0
5201
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

20.09.2023 18:15:00

Кто стал главной целью джихадистов в Пакистане

Запрещенный в РФ "Талибан" и его подразделения пытаются уменьшить влияние Китая на регион

Гаус Джанбаз

Об авторе: Гаус Джанбаз – афганский политолог.

Тэги: афганистан, талибан, госуправление, права, свободы, терроризм, ттп, пакистан, китай


афганистан, талибан, госуправление, права, свободы, терроризм, ттп, пакистан, китай Фото Reuters

Зарубежные инструкторы и координаторы террористического и запрещенного в РФ «Талибана», которые помогли исламистам прийти к власти, удовлетворены их действиями, особенно по части «борьбы с терроризмом» за последние два года. Международное сообщество не высказывает претензий по поводу распределения гуманитарной помощи, а информация относительно нецелевого ее использования западными правительствами, как правило, не берется в расчет. Такое же благодушие и в экономической сфере – Мировой банк и Азиатский банк развития в своих отчетах высказываются в основном позитивно: налоги собираются, таможня под контролем...

Главным достижением «Талибана» за два года можно назвать способность хотя бы внешне сохранить монолитность и единоначалие. Движение не разделилось на части и фракции, а это для афганцев и Афганистана, откровенно говоря, было бы характерно. «Талибану» удается пока предотвратить междоусобицу. А вот оппозиционные силы, в том числе вооруженная оппозиция, за это время так и не смогли создать ни внутри страны, ни за рубежом реальный военно-политический фронт.

Хотя афганские власти жестко ограничили права и свободы женщин и в целом сильно ущемляют основные права человека, все крупные державы от Японии до Индонезии, от США до ЕС, России, Китая, стран Центральной Азии, не говоря уже о Пакистане, поддерживают с ними «регулярные контакты», проводят с их представителями встречи и склоняются к тому, чтобы позиционировать «Талибан» как легитимного, равного партнера. Складывается впечатление, будто все страны сговорились и дружно ждут внутренней трансформации «Талибана», считая ее неизбежной.

Остается открытым вопрос: имеет ли «Талибан» массовую поддержку в стране? Тут есть тонкости. Талибы в принципе не верят в то, что государство обязано оказывать населению социально-экономические услуги, организовывать просвещение. «Талибан» считает своим долгом показать правоверным «истинный путь», обеспечить им «очищение души». Что касается укрепления государственных социальных институтов – это дело Бога. Господь и только он вправе этим заниматься, если посчитает это необходимым. Увеличение или уменьшение посевов, наличие продуктов питания на прилавках, на базарах, голодание, недоедание, безработица – это прерогатива божия, талибскому государству до этого дела нет...

Западные инструкторы «Талибана» на начальных этапах рассчитывали, что новые власти сумеют образовать хотя бы внешне что-то вроде «государственного истеблишмента», созовут Лойю Джиргу (традиционное всеафганское высшее собрание народных представителей. – «НГ») и сформируют легитимные структуры государственной власти и управления, будут издавать законы. Однако талибы не посчитали возможным за два года даже выдвинуть проекты законодательных актов, регулирующих общественные, экономические, политические отношения в стране, определить тип ее общественно-политического устройства. Максимум, на что хватило потенциала «Талибана», – образовать 7 сентября 2021 года временное правительство, состоящее из полуграмотных мулл. Такое отношение талибов к государственному управлению вынудило западных кураторов повременить с их официальным признанием, и они стали применять в отношении «Талибана» другую тактику – Deal (сделка).

Особенно интересно взаимодействие афганского «Талибана» и террористического движения «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП) (как сообщала «НГ» 17.04.23, в «Едином федеральном списке организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных в соответствии с законодательством РФ террористическими», «Техрик-е-Талибан Пакистан» нет. Но Роскомнадзор сообщил «НГ», что, по информации из открытых источников, ТТП «осуществляет тесное сотрудничество с организацией «Движение Талибан», которая признана решением Верховного суда РФ… террористической и включена в Единый федеральный список». В принятом 13 апреля итоговом заявлении по результатам встречи в формате «Россия, Иран, Китай, Пакистан» ТТП была названа в числе террористических группировок, «представляющих угрозу региональной и глобальной безопасности»).

У малосведущих в хитросплетениях региона возникает некое противоречивое восприятие отношений «Талибана» и ТПП. «Талибан» является орудием в руках Запада, в частности англо-американского. Вся история так называемого региона Афганистан–Пакистан+Индия свидетельствует, что практически все религиозные организации там являются стратегическим инструментом, а также эффективными партнерами Англии. Причем взаимоотношения талибов с Западом совсем иные, чем с Россией и Китаем. Контакты «Талибана» с РФ носят ситуативно-тактический характер. Кажется, обе стороны хотели бы тянуть время, сохраняя видимость общения. Американцы позволяют «Талибану» ограниченно взаимодействовать с Москвой, но лишь настолько, чтобы Россия не прибегала к жестким действиям. Россия же, поддерживая упомянутую «сделку», пытается мониторить развитие ситуации в регионе, чтобы постараться влиять на нее изнутри, не допуская, чтобы обстановка вышла из-под контроля и обернулась против РФ и ее союзников.

Отношения Ирана и Китая с «Талибаном» также тактические. Китайские коммерсанты и специалисты по добыче полезных ископаемых посещают одно месторождение за другим, на словах заявляя о готовности к капиталовложениям. Но Китай прекрасно отдает себе отчет, что в затеянной глобальной игре «Талибан» лишь инструмент и талибы главную связь поддерживают по-прежнему все с теми же американцами.

В свою очередь, ТТП управляется определенными кругами пакистанских спецслужб, лояльных США. Следовательно, ее цели в глобальном масштабе также определяются американцами. Ближайшая задача ТТП – оказывать давление на пакистанскую армию, с тем чтобы не допустить бесконтрольного поползновения некоторых армейских начальников в сторону сближения с Китаем. Нынешняя активизация ТТП связана именно с этим. Другая задача – действия против любых транспортных, экономико-инфраструктурных проектов, расположенных на территории от Чатрала до Белуджистана, включающих места компактного проживания самого крупного этноса в этих местах – пуштунов. Это делается, чтобы китайцам в конце концов пришлось прекратить осваивать эти места.

Большая часть экспертов предсказывала, что с приходом к власти «Талибан» и его идейные союзники из ТТП сразу же устремятся в сторону Средней Азии (читай в сферу интересов России) и Иран. Но, судя по происходящему, главной мишенью пока является Китай, и основная игра будет идти вокруг него. Джихадистам важно всеми видимыми и невидимыми способами выдавить КНР из Пакистана, а далее они возьмутся и за другие фланги, обратив внимание на Иран и Среднюю Азию. 


Читайте также


Вашингтон обещает снабдить Тайбэй новейшим оружием

Вашингтон обещает снабдить Тайбэй новейшим оружием

Владимир Скосырев

Независимо от того, кто победит на выборах в ноябре, США будут продолжать поддерживать Тайвань

0
723
Частные предприниматели стали любимчиками Пекина

Частные предприниматели стали любимчиками Пекина

Владимир Скосырев

Экономические реформы в КНР сочетаются с тотальным контролем над обществом

0
1497
Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Индо-Тихоокеанский регион между военными союзами и экономической взаимозависимостью

0
2363
В НАТО заявили о праве Украины наносить удары по России западным оружием

В НАТО заявили о праве Украины наносить удары по России западным оружием

Юрий Паниев

Норвегия закрыла въезд для россиян

0
1615

Другие новости