0
11589
Газета Печатная версия

07.09.2020 17:49:00

Коронавирус изменил глобальные приоритеты в торговле

Разноплановые тенденции развития использования топливных ресурсов на современном этапе

Александр Иванов

Игорь Матвеев

Об авторе: Александр Сергеевич Иванов – ученый секретарь ВНИКИ, кандидат экономических наук;Игорь Евгеньевич Матвеев – исполнительный директор Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО, кандидат экономических наук.

Тэги: мировая энергетика, виэ, спг, торговля, коронавирус, пандемия, covid 19

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

мировая энергетика, виэ, спг, торговля, коронавирус, пандемия, covid 19 Торговля СПГ, как правило, более дорогого по сравнению с трубопроводным газом, характеризуется большей гибкостью.  Фото Reuters

Текущий год вторгся в относительно размеренную жизнь населения земли резким наплывом пандемии коронавируса, которая при крупномасштабной деятельности современного транспорта распространилась во всех регионах планеты, унося человеческие жизни. За истекшие с начала года восемь месяцев коронавирус, согласно международной статистике, поразил около 25 млн человек, при этом из них примерно 850 тыс. умерли, больше всего в США (184 тыс.), Бразилии (121 тыс.), Индии (65 тыс.).

К настоящему времени более 16 млн человек уже поправились. Активная разработка вакцины осуществлялась и продолжает вестись в ряде стран, включая Россию, но для выработки и окончательной проверки ее надежности потребуется еще некоторое время.

Шоковое воздействие пандемии проявилось в большинстве стран мира и во всех областях жизни человека. Снизился выпуск на многих видах производств, увеличилась безработица, введены требования по соблюдению личной безопасности, ограничивающие общение и перемещение людей. Приостановился туризм, замерло большинство транспортных средств, особенно авиации. По весьма сдержанной апрельской оценке, в 2020 году ожидается сокращение мирового ВВП на 6%. Восстановление указанного показателя прогнозируется лишь в ближайшие несколько лет. В этих условиях произошло сокращение энергопотребления, что отразилось почти на всей производственной цепочке отраслей энергетики.

Негативное воздействие распространилось почти на все крупные секторы энергетики, кроме сферы ВИЭ и сетевого хозяйства. Уникальность сложившейся ситуации заключается в том, что снижение цен и объемов торговли углеводородами коснулось и продавцов, и покупателей. Подобных кризисов не наблюдалось в течение последних семи десятилетий. Возможно, что в 2020 году по сравнению с 2019-м реализация нефти снизится на 9%, вернувшись к потреблению уровня 2012 года. Спрос на уголь сократится на 8% по причине уменьшения на 5% выработки электроэнергии. Использование газа станет меньше на 5%, потребление атомной электроэнергии – на 3%. В сфере ВИЭ ожидается рост на 1%, что обусловлено реализацией нескольких значимых проектов с относительно небольшим бюджетом.

Формирование нынешних условий на энергетическом рынке складывалось под воздействием нескольких разноплановых факторов. В частности, действовало международное соглашение ОПЕК+ по стабилизации цен вблизи «справедливого» уровня для экспортеров и импортеров, хотя этот процесс все же вышел из-под контроля на некоторое время. Совместными усилиями на международном уровне удалось добиться того, что в середине текущего года цена маркерных сортов нефти «Брент» и WTI находилась вблизи относительно безопасной отметки в 40 долл/барр. Что касается российской нефти марки Urals, то в июле ее цена составила 43,91 долл/барр. (в 1,4 раза меньше, чем в июле 2019 года, когда аналогичный показатель был равен 63,34 долл/барр.).

В канун 2020 года на мировых энергетических рынках наблюдалось замедление темпов прироста спроса на минеральное топливо, объемы которого устоялись за минувшее десятилетие. В 2019 году темпы прироста составили всего 1,3%, что вдвое ниже аналогичного показателя за 2018 год (2,8%) и на 23% меньше, чем в среднем за десятилетие. Да и это скромное увеличение было обеспечено КНР, на долю которой приходилось 24% глобального энергопотребления, при этом Китай первенствовал в освоении угля, гидроэнергоресурсов и возобновляемых источников энергии.

Современная мировая система энергообеспечения основана на использовании угля, нефти и газа. За прошлое десятилетие нефть упрочила свое ведущее положение почти на 1 п.п., газ – более чем на 2 п.п., а потребление «вредного» угля сократилось на 2,5 п.п. Однако наиболее ярким явлением явилось упрочение позиции ВИЭ, доля которых в структуре потребления достигла 5% по причине снижения капитальных затрат – дешевеющих ветроэнергетических установок, солнечных батарей и других преобразователей. В мире месторождения углеводородов рассредоточены, что предопределяет концентрацию их добычи и разветвленность межрегиональных поставок. В настоящее время на мировой рынок поставляется более 77% добываемой нефти и нефтепродуктов. Четыре страны нетто-экспортера обеспечивают около половины торговли.

В 2018–2019 годах мировая добыча нефти незначительно снизилась, а потребление на 0,9% возросло, но регулирующий механизм согласованных действий ОПЕК+ несколько выровнял ситуацию. Ситуация на рынке газа определялась многими факторами – не только экономическими, технологическими, но и политическими.

В 2018–2019 годах добыча этого вида топлива выросла на 3,4%, и 2/3 прироста обеспечили США, а также Австралия и Китай. Межрегиональная торговля газом расширилась на 4,9%, что выше в два раза среднего показателя за десятилетие. Поставки сжиженного газа (СПГ) увеличились на 12,7%. Основными покупателями топлива стали такие государства, как (доля мирового потребления газа,%): Япония (22%), Китай (17%), Республика Корея (11%), страны объединенной Европы.

Обращает на себя внимание ситуация в газовой промышленности КНР. В 2009–2019 годах страна почти в два раза увеличила внутреннее производство и по данному показателю стала сопоставима с Катаром. Китай обогнал такие традиционные добывающие экономики, как Канада, Австралия, Норвегия и Алжир. Специфика международной торговли газом заключается в том, что часть топлива поставляется с использованием трубопроводов, а остальные объемы – в виде СПГ (коэффициент сжатия природного газа – 600) с погрузкой/разгрузкой на спецпричалах и транспортировкой на специально оборудованных танкерах-газовозах. Оба варианта торговли имеют свои преимущества и недостатки. На отдельных региональных рынках, например в объединенной Европе, экономическая целесообразность сотрудничества зачастую перевешивается политическими факторами.

В последние несколько десятков лет поставки трубопроводного газа являлись традиционной формой ведения дел. Они жестко привязаны к географическим направлениям транспортировки и странам-партнерам. Магистральные газопроводы обладают высокой пропускной способностью. Для складирования сырья используются подземные хранилища газа (ПХГ), способные обеспечивать нужды стран-потребителей в течение нескольких недель и даже месяцев в условиях сокращения притока газа. Расчеты велись на основании контрактов, в основном – долгосрочных.

Торговля СПГ, как правило, более дорогого по сравнению с трубопроводным газом, характеризуется высокой гибкостью. В этом сегменте в оперативном режиме осуществляется выбор объема товара, поставщиков и покупателей, географии поставок, условий сотрудничества.

table 11 energy 1 7.jpg
Источник: рассчитано по данным ВР Statistical Review of World Energy 2020
В конце нулевых годов в структуре международных поставок газа на долю СПГ приходилось немногим более 1/3. В 2019 году данный показатель увеличился до 49,3%, что наглядно подтверждает успехи в развитии этого сектора (табл. 1).

Более детальное рассмотрение рынка СПГ позволяет выявить следующие его особенности. В начале ХХ века лидером являлся Катар с большим отрывом от конкурентов. В 2009 году в страновой структуре поставок его удельный вес составил 60%, Малайзии – 12%, Австралии – 10%. В 2019-м ситуация изменилась в значительной мере. Ведущими поставщиками остались Катар и Австралия (22% и 21% рынка СПГ соответственно). На третье место вышли США (10%), на четвертое – Россия (8%). Малайзия и Нигерия, не сумевшие за десятилетие расширить производственные мощности, заняли пятое и шестое места соответствующего странового рейтинга.

В 2019–2020 годах рынок газа стал объектом очередного политического давления на Россию. Речь идет в первую очередь о срыве сроков строительства газопровода «Северный поток – 2». В условиях ужесточающихся незаконных ограничений (так называемых санкций) швейцарский субподрядчик был вынужден прекратить укладку труб на окончательных 160 км маршрута (это могло занять всего 60 суток). Почти год понадобился России для оснащения на Дальнем Востоке судна-трубоукладчика и подбора необходимых специалистов.

Незаконные ограничения, введенные США, Великобританией и рядом других государств коллективного Запада, нацелены не только на проект «Северный поток – 2» в части его строительства и последующей организации поставок газа и «Турецкий поток». Это всего лишь задачи ближайшего периода. Стратегическая цель – сдерживание развития ТЭК России путем сворачивания научно-технического сотрудничества и торговли машинами и оборудованием, специальными трубами, расходными материалами, прочими товарами, востребованными в нашей стране по причине отсутствия соответствующих производств, которые ранее имелись, но в 90-е и последующие годы были реорганизованы. Отметим, что те товарные позиции и услуги, которые требуются странам – организаторам «санкций» от России, политика ограничений не затронула.

Данная непростая ситуация, выходящая за рамки международного права, добросовестной и ответственной коммерческой практики, получила негативную оценку со стороны ряда стран ЕС. Во второй половине 2020 года более 20 стран ЕС выразили неодобрение действиями США по экстерриториальному применению ограничительных мер.

В 2018–2019 годах мировая добыча углей выросла на 1,5% благодаря усилиям лидера отрасли – Китая, а также Индонезии и Вьетнама. В развитых странах, в том числе в США и ФРГ, зафиксировано сокращение производства. Потребление твердого топлива сократилось на 0,6% в условиях уменьшения объемов торговли (–,3%). Ухудшение конъюнктуры оказало понижательное воздействие и на цены.

Крупные гидроэлектростанции продемонстрировали незначительный рост выработки электроэнергии (0,8%). Наилучшие результаты продемонстрировали Китай, Турция и Индия. Ряд стран (США, Вьетнам и др.) незначительно снизили свои показатели (на 0,2%), что можно отнести к издержкам статистического учета (табл. 2).

table 11 energy 2 7.jpg
Источник: рассчитано по данным ВР Statistical Review of World Energy 2020
В атомном секторе отмечено увеличение на 3,2% производства электроэнергии. Это наилучший показатель за минувшие 15 лет. Наиболее весомый вклад в расширение генерации внесли Китай и Япония.

По мере продвижения человечества по техногенному пути развития происходит изменение структуры производства и потребления такого важного вторичного ресурса, как электроэнергия. Об этом свидетельствуют следующие показатели. В 2018–2019 годах производство и соответственно потребление всех видов энергоносителей увеличилось примерно на 20%. Для электроэнергии данный показатель оценивается в 30% и более (то есть рост на 1/3). В этом секторе выделяется КНР, которая удвоила выработку электроэнергии и вышла на первое место в мире по абсолютному показателю, обогнав США, Индию и Россию. Оценивая суммарную выработку электроэнергии государствами БРИК, можно заключить, что в настоящее время в мировом производстве их доля является определяющей – около 40% (табл. 2).

В электроэнергетике наиболее широко используется углеводородное топливо. В 2019 году в топливной структуре выработки электроэнергии удельный вес угля составил 36,4%. Отметим, что Китай, являющийся основным производителем электроэнергии в мире, богат запасами углей, на которых и базируется национальная отрасль.

На долю газа приходилось 23,3%, нефти – около 3%. Вклад крупных ГЭС оценивался в 15%, атомных электростанций – 10%. Удельный вес ВИЭ составил 10%, при этом более половины ВИЭ-генерации обеспечила энергия ветра, 26% – энергия солнца.

В последние несколько лет на международном уровне ведется активная политика противодействия изменению климата и приспособления к этим изменениям, содействия устойчивому развитию. В качестве одного из основных показателей, используемых для оценки негативного влияния стран на мировую ситуацию, применяется эмиссия диоксида углерода в абсолютном и относительном измерениях. Согласно данным, приведенным в ежегодном обзоре компании British Petroleum, в 2019 году в мире наиболее значительный объем выбросов зафиксирован в четырех государствах (удельный вес страны в суммарных выбросах,%): КНР (более 36,0), США (14,5), Россия (4,5) и Япония (3,3). Вместе с тем следует учесть, что при расчете эмиссии не принимались во внимание такие характеристики государств, как размер территории, средние годовые температуры воздуха, площадь лесного покрова и другие параметры, способствующие поглощению СО2. Возможно, что подобная подача сведений широкой общественности может негативно отразиться на международной репутации Российской Федерации и российских компаний, действующих на мировых рынках.

Подводя краткие итоги оценки ситуации в мировой энергетике, можно сделать следующие обобщения.

Мировое производство и потребление энергоресурсов неуклонно увеличиваются. Основной рост обеспечивают развивающиеся экономики. Данный процесс может временно и незначительно сдерживаться кризисными явлениями в финансовой сфере, техногенными авариями, природными катастрофами, эпидемиями, войнами и прочими подобными обстоятельствами. Воздействие на мировую систему энергоснабжения событий, связанных с коронавирусом, наглядно свидетельствует об этом.

По мере перехода развитых стран на следующий технологический уровень растет их потребность в электроэнергии, при этом наблюдается стабилизация или сокращение общего потребления энергоресурсов.

В мире для производства электроэнергии используется преимущественно углеродное топливо (более 60% выработки). Возобновляемые источники энергии (кроме крупных ГЭС) пока не способны обеспечить требуемые параметры по стабильности генерации, но их суммарная мощность расширяется за счет снижения капитальных затрат и непрерывного усовершенствования конструкции. Системы ВИЭ действуют на основе технологий, созданных несколько десятилетий назад. Новых идей и решений прорывного характера пока не найдено.

На функционирование энергетических компаний значительное влияние оказывают нерыночные факторы: меры, принимаемые совместно нетто-экспортерами или нетто-импортерами, прямое политическое и экономическое давление, военная сила, скрытые действия, осуществляемые в рамках войны нового гибридного типа и другие способы.

Наднациональные системы, обеспечивающие контроль за соблюдением международных норм и правил, не справляются с отдельными странами-нарушителями. Всемирная торговая организация снизила свою эффективность.

В международной торговле газом наметился баланс поставок трубопроводного топлива и СПГ. В среднесрочной перспективе развитие рынка СПГ позволит увеличить гибкость мировой системы газоснабжения, что может негативно отразиться на секторе трубопроводного газа. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Коронавирус заставляет правительства во всем мире вводить ограничения

Коронавирус заставляет правительства во всем мире вводить ограничения

Татьяна Астафьева

Люди в разных странах будут вынуждены мириться с запретами до момента широкого внедрения противоковидной вакцины

0
558
В Диснейленде осенью сказки не будет

В Диснейленде осенью сказки не будет

Данила Моисеев

Без господдержки западные компании сокращают сотрудников

0
576
Климатическое партнерство подвело итоги участия в Climate Week-2020

Климатическое партнерство подвело итоги участия в Climate Week-2020

0
524
Зарплаты россиян оторвались от официальной статистики

Зарплаты россиян оторвались от официальной статистики

Ольга Соловьева

Каждая третья компания в стране снизила выплаты работникам в период пандемии

0
1795

Другие новости

Загрузка...