0
8935
Газета Идеи и люди Печатная версия

17.01.2022 19:35:00

Преступность стоит на паузе. О наиболее заметных криминальных тенденциях ушедшего года

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (Владивосток).

Тэги: преступность, криминал, межэтнические конфликты, мигранты, контрафакит, торговля, антикоррупционная квота


преступность, криминал, межэтнические конфликты, мигранты, контрафакит, торговля, антикоррупционная квота 2021 год был ознаменован массовыми межэтническими побоищами между мигрантами. Фото с сайта www.мвд.рф

Второй год подряд отечественным правоохранителям, несмотря на пандемию и продолжающийся экономический кризис, удается сдерживать разгул преступности. Во всяком случае, так утверждает сайт МВД России. В частности, за неполный год рост преступности был отмечен лишь в 31 из 85 регионов страны. В общей сложности на статучет было поставлено более 1,8 млн различных преступлений (–2%), 803,6 тыс. из которых так и остались нераскрытыми (из них треть составляли тяжкие и особо тяжкие). В результате совершенных злодеяний погибли 21,6 тыс. человек, а еще 30,1 тыс. были покалечены. Более чем на 64% вырос объем причиненного материального ущерба (766 млрд руб.). Большая его часть – последствия экономических преступлений, которых набралось 107,1 тыс. (+4% к 2020 году), две трети из которых – тяжкие. Впрочем, чисто экономических правонарушений (гл. 22 УК) оказалось лишь 41,1 тыс.

Судя по обнародованным данным, заметный прирост произошел по части экстремизма и телефонного терроризма, организации незаконной миграции и коррупции (в основном за счет взяточничества), киберпреступности и мошенничества (ч. 2–7 ст. 159 УК), неуплаты алиментов и хулиганства, оборота немаркированной продукции и контрабанды. Выявляемость остальных видов преступлений находилась в пределах статистической погрешности. Причем подобный расклад сохраняется уже не первый год.

Учитывая однообразие ведомственных отчетов о состоянии преступности в стране, проанализируем наиболее заметные криминальные тенденции ушедшего года.

Мигранты

Минувший год ознаменовался массовыми межэтническими побоищами в столичном регионе, участниками которых являлись молодые гастарбайтеры из Средней Азии (в основном из Кыргызстана и Узбекистана). По этим фактам было возбуждено 10 уголовных дел по ч. 2 ст. 213 УК (хулиганство), а 400 иностранцев привлечены к административной ответственности. В центрах временного содержания в ожидании выдворения из страны находятся 252 мигранта. В общей сложности за 11 месяцев иностранцами – преимущественно из СНГ – было совершено 33,7 тыс. преступлений, в то время как в отношении них самих лишь 14,6 тыс.

Виртуальное воровство

Снятие карантинных ограничений повлияло на активность различных мошенников. За девять месяцев Центробанк обнаружил 1,6 тыс. нелегальных финансовых организаций, из которых 682 – черные кредиторы, 520 – нелегальные участники рынка ценных бумаг (в основном форекс-дилеры) и 424 – финансовые пирамиды. Среди последних более 20 пирамид существовало в форме инвестиционных онлайн-игр: человек должен зарегистрироваться в экономическом проекте с возможностью вывода средств, сделать взнос и купить определенного персонажа (или виртуальную недвижимость), который и будет приносить ему доход. Однако для выплат вознаграждения число участников проекта должно постоянно расти. Игра может существовать только за счет новых взносов, поэтому ее участников побуждают всячески привлекать новых игроков, в том числе через блоги и социальные сети. При этом на сайтах таких проектов отсутствует какая-либо информация об их организаторах (они полностью анонимны).

Несмотря на то что большинство финансовых пирамид перекочевало в интернет, остается немало организаций с реальными офисами (потребительские кооперативы), завлекающих клиентов заоблачными процентными ставками в качестве альтернативы обмельчавшим банковским вкладам. Однако наивные граждане рискуют не только не заработать, но и вовсе лишиться вложенных средств.

Немало средств похищается также со счетов граждан. По подсчетам ЦБ, в третьем квартале прошлого года количество банковских операций без согласия клиентов выросло в 1,4 раза в годовом выражении, до 256,2 тыс., а их объем увеличился на 18,5%, до 3,2 млрд руб. При этом вернуть удалось всего 7,7% украденных мошенниками денег. Более чем в 40% случаев злоумышленники использовали методы социальной инженерии, то есть старались выведать реквизиты платежных карт у их владельцев по телефону. По данным МВД, количество кибермошенничеств за 11 месяцев перевалило за 225 тыс. случаев.

Опасный контрафакт

По оценкам компании BrandMonitor, объем торговли контрафактом в минувшем году достиг 4–6,5 трлн руб., или 4–6% ВВП РФ. Из них около 40% – это продажи поддельных продовольственных товаров и 60% – непродовольственных. Несмотря на существующий стереотип об интернете как основном канале сбыта контрафакта, исследователи утверждают, что только 10-ю часть подделок продают онлайн, а все остальное – через обычные магазины. В структуре продовольственного контрафакта на интернет приходится менее 2%, а непродовольственного – около 15%. При этом цифры существенно варьируются в зависимости от группы товаров.

Наибольшую общественную опасность представляет лекарственный и спиртосодержащий контрафакт. По данным Росздравнадзора, за девять месяцев из обращения было изъято 152 серии 96 наименований недоброкачественных лекарств (в основном таблеток отечественного производства). Количество пострадавших от их употребления пациентов неизвестно.

Массовые отравления суррогатным алкоголем с летальным исходом после иркутского «Боярышника» (декабрь 2016 года) уже стали обыденностью. В минувшем году от паленой водки или спирта в отдельных регионах страны умерло несколько десятков человек. Отправивших их на тот свет продавцов зелья впоследствии задержали, но организаторы нелегального алкобизнеса остались на свободе.

Кстати, с 1 декабря появилась уголовная ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку или продажу товаров (в том числе продовольственных) с использованием поддельной маркировки в крупном размере (на 2,2 млн руб.). За это могут не только оштрафовать до 300 тыс. руб. (для продовольственных товаров – до 400 тыс.), но и лишить свободы на срок до трех лет вкупе со штрафом в 80 тыс. руб. Столь незначительное наказание вряд ли остановит теневых дельцов, получающих многомиллиардные доходы от своей деятельности.

Антикоррупционная квота

Несмотря на наметившийся прирост числа выявляемых коррупционных преступлений, количество посадок статусных чиновников остается стабильным (в пределах кем-то установленной квоты). По данным Следственного комитета РФ, за девять месяцев в суд ушли уголовные дела в отношении 331 лица с особым правовым статусом (за девять месяцев 2020 года – 338). Среди них оказались 83 муниципальных и 8 региональных депутатов, 86 глав муниципалитетов, 42 члена избиркомов, 11 следователей и руководителей следственных органов СК, 18 их коллег из МВД, 19 прокуроров и 7 судей. Спрашивается: а где же тогда федеральные и региональные чиновники, о многочисленных злоупотреблениях и несметных богатствах которых пишут СМИ?

Неиссякаемый поток

Согласно сентябрьскому опросу Левада-Центра (признан иностранным агентом), более половины из 1,6 тыс. респондентов в возрасте до 40 лет не чувствуют себя под защитой закона, что соответствует показателю 2010 года. Чаще всего граждане не чувствуют себя защищенными, поскольку законы вольно трактуются теми, кто находится у власти (49%), они писаны не для всех (42%), из-за коррупции невозможно рассчитывать на объективное рассмотрение дела в суде (39%) и потому, что у населения нет средств воздействовать на власть (27%). При этом 74% россиян согласны с тем, что многие чиновники сегодня практически не подчиняются законам (в 2011 году согласных с этим утверждением было 85%).

Самой популярной точкой зрения о том, на что направлены усилия правоохранительных органов, стало то, что они работают на обеспечение интересов власти. В отношении сотрудников спецслужб так высказались 44% россиян, Генпрокуратуры – 41%, а полиции – 38%. Еще по 20% предполагают, что они занимаются удовлетворением собственных интересов.

Общий бюджет правоохранительных ведомств в текущем году превысит 2,8 трлн руб. (+19% к 2021 году), или 2% ВВП РФ, половина из которых достанется МВД. Помимо бюджетных ассигнований, полиции добавили еще и властных полномочий. В конце года президент наделил ее правом вскрывать автомобили и проникать в жилые/нежилые помещения граждан и организаций (ФЗ № 424 от 21.12.21). Надеемся, что щедрое финансирование и новый инструментарий будут использованы ею лишь для поддержания правопорядка и повышения раскрываемости тяжких преступлений, уровень которой по-прежнему хромает. 

Владивосток


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков. Экономические показатели Китая заметно снижаются, власти КНР не согласны с заявлениями Запада по Сенкаку

Константин Ремчуков. Экономические показатели Китая заметно снижаются, власти КНР не согласны с заявлениями Запада по Сенкаку

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 16.05.22

0
3200
Апрельский обвал импорта оценили в 70%

Апрельский обвал импорта оценили в 70%

Анастасия Башкатова

Чем оперативнее власти наладят альтернативные поставки, тем быстрее получится смягчить шок

0
2924
Оппозиционеров стали чаще сажать, чем изгонять

Оппозиционеров стали чаще сажать, чем изгонять

Иван Родин

Убежавшие от "закона о военных фейках" эмигранты пообщаются в Вильнюсе

0
2324
Китайские карантины и украинский конфликт угрожают российским перевозкам

Китайские карантины и украинский конфликт угрожают российским перевозкам

Ольга Соловьева

Глобальный логистический кризис затронет мировую торговлю на 22 триллиона долларов

0
2915

Другие новости