь ХХ век, тихо скончалась под нарастающими ударами стихий загубленной природы, развращенных душ и обломков христианской веры.

Liberté, Égalité, Fraternité – идея, подаренная миру Максимилианом Робеспьером, питавшая мир 200 лет, осталась всего лишь исторической вехой. (В сегодняшних интернет-поисковиках в первых строках выскакивают лишь «свобода, равенство, братство кольца» или «спецназа».) В идее Робеспьера был заключен социальный код, содержавший колоссальную энергию, и человечество не сразу догадывалось, что это не светлая материя созидания, а темная энергия разрушения. С этим кодом в наше время предстоит окончательно разобраться. Попробуем осмыслить.

Liberté – да, Fraternité – да, Égalité… Опираясь на исторический опыт ХХ века, можно уверенно заявить, что именно компонент «равенство» погубил мечту европейских просветителей и революционеров о светлом будущем мировой цивилизации и превратил роскошную идею в тусклую утопию. Ключ к разгадке прост: «равенство» существует только в математике, ни физика, ни биология, ни социология не знают этого понятия, ибо вся вселенная построена по принципу иерархизма, лежащего в основе модели жизни, созидания и преемственности. То есть «равенство» – это против природы, это – от лукавого. «Равенство» – это камуфляж для тех, кто не чист совестью, кто скрывает тайные намерения возвыситься.

Идея равенства в ХVIII веке обернулась для Франции морем крови под страшным орудием Жозефа Гильотена, в ХIХ веке – кровью народных восстаний в Европе, Азии и Америке, в XX веке – кровью Гражданской войны в России, фактически не принесшей ни свободы, ни равенства, ни братства. Все победы угнетенных над их угнетателями под знаменем равенства всегда заканчивались воцарением еще более страшного рабства. Но только сейчас человечество начинает понимать всю дьявольскую подноготную этого понятия.

Мы вступаем в эпоху последних надежд на спасение англосаксонского мира, когда против русского мира будут брошены все средства уничтожения вплоть до самых крайних. Эпидемия коронавируса лишь пробный камень в практиках депопуляции и геноцида, за ним будут следующие, более страшные.

Применительно к России то, что не сделает тупая атомная бомба, деликатно сделает невидимый вирус. Двойным ударом. Ведь помимо людских потерь достаточно пары-тройки тотальных карантинов, чтобы без всяких военных действий рухнула и без того слабая сырьевая экономика, составляющая жалкие 1,89% мирового ВВП по номиналу (по данным МВФ за 2019 год). Интересно, неужели государственные мужи, вершащие российскую политику, протягивающие руку дружбы «партнерам», официально объявившим их страну врагом, не понимают, что делают, и не осознают своего места?

Все участники мировой политики – от крупных игроков до мелких подавальщиков мяча – презирают бедных. Россия, веками сидящая на несметных богатствах, сегодня не строит реальную экономику с заводами и фабриками, а предпочитает торговать ресурсами и возводить стадионы, на которых скоро некому будет играть в футбол. Только заводы и фабрики, а не стадионы, делают страну богатой, сильной и привлекательной для мелких попутчиков. Именно попутчиков, так как друзья бывают только у богатых, а бедных быстро лишают лавров победителей в войнах и голосов в Совете Безопасности ООН.

И тем не менее своеобразие текущего момента заключается в том, что весь западный мир сегодня кожей чувствует, что выход из мирового тупика будет найден Россией, и это в очередной раз подтвердит ее миссию спасителя мира, окончательно лишив Запад власти над остальным человечеством.

В ХХI веке Россия может дать миру новый ориентир – код построения новой цивилизации, где наверняка будут и свобода, и братство, но идея всеобщего равенства будет заменена идеей всеобщей справедливости. Ведь построение царства справедливости во все века было главной национальной идеей русского мира.

На фоне хора ультралиберальных моралистов, «знающих, как надо» и готовых по первому сигналу приступить к «решению» внутрироссийских проблем, рискну сформулировать нечто похожее на заповеди, которые помогли бы новому поколению российских политиков-державников вести великую страну сквозь дым грядущих испытаний:

1. У сверхдержав нет друзей, есть лишь враги, попутчики и вассалы, готовые предать.

2. Смейся в лицо тому, кто скажет, что твоим врагам не до тебя.

3. Не спрашивай, против кого идет чужая война: она идет против тебя (парафраз Дж. Донна). 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Высшее образование гражданам теперь не по карману

Высшее образование гражданам теперь не по карману

Ольга Соловьева

Школьники уходят в колледжи и техникумы из-за растущей бедности

1
4095
Что происходит на далекой и близкой Кубе

Что происходит на далекой и близкой Кубе

Эмиль Дабагян

Александр Резников

Почему на Острове свободы наступил "перегрев социального котла"

0
2374
Родителей напугали цифровым слабоумием у детей

Родителей напугали цифровым слабоумием у детей

Наталья Савицкая

Министр просвещения пытается договориться с общественностью о подходах к дистанту

0
2188
В КНР объявили войну репетиторам и ночным зубрежкам

В КНР объявили войну репетиторам и ночным зубрежкам

Владимир Скосырев

Китайская Компартия решила повысить рождаемость защитой школьников от стрессов

0
2828

Другие новости

Загрузка...