0
9806
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

28.12.2022 19:23:00

Появление раиса Татарстана закрывает парад суверенитетов в России

Попытка республики сохранить атавизм 90-х оказалась безуспешной

Сергей Коновалов

Об авторе: Сергей Ильич Коновалов – политолог.

Тэги: татарстан, президент, раис, исторический контекст, перестройка, ельцин, суверенитет


татарстан, президент, раис, исторический контекст, перестройка, ельцин, суверенитет Выступление Рустама Минниханова на 39-м заседании Госсовета Татарстана. Фото сайта gossov.tatarstan.ru

В конце декабря на 39-м заседании Госсовета Татарстана депутаты предложили новое наименование должности президента республики – «Глава – Раис Республики Татарстан». В сокращенном варианте «Раис Татарстана». Чтобы понять важность этого события, надо помнить исторический и политический контекст появления и существования в республике должности президента.

В 1991 году Борис Ельцин, находясь с визитом в Казани, произнес знаменитое: «Берите суверенитета сколько сможете проглотить». К тому времени у Татарстана, как и других национальных регионов, еще не было формальных признаков квазигосударств, независимых от РФ. Но вскоре они появились: собственное законодательство, своя таможня и денежные знаки, свои органы власти и права вступать в сношения с иностранными державами, объявлять войну и прочее. «Парад суверенитетов» был в самом разгаре. Естественно, что каждое такое суверенное образование возглавлял свой собственный президент. В дни августовского путча 1991 года Минтимер Шаймиев успокаивал население: у России свой президент, у Татарстана – свой, коммунистам республики нечего бояться.

В начале 2000-х российские национальные регионы, до сих пор называемые в Конституции РФ «суверенными государствами в составе России», под нажимом Москвы избавились почти от всех формальных признаков суверенитета. Оставался один – в них были президенты.

В августе 2010 года президент Чечни Рамзан Кадыров приказал республиканскому парламенту изменить название высшей региональной должности. В России только один чиновник имеет право называться президентом – объяснил он свое решение. Почин подхватили в регионах, а в декабре того же года Госдума и Совет Федерации спешно приняли соответствующий федеральный закон. Регионам дали время до января 2015 года (переходный период), чтобы изменить свое законодательство. К концу этого срока единственным субъектом, сохранившим собственного президента, оставался Татарстан.

Руководство республики, прошлое и нынешнее (бывший президент Минтимер Шаймиев, действующий президент Рустам Минниханов, спикер парламента Фарид Мухаметшин), сразу заявило о несогласии с законом. Переходный период Татарстан использовал как время выжидания, параллельно предпринимая попытки убедить Владимира Путина сделать исключение для республики. В один момент показалось, что такое исключение для Татарстана было сделано. В августе 2014 года, когда президент Владимир Путин общался в лагере «Селигер» с молодежью, аспирант из Казани задал ему вопрос: как глава РФ относится к переименованию президента Татарстана в главу Татарстана. Путин ответил, что это дело народа республики, он-де должен сам решать. Путинская реплика продлила «переходный период» для Татарстана еще на семь лет.

Впрочем, в Казани продумывали и другие варианты выхода из ситуации. В том же 2014 году в окружении Минниханова всерьез рассуждали о роспуске вновь избранного республиканского парламента. Поскольку только региональные депутаты могли формально изменить законодательство: а нет парламента – нет законов. Пока изберут новый, пока он начнет работу, пока будет дискутировать, пройдет время.

Кому-то, наверное, могут показаться странными эти выкрутасы бюрократического аппарата. Неужели название должности настолько важно, что оно стало составной частью отношений Казани и Москвы? Чтобы понять это, нужно учитывать несколько факторов. Руководство Татарстана при кажущемся фрондировании и строптивости лояльно федеральному Центру и лично Путину. Лояльность эта не показная, а весьма деятельная, сопровождающаяся стремлением всегда быть в числе российских регионов, готовых первыми исполнить указания Москвы.

Также можно предположить, что если бы не экс-президент Шаймиев, ушедший в отставку 12 лет назад, но сохранивший большое влияние, республиканское руководство не стало бы ввязываться в этот тихий саботаж, а выполнило требование закона еще семь лет назад. Для Шаймиева должность президента – один из символов его политического наследия. Он видит себя первым в истории татарского народа деятелем, возродившим, пусть и в сильно урезанном виде, государственность татар. Потому президент Татарстана не может стать одним из губернаторов. Это неприемлемо и принципиально для Шаймиева и его клана.

А вот для Рустама Минниханова ситуация иная. Он пришел к руководству республикой в 2010 году, когда ни о каком суверенитете уже не вспоминали. Кроме того, положение Минниханова в составе российской элиты сильно изменилось в 2014 году. Он приезжал в Крым в драматические дни февраля-марта примерно пять раз – уговаривать крымско-татарскую общину «принять Россию» и получил за свою миссию орден Александра Невского. С тех пор Путин не раз публично выделял его из среды российских региональных руководителей. Например, он Минниханову на людях говорит «ты» и обращается к нему по имени – Рустам. Еще одна деталь, выделяющая Минниханова из пула губернаторов, – он вне западных санкций. После Крыма Минниханов стал особым порученцем президента РФ по связям с исламским, тюркским миром и частью западного истеблишмента, с которым Татарстан традиционно поддерживал тесные отношения. Он возглавляет группу «Россия – исламский мир». Скорее всего санкции не распространяются на Минниханова, поскольку он играет роль канала дипломатической связи. В какой-то момент статус Минниханова стал больше его фактического положения в системе вертикали власти, и наименование его должности особой роли уже не играло. Впрочем, Минниханов не раз напоминал публично, что Конституция РФ прямо прописывает право регионов самостоятельно формировать и называть региональные органы власти.

Когда разрешенный законом срок почти вышел, Татарстан решил сделать оригинальный ход: Минниханов был переизбран в 2020 году как президент, потому до конца своего срока в 2025 году останется им. Новый руководитель региона будет называться раисом. Раис – руководитель, глава, председатель по-арабски. Кроме того, Раис – это распространенное в Татарстане мужское имя. При выборе названия для высшей должности попытались также соблюсти историческую преемственность. Татарстан отметил в 2020 году 100-летие со дня образования в составе РСФСР. Первый председатель Совнаркома Татарстана в 1920 году Саид-Галиев официально назывался председателем (раисом) Татреспублики.

Так что во всей этой истории немало символических поворотов. Но главный из них – парад суверенитетов, провозглашенный в Казани, по сути, закончился в той же Казани спустя 31 год. 


Читайте также


Трамп назвал нового соперника на выборах

Трамп назвал нового соперника на выборах

Геннадий Петров

Байден готов доказать своей партии, что ему нет альтернативы

0
2394
Еще раз о Конституции и месте в ней идеологии

Еще раз о Конституции и месте в ней идеологии

Михаил Емельянов

В качестве важного понятия в Основном законе целесообразно обратить внимание на государственный суверенитет

0
1549
Байден решил послушаться бога, а не партию

Байден решил послушаться бога, а не партию

Данила Моисеев

Президент США отказывается снимать свою кандидатуру, несмотря на многочисленные просьбы и требования

0
1375
Новый президент Ирана поборется за право на реформы

Новый президент Ирана поборется за право на реформы

Игорь Субботин

Масуду Пезешкиану отведен месяц на формирование правительства

0
1546

Другие новости