0
5584
Газета Идеи и люди Печатная версия

24.03.2021 17:01:00

"Афганский проект" сближает Исламабад и Анкару

Возникновение российско-турецко-пакистанской коалиции – дело времени

Энгин Озер

Об авторе: Энгин Озер – турецкий политолог. Анкара

Тэги: турция, пакистан, стратегическое партнерство, китай, афганистан


турция, пакистан, стратегическое партнерство, китай, афганистан Премьер-министр Пакистана Имран Хан и президент Турции Тайип Эрдоган во время церемонии подписания соглашения в Исламабаде, 14 февраля 2020 г. Фото REUTERS

Пакистан и Турция стремительно наращивают стратегическое взаимодействие. Активное сотрудничество двух стран опирается не только на исторический опыт, но и на новые экономические и инфраструктурные проекты, меняющие региональную картину мира. Прежде всего речь идет о китайском проекте «Один пояс – один путь», важными элементами которого являются Исламабад и Анкара. Общие интересы делают неизбежным усиление интереса Турции к афганской проблеме, где также следует ожидать более тесного пакистано-турецкого взаимодействия, возможно, с участием России.

Истоки стратегического партнерства Турции и Пакистана следует искать в событиях 100-летней давности. В период турецкой войны за независимость (1919–1922) именно из региона, известного как «мусульмане Индии» (территория нынешнего пакистанского государства), в Турцию поступала финансовая помощь, которая позволила прекратить иностранную оккупацию Анатолии. Ответное чувство благодарности Анкары создало платформу будущего пакистано-турецкого сотрудничества, основанного на взаимном доверии и верности союзническим обязательствам.

Эти отношения сохранялись даже после 1977 года, когда генерал Мухаммед Зия-уль Хак совершил государственный переворот в Пакистане. Анкара не поддержала действия путчиста, тогда пакистано-турецкие отношения оказались в наихудшем состоянии за всю их историю. Тем не менее генерал Зия-уль Хак не рискнул совсем прервать контакты с Турцией. Кстати, после переворота в Исламабаде он отказывался общаться со всеми иностранными журналистами, за исключением турецких. Более того, известная турецкая журналистка Атие Кубанлы не только получила эксклюзивную возможность взять интервью у Зия-уль Хака, но генерал даже разрешил ей встретиться с семьей бывшего премьер-министра страны Зульфикара Али Бхутто.

Длительное время основой партнерства Анкары и Исламабада было сотрудничество в военной сфере. До 2016 года оно развивалось в традиционных формах: содействие в подготовке военных и полицейских кадров, обмен военными делегациями и т.д. Стоит отметить, что не менее 1500 пакистанских офицеров прошли обучение в турецких военных академиях. Расширению пакистано-турецкого сотрудничества препятствовали скромные показатели в экономической области: до 2018 года ежегодный товарооборот между двумя странами составлял менее 1 млрд долл.

Ситуацию позволила переломить опять-таки военная составляющая в отношениях Анкары и Исламабада. С развитием турецкой оборонной промышленности пакистанская армия превратилась в одного из ее важных потребителей. В 2018 году был подписан договор на поставку Пакистану из Турции четырех боевых кораблей типа «корвет» и 30 ударных вертолетов. Общий объем этих сделок достиг 2,5 млрд долл. Турецкая полиция начала также обучать своих пакистанских коллег некоторым техническим новациям. Пакистанские эксперты по борьбе с терроризмом стали на регулярной основе делиться опытом с турецкими антитеррористическими службами.

Сегодня можно с уверенностью утверждать, что многолетнее сотрудничество в военной сфере и сфере безопасности стало несущим каркасом пакистано-турецкого стратегического партнерства. Так, например, в 2018–2020 годах турецкие и пакистанские военные провели несколько военно-морских учений, а во время недавней 44-дневной войны в Карабахе премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил о готовности оказать военную поддержку Азербайджану – союзнику Турции.

В последние годы взаимодействие Анкары и Исламабада приобретает новые измерения. Пакистан, например, оказывает поддержку турецким кампаниям в проведении разведки месторождений нефти и газа в Восточном Средиземноморье. Однако превращение исторической пакистано-турецкой дружбы в стратегическое партнерство все же связано с новым геополитическим проектом Пекина «Один пояс – один путь».

В 2013 году Анкара решительно выразила готовность участвовать в этом грандиозном китайском проекте, частью которого также является Пакистан. Это не могло не привести к кризису в турецко-американских отношениях. Можно сказать, что если оккупация Ирака войсками США образовала трещину в турецко-американских отношениях, а разногласия по Сирии в 2014–2015 годах эту трещину сделали глубже, то присоединение Турции к китайской инициативе «Один пояс – один путь» превратило эту трещину в пропасть.

Очевидно, что турецкое участие в инициативе Пекина неизбежно вызовет серьезное изменение баланса сил в регионе. Сегодня 96% из 10 млн контейнеров, отправляемых ежегодно из Китая в Европу, перевозится по морю. Участие Турции в качестве «центрального коридора» китайского проекта позволяет в три раза сократить сроки транспортировки грузов, что не только удешевляет товары, но и способствует их более быстрому выходу на европейские рынки. Поэтому не случайно администрация Пекина делает особую ставку на турецкий «центральный коридор».

Пакистан, являясь частью Китайско-пакистанского экономического коридора – важнейшего элемента инициативы «Один пояс – один путь», – также играет в проекте стратегическую роль. Судя по всему, серьезной альтернативы Турции и Пакистану в глобальных инфраструктурных планах Китая нет. И это обстоятельство самым непосредственным образом влияет на укрепление пакистано-турецкого стратегического партнерства.

Еще одним фактором, влияющим на самое тесное сотрудничество Анкары и Исламабада, обещает стать афганская проблема. После вывода из Афганистана большей части американского воинского контингента в регионе возникла обеспокоенность по поводу возможного усиления хаоса в этой стране. Возникает запрос на силу, способную заполнить остающуюся после ухода США пустоту, а также оказать содействие миротворческим проектам в Афганистане. Такой силой вполне может стать турецко-пакистанский тандем.

Представляется, что помимо обучения афганской армии и полиции вне рамок миссии НАТО миротворческая миссия в составе турецкого и пакистанского военного контингента может навести порядок в Афганистане и решить проблемы безопасности для региона в целом.

В центральных (Кабул) и северных регионах страны (Мазари-Шариф), жители которых говорят на тюркских диалектах, стабильность может поддерживаться за счет расширения зоны ответственности турецкой армии. В свою очередь, пакистанская армия может делать то же самое в южных и восточных (пуштунских) регионах Афганистана (Кандагар, Нангархар и т.д.). После решения проблем с безопасностью в Афганистане возникнут реальные предпосылки для реализации крупных экономических и инфраструктурных проектов. Подключение к ним хотя бы двух-трех стран уже создаст возможности для быстрого развития афганского экономического потенциала.

Миротворческий проект Турции и Пакистана в Афганистане наверняка поддержат многие страны региона. Выгоден он и Москве. Пока мы вряд ли можем назвать турецко-российское сотрудничество союзническим – это скорее напоминает взаимовыгодное партнерство. Однако, как показывает недавний опыт в Сирии и Карабахе, и такой формат взаимодействия Москвы и Анкары, основанный на прагматичном учете взаимных интересов, может принести хорошие результаты. Повторение такого опыта в Афганистане представляется перспективным, тем более что обе страны придерживаются единого мнения относительно необходимости сокращения американского влияния в пространстве своих геополитических интересов. Учитывая, что в последние годы происходит сближение Москвы и Исламабада в сфере обороны и политики, можно предположить, что возникновение тройственной российско-турецко-пакистанской коалиции для решения афганской проблемы лишь дело времени.

Нестабильный Афганистан – это реальная угроза инфраструктурным проектам Китая с участием Пакистана и Турции, а также потенциальная угроза интеграционным проектам России на постсоветском пространстве (в Центральной Азии). Если Москва, как говорят некоторые эксперты, планирует не только укрепление, но и расширение проекта Союзного государства с Белоруссией за счет присоединения к нему новых участников (Киргизии, Таджикистана и др.), то умиротворение Афганистана становится для российской власти одной из приоритетных задач. И здесь россиянам без сотрудничества с турецкой и пакистанской сторонами не обойтись. 

Анкара


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Китайский "Смерч" переброшен к границе с Индией

Китайский "Смерч" переброшен к границе с Индией

Владимир Скосырев

Пекин сигнализирует Дели, что не пойдет на уступки

0
340
Интерес Турции к украинской проблеме имеет свою цену

Интерес Турции к украинской проблеме имеет свою цену

Как в отношения Москвы и Анкары вернулся кризис доверия

0
411
Нельзя допустить, чтобы Татарстан погрузился в Средневековье

Нельзя допустить, чтобы Татарстан погрузился в Средневековье

Диляра Ахметова

От чего Духовное управление мусульман РФ отговаривает президента республики

0
559
Тафсирная война муфтиев

Тафсирная война муфтиев

Роман Силантьев

Зачем Гайнутдин атаковал своего татарстанского коллегу

0
505

Другие новости

Загрузка...