0
1590
Газета Проза, периодика Печатная версия

18.08.2011 00:00:00

От принцессы до лягушки

Тэги: любовь, проза


любовь, проза

Елена Минкина-Тайчер. Женщина на заданную тему.
– М.: Поколение, 2011. – 352 с.

В литературном рунете о Елене Минкиной-Тайчер сказано основное: «Израильская писательница с русским прошлым, активно публикующаяся в литературных журналах России, Украины, Белоруссии, Израиля, Германии и США. Автор двух книг, член Союза писателей Израиля, номинант премии «Антибукер». О себе Елена говорит так: «По специальности я – врач, по жизни – созерцатель, по обязанностям – всеобщая нянька и утешительница, по жанру – прозаик».

Повествования в этой книге («Женщина на заданную тему», «Но в памяти моей», «Мишель, моя прекрасная», «Полания», «Старик», «Принцесса Лягушка») подчинены, как правило, одной теме – любовной истории, пробивающейся либо сквозь суету будней, либо сквозь хитросплетения человеческих отношений, либо сквозь препоны непреодолимых препятствий и роковых обстоятельств, либо даже сквозь пласты времени («Но в памяти моей»). Собственно, какая иная основополагающая идея может править книгой с таким названием, которой предпослан девиз на обложке «Любовь-наваждение, любовь-вознесение, просто любовь», которую завершает постскриптум: «Как правая и левая рука, твоя душа моей душе близка»?

Любовная проза – сфера, которая никогда не иссякнет и никогда не оскудеет читателями. Ибо, как ни отзывайся об отношениях полов – «миром правит любовь» или «основной инстинкт», – но мимо этого чувства никто не может пройти. В массовом интересе читателей (которые, по статистике, большей частью дамы) к любовным романам, повестям и рассказам кроются, наверное, какие-то социологические причины: то «нет любви хорошей у меня», так хоть про чужую прочитать, оттаять душой; то «и у меня тоже было – хоть садись и пиши!..». И в силу этого неослабевающего интереса в пространстве любовной прозы всегда будут появляться новые востребованные книги.

Хотя порой точнее будет сказать – очередные. Любовная тематика располагает довольно ограниченным кругом коллизий, которые складываются в исчислимое количество фабул, из коих, в свою очередь, вырастает определенная совокупность «типовых» сюжетов, известных со времен античной трагедии. Самый расхожий и приятный из них, разумеется, – «они жили долго и счастливо и умерли в один день». Но эта сюжетная линия уже давно «выработана» сказками. Поэтому более серьезная проза предпочитает то, что «после свадьбы» или «вне свадьбы». И вообще, драматическое начало сильнее, эмоциональнее и интереснее «недраматического». Вот и рассказы Елены Минкиной-Тайчер в большинстве своем – не о счастливой любви. Скорее о той, которую страдания возвеличивают. Любящие сердца не могут соединиться в тихой «бухте радости» законного брака – мешают километры расстояния и ранее данный мужчиной брачный обет («Женщина на заданную тему»). Муж уходит из семьи, несмотря на старания жены удержать его, и гибель единственного сына через много лет выглядит возмездием для обоих, утративших любовь («Полания»). Человек встречается со второй, «тайной» семьей почти на смертном одре («Старик»). И все это прописано исключительно поэтично, ибо лексика и стилистика Елены Минкиной-Тайчер идеально соответствуют Любви страдающей. Это качественная лирическая проза.

Лично меня смутил в книге «Женщина на заданную тему» лишь один нюанс – некоторая заданность (случайно ли это слово в заглавии?) сюжетов, их совпадение с другими образцами любовной прозы. Скажем, об утраченном счастье, о невозможности из-за обидных бытовых причин броситься в любовь «как в море, с головой» очень много рассказов у классика этого жанра – Виктории Токаревой. Используя чисто дамское – уместное здесь – сравнение, можно сказать, что любовная проза напоминает модельные туфли – нарядные и дорогие, но сшитые по шаблонам нескольких традиционных колодок. Понятно, что мелодрамы обычно следуют за жизнью, а жизнь разнообразием отношений не балует. И все же литература – больше, чем жизнь. В ней всегда есть место подвигу формирования собственного мира. И пусть это будет мир из одного вымысла, зато – литература.


Серьезная проза предпочитает писать о том, что после свадьбы.
Леонид Соломаткин. Свадьба. 1872. ГТГ

Лучшим, наиболее самодостаточным произведением в книге Елены Минкиной-Тайчер я считаю рассказ «Принцесса Лягушка» (с этим сказочным персонажем героиня отождествляет себя – из-за маскировки, к которой вынуждена прибегать). Это фантастическая мелодрама, без скучных научных подробностей рисующая «десант» женщины-врача из Золотого века – в наш. Врач из будущего, пребывая здесь в «командировке», лечит людей, отдавая им свою энергетику. Человеку, ставшему для нее по-настоящему близким, она отдает всю жизнь, чтобы избавить его от онкологии. Двусмысленный финал рассказа: «Кстати, я почти вспомнила конец той сказки про принцессу-лягушку. Ее принц слез со своей печки и пошел к колдунье, потом поймал зайца, в зайце была утка, в утке – иголка, нужно было отломить кончик, куда-то дунуть-плюнуть┘ В общем, полная ерунда, но она вернулась» – вселяет детскую веру, что и сама доктор Ханни останется жива. Ведь наверняка в будущем стала реальностью прекрасная стихотворная фраза: «За все добро расплатимся добром, за всю любовь расплатимся любовью┘» (Николай Рубцов). А пока за этот добрый образ воздадим должное писательскому умению Елены Минкиной-Тайчер.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Высавка.  Лорен Гринфилд. Одержимые успехом

Высавка. Лорен Гринфилд. Одержимые успехом

0
398
Концерт.  Brainstorm.Ты не один

Концерт. Brainstorm.Ты не один

0
398
Парадный расчет, подводные лодки и пристальный взгляд

Парадный расчет, подводные лодки и пристальный взгляд

Американцы восстановят базу «Эриксон», чтобы контролировать российские АПЛ в Вилючинске

0
1442
В поисках основ для примирения

В поисках основ для примирения

Александр Широкорад

Как сделать память о прошлом конструктивной

0
981

Другие новости

Загрузка...