0
589
Газета Проза, периодика Печатная версия

19.08.2020 20:30:00

Пока он идет убивать

Желтовато-мимозный полусвет и нахлынувшая искренность в повестях и рассказах Леонида Бежина

Тэги: проза, философия, баку, женщины


31-13-1350.jpg
Через этот голос мы смеемся вместе с ними 
и гуляем по Баку… Генрих Фогелер. Баку. 1927.
Старая и Новая  национальные галереи,
Музей Берггрюна, Берлин
Книга Леонида Бежина «Колокольчики Папагено» удивляла (приятно) на каждом этапе прочтения. Начиная с одноименного рассказа, где всегда болезненный вопрос доносов (сталинские годы) так поднят и затронут, что главными остаются любовь, человеческая близость, ведь «так сладко – ничего не понимать». Но можем ли мы себе это позволить?.. Вот и герой не может.

А как показаны характеры героев в повести «Наталья, Наталия, Натали»! Мне ли, Наталии (такое уж досталось имя), не знать. Хотя с некоторыми чертами «своего» я бы поспорила. «Натали не заботилась о том, чтобы все договаривать до конца, – не заботилась в расчете, что ее и так поймут», – пишет Бежин. И еще: «Наталия же гордячка… никогда не позволит назвать себя Натальей. Нет, она, видите ли, Наталия, и все тут». Однако здесь же: «Наталья любительница шахмат и прочих мудреных игр».

Три подруги, такие разные и такие похожие, встречаются, говорят кто как может и хочет: жестами, урывками фраз, позами и гримасами, нахлынувшей искренностью, – а там, за пределами их мира, есть что-то, о чем так страшно догадаться.

После прочтения рассказа «Мимоза», пронизанного «желтовато-мимозным полусветом», подумалось, что лучше написать уже нельзя, во всяком случае по меркам этой книги.
31-13-12250.jpg
Леонид Бежин. Колокольчики
Папагено: Повести и рассказы. –
М.: АСТ, 2020. – 480 с.
Но это было до повести «Джан Баку», о которой хочется сказать особо. «Джан Баку» – это война, рассказанная другом. Через голос друга мы слышим историю их знакомства, первой драки, первого примирения. Через этот голос мы смеемся вместе с ними и гуляем по Баку… пока он идет убивать. Убивать друга.

А еще малая толика таинственного и запредельного в этих историях: Ангел Азраил в «Джан Баку», ощущение крика немого в одноименном рассказе и мерцание сакрального в повести «Нулевой урок, или Закат Европы».

Так что на фразу: «Это означало, что я бездарность и с литературой навеки покончено» (из рассказа «Еще о даме с собачкой») – хочется ответить: как бы не так!

Ответить, конечно же, автору, а не герою.










Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сюжет о председателе красноярской Общественной палаты товарище Волкове и эрекции

Сюжет о председателе красноярской Общественной палаты товарище Волкове и эрекции

Тиртей

Принять бабу и на грудь

0
905
Женские лики израильской разведки

Женские лики израильской разведки

Захар Гельман

Контроль над эмоциями и запрет на семью

0
3324
Болдинское изобилие

Болдинское изобилие

Андрей Мирошкин

Чем знаменита старинная вотчина Пушкиных

0
890
Играя в шахматы, он напоминал волхва

Играя в шахматы, он напоминал волхва

Эвелина Меленевская

Сборник памяти Владимира Шарова

0
915

Другие новости

Загрузка...