0
1762
Газета Проза, периодика Интернет-версия

20.07.2017 00:01:00

Флорентийские контрасты

Тэги: история, медичи, флоренция, роскошь


Кардинал Леопольдо Медичи, друг Галилея.	 	Джованни Баттиста Гаулли. Портрет Леопольдо Медичи. Ок. 1667. Галерея Уффици
Кардинал Леопольдо Медичи, друг Галилея. Джованни Баттиста Гаулли. Портрет Леопольдо Медичи. Ок. 1667. Галерея Уффици

В современные научные исследования, согласно новейшим западным веяниям, приходит стиль. Да и просто приятно, когда исследователь любит свой предмет. На первых страницах книги, касаясь города Флоренции, «цветущая» Елена Майорова дает едва ли не райскую картину, повествуя об «огромном множестве красивых и душистых цветов, покрывающих весной городские окрестности: фиалок, нарциссов, асфоделей. Летом повсюду благоухали розы. Сосны, буки, оливковые рощи вперемешку с лаврами и цветущими апельсиновыми деревьями со всех сторон окружали прекрасный город, наполняя воздух волнующими ароматами; между камнями зелеными струями бежали по склонам виноградники». В описании разложения республиканских нравов Елена Майорова демонстрирует владение торжественным стилем: «Роскошь стала вытеснять воздержанность; появились шелковые материи и богатые меха, платья, украшенные золотом, серебром, перлами». Известный меценат Козимо Медичи в ответ на жалобу на художника, не закончившего заказ, отвечал: «Художники – не вьючные животные. Их нельзя ни запирать, ни принуждать к работе…»

Когда во Флоренции несколько дней шел и не таял снег и горожане приняли его за дурное предзнаменование, правитель, Пьеро Медичи, приказал Микеланджело изваять из снега огромную скульптуру и превратить снегопад в шутку… Медичи, в разное время управлявшие Флоренцией, недаром прослыли меценатами, даже простых горожан окружала великолепная архитектура, художники создавали бессмертную живопись Кватроченто – именно так, поверим специалисту, называется этот период. «Женщинами стали широко использоваться косметика, разнообразные притирания, румяна, духи, фальшивые волосы, вставные зубы…» Жить бы да радоваться. Но гуманизм породил и такие фигуры, как Макиавелли и Савонарола, в сравнении с другими персонами, о которых рассказывает Елена Майорова.

25-15-13.jpg
Елена Майорова. Вокруг трона Медичи. – М.: Вече, 2016. – 288 с. (Всемирная история)

К XIV веку в процветающей Флоренции настало расслоение общества. Дворяне-землевладельцы, стремившиеся в город, роднившиеся с богатыми купцами, именовались «жирным» народом, мелкие ремесленники и наемные рабочие – народом «тощим». «Жирные» семьи строили дома, похожие на башни-крепости, в которых и жили с семьями. Известно, что предки Медичи – крестьяне, вступившие в гильдию менял. «Медичи пользовались дурной репутацией… их считали завистливыми и мстительными. Среди них встречались преступники – воры и убийцы». Разбогатев, это семейство пользовалось и политическим влиянием, один из глав семьи, Джованни, поддерживал «антипапу» (спорного и отрекшегося понтифика) Иоанна XXIII, считающегося гуманистом, однако автор прибавляет сноску: «Существует мнение, что этот папа был… морским разбойником – пиратом и не придерживался никаких моральных принципов». Медичи правили в век гуманизма и учености, и окружение было им под стать. О молодом аристократе, книжнике и философе Пико де Мирандолле автор как ни в чем не бывало говорит: «Он носил обычную одежду чародеев: лавровый венок и белую шерстяную хламиду». Однако многим казались зловещими его очень бледная кожа и рыжие волосы, и «пишут, что люди, имевшие несчастье вызвать его неудовольствие, подозрительно быстро умирали».

Медичи вовсе не были самыми жестокими правителями своего времени. С большим изяществом Елена Майорова повествует о Ферранте, короле Неаполя. Этот государь не был чужд философии, литературе и науке до такой степени, что «приказывал убивать своих врагов и просто неугодных, а затем делать из их тел чучела. В отведенной под эту коллекцию комнате король любил обедать в окружении своих мертвых врагов, ведя с ними долгие беседы. По праздникам слуги наряжали чучела в богатые одежды». Галерея ренессансных безумцев впечатляет, но в книге есть и прямая польза познания. «Леонардо да Винчи, – напоминает исследовательница, – обычно причисляемый к кругу гуманистов, к этой группе не принадлежал и даже с некоторым предубеждением относился к их схоластической учености». Далее следует исчерпывающий, хотя и краткий свод воззрений Леонардо. Жена Лоренцо Медичи, Клариче, была знакома с Зоей Палеолог, будущей женой московского великого князя Ивана III. У Лоренцо была любовница, и друзья-гуманисты осуждали его не за связь с замужней дамой, а за то, что его избранница была «женщина некрасивая и уже в годах». Сын Лоренцо, Джованни, стал кардиналом в 14 лет…

Изнанка флорентийской роскоши, данная в книге, может шокировать. Один из последних правителей Флоренции из рода Медичи с двойным именем Джан Гастоне являл собою вершину европейского гуманизма. «Он смотрел на жизнь сквозь туман постоянного опьянения… За последние восемь лет своей жизни он ни разу не вставал с постели, на которой грязные и заскорузлые простыни никогда не менялись; в белье заводились паразиты. В комнате разило табаком, выпивкой и экскрементами. Ногти на руках и ногах ему не стригли, и они загибались. С огромным животом и многочисленными подбородками… он тем не менее носил грязный завитой парик, и видели, как он утирал им рвотную массу со своего лица». Камергер выискивал для Медичи юношей «невоспитанных и грязных, но...» – автор цитирует исторический источник, – «...наделенных соблазнительным взглядом и внешностью Адониса…». Последней в роду Медичи стала курфюрстина Анна-Мария, вдова распущенного Джана Гастоне. Когда она умирала, внезапно поднялась буря, а когда все было кончено, так же неожиданно небо очистилось и засияло солнце. «Простые люди были убеждены, что принцессу унес ураган», – трон опустел, эпоха Медичи осталась лишь в произведениях искусства.  


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Госдума теперь принимает законы единогласно и без поправок

Госдума теперь принимает законы единогласно и без поправок

Иван Родин

Молодежь защитят Уголовным кодексом от внешних и внутренних деструктивных сил

0
871
"Яблоко" катится в правозащитную деятельность

"Яблоко" катится в правозащитную деятельность

Дарья Гармоненко

Уникальность такого статуса создает для партии Явлинского как шансы, так и риски

0
717
Человеческий капитал ушел в минус

Человеческий капитал ушел в минус

Анастасия Башкатова

Качество образования и здоровье населения требуют все более пристального внимания

0
1088
Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими

Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими

Екатерина Трифонова

Государственный аппарат пробуксовывает с защитой прав граждан

0
818

Другие новости