0
4603
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

21.11.2023 18:21:00

Кусочек туркменского женского счастья

Общество системно архаизируется, при этом власти не хотят прослыть полными ретроградами

Кумуш Байриева

Об авторе: Кумуш Байриева – публицист (Ашхабад).

Тэги: туркменистан, мид, брифинг, права человека, права женщин, правозащитники, женская колония, общество, архаизация


туркменистан, мид, брифинг, права человека, права женщин, правозащитники, женская колония, общество, архаизация Фото Reuters

В Ашхабаде недавно состоялся не совсем обычный брифинг Министерства иностранных дел Туркменистана. Посвящен он был результатам рассмотрения государственного доклада в рамках Универсального периодического отчета по правам человека. На сайте самого МИД Туркменистана об этом брифинге слов сказано много, но понять из них что-то очень трудно. Только из репортажей СМИ становится понятно, что же на самом деле явилось главной темой и этого мероприятия, и всего набора «антикризисных действий», который включило туркменское правительство, чтобы погасить негатив международного уровня.

Красной нитью на брифинге стали опровержения многочисленных публикаций о массовых нарушениях прав женщин в Туркменистане. Традиционный спикер на эту тему, замминистра МИД Вепа Хаджиев, упоминая о происходящем, постоянно говорил о «якобы нарушениях» и призывал не верить сообщениям иностранных СМИ. Речь в них шла о негласном запрете для женщин водить автомобиль, об изъятиях у них водительских прав, о фактическом запрете выдавать и продлевать им водительские права. Другая волна публикаций была связана с массовыми облавами в публичных местах на женщин, которые, по мнению мужчин в штатском, были сильно накрашены, имели на лице и других частях тела следы применения ботокса или неестественный цвет волос, были одеты не по нормам «традиционной» морали. Вся эта кампанейщина действительно имела и имеет место и вызвала большой резонанс в обществе и зарубежных СМИ.

Дело дошло до запрета женщинам занимать передние места в автомобилях такси рядом с водителем, а в салонах красоты состоялись рейды, целью которых было пресечение нарушений нововведенных норм нравственности и морали. Мейкап и ботокс были запрещены, специальные люди перед входом в госучреждения каждое утро угрюмо вглядывались в лица и фигуры всех приходящих на работу. В школах и вузах начали проходить собрания учащихся с лекциями, а в государственных СМИ появились нравоучительные материалы с пропагандой соблюдения норм патриархата, целомудрия, покорности. Естественно, для женщин. Отдельно шла работа по выявлению позволивших слишком фривольное поведение звезд соцсетей, которые каким-то чудом размещали свои фото и видео через все фильтры зацементированного напрочь в Туркмении интернета.

Ситуация зрела давно – по мере старения первых лиц государства, прихода во власть молодежи, выросшей под влиянием книги «Рухнама» первого президента Сапармурата Ниязова. На память приходит история, которую можно назвать квинтэссенцией реального отношения к женщине в туркменском обществе. Во всяком случае, отношения, как его представляют себе туркменские власти, первые лица страны. В 2011 году на одной из встреч с делегацией женщин-парламентариев, посещавших страну, председателю туркменского парламента, тоже женщине, одна гостья вручила только что вышедший доклад о положении с правами человека в единственной специализированной Дашогузской колонии для женщин. Это исследование провели туркменские правозащитники, а опубликовал Норвежский Хельсинкский комитет. Приведенные в докладе факты были вопиющими, спикер парламента передала этот доклад президенту Гурбангулы Бердымухамедову, и власти решили действовать быстро.

По словам бывшей заключенной, в одну ночь в колонию привезли армейские душевые и прачечные, отменили одну из самых опасных и вредных для здоровья работ (по очистке шерсти, полной грязи и цист паразитов), роды стали принимать без использования наручников, а матерям позволили быть рядом с новорожденным более одного месяца. Там появились настоящие врачи и худо-бедно наладилось снабжение лекарствами, тотальные обыски стали происходить реже, улучшилось питание, стало больше передач. Наконец, власти приняли решение о строительстве нового комплекса женской колонии – на северном краю пустыни Каракумы, который ударными темпами возвели к 2013 году.

Но когда заключенных (более 2 тыс. человек) привезли в колонию, им приказали раздеться донага и сложить вещи, чтобы не допустить провоза в новую зону «чего-то запрещенного». Затем всех построили в колонну и, не дав одеться, направили внутрь территории новой зоны. Никому из организаторов этого мероприятия не было дела, что перед ними прошли чьи-то матери, жены, соседки, просто люди, сохраняющие собственное достоинство. «Голый марш» является лишь иллюстрацией к общей атмосфере, насаждаемой с самого верха. Да и сама колония быстро превратилась в филиал старой, «адовой». Все вернулось на круги своя.

В эту колонию с готовностью приезжают западные дипломаты – туркменские власти набили руку в демонстрации самого счастливого барака в этой тюрьме, заранее отбирая для показа самых здоровых, улыбчивых заключенных. Им демонстрируют образцовые картинки, а они очень хотят верить в то, что так и есть на самом деле, хотя за стеной в соседних застенках содержатся женщины в полной изоляции от мира, без права на свидания. Среди местных жителей распространяются сообщения, что роды одной из таких заключенных проходили на полу камеры, без помощи врачей и в антисанитарных условиях. Когда поползли слухи об этом, администрация включила «антикриз», рассказывая, что эти женщины – жены радикалов-исламистов и их полная изоляция является гарантией от попытки их освобождения оставшимися на воле мужьями.

На фоне всех этих реальных ужасов рассуждения о запрете на окраску волос и уколы ботокса выглядят странно, если бы это все не являлось выстраиваемой туркменскими властями системой выведения женщины как полноценного члена социальной структуры на его периферию общества. Это уже устойчивые тренды, под которые верстаются новые идеологемы. И пусть никого не обманывает присутствие женщин в высших эшелонах туркменской власти, они первыми испытывают на себе жесткие рамки дозволенного женщине, становясь заложницами архаизации туркменского общества.

Да, в столице Туркменистана Ашхабаде теперь, после заявлений туркменского МИД можно встретить женщин за рулем автомобиля, рассмотреть у кого-то на лице следы применения ботокса и макияжа, встречаются женщины в джинсах, а на пляжах – и в открытых купальниках, которые еще недавно завозить в страну запрещали. После гарантий заместителя министра МИД на какое-то время от женщин действительно отстанут. Но важно понимать – туркменские власти сейчас сдали назад только потому, что побоялись прослыть махровыми ретроградами и не хотят портить репутацию в странах Европы, куда им так хочется продавать свой газ. Можно сказать, что в этот раз туркменским женщинам повезло. Вот такое оно, туркменское женское «счастье». 


Читайте также


Ашхабад пригласил Брюссель на "газовое танго"

Ашхабад пригласил Брюссель на "газовое танго"

Виктория Панфилова

Иран будет транзитной страной при поставке туркменских энергоресурсов в ЕС

0
1818
Мягкая сила и зачем она нужна

Мягкая сила и зачем она нужна

Олег Мареев

Между имиджем разных городов мира пропасть глубже, чем Большой каньон

0
1316
Послание президента России Федеральному Собранию 2024. Видео и текст

Послание президента России Федеральному Собранию 2024. Видео и текст

0
3755
Константин Ремчуков. Маоисты в Китае требуют открытой критики «ревизионистского пути» Дэн Сяопина и публичного оправдания культурной революции

Константин Ремчуков. Маоисты в Китае требуют открытой критики «ревизионистского пути» Дэн Сяопина и публичного оправдания культурной революции

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 26.02.24

0
4094

Другие новости