0
5781
Газета Печатная версия

17.05.2021 16:08:00

Токио меняет энергобаланс

Ядерная генерация постепенно отходит на второй план

Николай Тебин

Об авторе: Николай Петрович Тебин – журналист-международник.

Тэги: япония, энергетика, бещопасность, аэс, фукусима, авария, энергетическая политика


япония, энергетика, бещопасность, аэс, фукусима, авария, энергетическая политика Авария на японской АЭС «Фукусима» внесла серьезные коррективы в политику официального Токио. Фото Reuters

Премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга, занявший этот пост в сентябре 2020 года, в своем первом программном выступлении в парламенте страны изложил много знаковых целей, в том числе сокращение выбросов СО2 до нуля к 2050 годам. Фактически это окончательный пересмотр всей энергетической политики страны, строившейся с 1970-х годов на развитии ядерной энергетики, которая в те годы по цене, ущербу экологии и ряду других показателей имела ряд преимуществ перед другими составляющими энергетического баланса страны.

К первому десятилетию текущего столетия на АЭС в Японии приходилось более четверти потребляемой в стране электроэнергии, по планам к 2050 году их доля должна была достичь 50%, но помешала катастрофа на АЭС «Фукусима-1», показавшая опасность АЭС.

Акционеры решают судьбу АЭС

После войны единая государственная электроэнергетическая сеть Японии была реорганизована в девяти акционерных региональных электроэнергетических компаниях (РЭК), позднее к ним присоединилась РЭК острова Окинава после возвращения его под юрисдикцию Японии. РЭК как акционерные компании по закону о них получали много прав в управлении, действовали на конкурентной основе между собой, но в то же время должны были соблюдать ряд обязанностей и ограничений.

Главное – они не могли устанавливать необоснованные повышения тарифов, которые утверждались, как правило, правительством исходя из обоснованности по годовым отчетам РЭК. Во-вторых, в регионах РЭК были монополистами, но обязаны обеспечивать энергией всех потребителей, а если собственных мощностей было мало, они были обязаны закупать энергию у соседних компаний, чтобы обеспечить спрос. При составлении перспективных планов учитывалось, что нужно развивать в краткосрочной перспективе, а с чем можно не торопиться. Атомная энергетика наращивалась медленно, но стабильно, исходя из своих преимуществ.

До и после «Фукусимы»

Трагедия на АЭС «Фукусима-1» заставила изменить подходы к АЭС не только в Японии, но и во всем мире. До полного отказа от них, как в Германии, или очень осторожного сохранения АЭС, как во Франции, где на них приходилось до ¾ выработки в стране электроэнергии. Катастрофа произошла во время кризиса внутриполитической обстановки в Японии. Правившая в стране с осени 1955 года Либерально-демократическая партия (ЛДП) на выборах в ключевую нижнюю палату парламента страны в сентябре 2009 года проиграла Демократической партии Японии (ДПЯ), которая и сформировала правительство.

Однако демократы из-за многих политических просчетов быстро утратили доверие у избирателей. Уже к началу работы сессии парламента 2011 года все шло к роспуску парламента и новым выборам, но «Фукусима» лишь несколько оттянула выборы. Руководство ЛДП посчитало, что выборная кампания будет мешать восстановительным работам. Выборы прошли в декабре 2012 года. На них ЛДП уверенно победила и начала проводить свои прежние планы, в том числе и в сфере энергетики.

Правительства ЛДП в этой сфере действовали весьма осторожно. С одной стороны, они демонстрировали намерение сохранить АЭС, а с другой – ужесточали требования к их безопасности. Эти требования, весьма строгие и затратные финансово, были утверждены в июне 2013 года.

До «Фукусимы» каждая РЭК развивалась в соответствии с потребностями в энергии своих регионов. По установленным мощностям лидировал регион Канто (Токио), к началу века на него приходилось до 40% ВВП страны. Обслуживала регион РЭК Tokyo Electric Power Company Holdings Inc. (TEPCO). Из 54 силовых реакторов, действовавших в Японии до «Фукусимы», на нее проходилось 17. Из них семь реакторов на АЭС «Касивадзаки-Карима», шесть реакторов на АЭС «Фукусима-1» и четыре реактора на «Фукусима-2».

Второй по размеру ВВП в 28% страны был регион Кансай (Осака), который обслуживала РЭК Kansai Electric Power Co. с АЭС «Ои» – четыре реактора, АЭС «Такахама» – четыре реактора и АЭС «Михама» с тремя реакторами. На Окинаве АЭС не было. У остальных РЭК были одна-две АЭС с несколькими реакторами.

После «Фукусимы» обе ведущие политические партии решили прекратить борьбу за власть и приложить все усилия к восстановлению пострадавшего региона. Был принят бюджет на очередной финансовый год, который в Японии начинается 1 апреля. Непринятие его грозило отставкой правительства ДПЯ. Приняты дополнительные целевые бюджеты для восстановительных работ и другие законы о чрезвычайных обстоятельствах.

Победив на выборах в декабре 2012 года, руководство ЛДП сразу же начало заниматься и перспективными проблемами. Уже в январе был сформирован новый состав Агентства по ядерному регулированию (NRA). Его, как отмечали средства массовой информации (СМИ), укрепили специалистами-сейсмологами и работниками других специальностей. Агентство NRA к марту отработало нормы безопасности АЭС и реакторов, они обсуждались в СМИ и без особых поправок были приняты в июле 2013 года.

Введение новых норм было плавным, растянутым во времени. Действующие реакторы продолжали работать по старым правилам до остановки на регулярные плановые проверки через 13 месяцев работы. Но вот для их последующего запуска нужно было получить сертификат NRA. А процедура его получения была довольно сложной, двухэтапной. Первый этап был документальным, а второй – проверочный – на местах. Сразу же выяснилось, что NRA требует строгого выполнения всех норм.

Почти сразу РЭК, владелицы 19 устаревших реакторов, отказались от работ по приведению их в соответствие с требованиями NRA. Их акционеры на своих собраниях проголосовали за остановку реакторов и подготовку к демонтажу. Был период, когда работающих реакторов в Японии не было. За все годы, как сообщает Mainichi Japan, только девять реакторов получили сертификаты, разрешающие их запуск.

Но при этом большинство из них начали работать с условием, что за пять лет завершат работы по защите от возможных террористических атак, в том числе и самолетами с воздуха. Подобная защита требовала времени, а вероятность таких атак была невелика. Поэтому РЭК надеялись, что получат новую отсрочку, и многие из них не торопились выполнить защиту. Но NRA потребовало остановить реакторы до завершения работ.

Практика показала, что сложной проблемой на пути к перезапуску реакторов АЭС является не только выполнение норм Агентства по ядерному регулированию (NRA), но и решения местных властей. После катастрофы «Фукусимы» правительство обязало местные органы власти в радиусе 30 км от АЭС разрабатывать планы экстренной эвакуации граждан. К РЭК выдвигались обоснованные требования местных администраций по строительству дорог и причалов, возможность обеспечения транспортом.

Примером такой судебной тяжбы может быть попытка компании Japan Atomic Power Co. запустить реактор на своей АЭС «Токай» (столичный регион Токио). Реактор остановлен после «Фукусимы». Около 940 000 человек живут в радиусе 30 км от АЭС, и это самая большая численность населения в радиусе 30 км от любой АЭС в Японии. В региональный суд было подано заявление о недопущении запуска в связи с невозможностью обеспечения безопасной и быстрой эвакуации местных жителей в таком густонаселенном районе. Суд удовлетворил иск. Это означает, пишет газета Asahi Shimbun, что продолжать эксплуатацию реактора в этом регионе нереально.

После «Фукусимы» безопасность АЭС рассматривалась в многочисленных судебных исках и принятых временных судебных запретах на их работу. До последнего решения по АЭС «Токай» было семь судебных решений, запрещающих возобновление работы реакторов, но они были отменены в ходе последующих судебных разбирательств, сообщает Yomiuri Shimbun. Большинство разбирательств начинались местными властями в расчете получить от РЭК средства для развития инфраструктуры.

Но, с другой стороны, правительство весьма осторожно и рационально подходило к сохранению АЭС. Как правило, в судах учитывалось обоснованность требований местных властей. Не вдаваясь в подробности, решения местных властей о выдвижении исков протеса принимались с учетом выполнения просьб и требований по финансовым вложениям РЭК в местную инфраструктуру. В свою очередь, правительство направляло из государственных средств дотации на эти цели, если местные собрания не возражали на размещение АЭС.

Так, РЭК Kansai планирует возобновить работу реакторов № 1 и № 2 на АЭС «Такахама» (преф. Фукуи) и реактора № 3 на АЭС «Михама». Эти реакторы почти отработали 40-летние гарантийные сроки работы, но NRA дало разрешение эксплуатировать эти реакторы еще 20 лет. Достигнута договоренность, что, если местные власти одобрят перезапуск, префектура Фукуи получит в общей сложности 5 млрд иен в рамках новой программы грантов. По данным Агентства природных ресурсов и энергетики Министерства промышленности, 2,5 млрд иен будут предоставлены в течение пяти лет.

Процесс вывода из эксплуатации других устаревших реакторов идет. Их операторы считают, что модернизация и дополнительные защитные меры, необходимые для их возвращения в строй, будут слишком дорогими, пишет Asahi Shimbun.

В конечном итоге после остановки реакторов для завершения работ по защите от террористических угроз сообщений о работающих реакторах не встречалось. Может быть, информативны данные о реакторе № 3 АЭС «Михама» РЭК Каnsai Electric. Три года назад в СМИ была информация, что руководство РЭК подало заявку в NRA на проведение инспекции для разрешения его перезапуска.

В компании ожидали, что все необходимые проверки будут завершены к концу марта 2020 года и можно будет возобновить коммерческую эксплуатацию реактора. Его мощность 780 МВт введена в эксплуатацию в 1976-м. В ноябре 2016 года NRA утвердило продление срока его эксплуатации до 2036 года. В 2021 году была в СМИ информация о том, что руководство РЭК Каnsai Electric ведет переговоры о строительстве временного хранилища отработанного ядерного топлива своих АЭС с руководством префектуры Фукуи. Возможно, что речь идет и о реакторе № 3 АЭС «Михама». Плановые сроки выполнения многих работ увеличены в связи с пандемией COVID-19. Это был один из шести реакторов, срок службы которого был продлен.

TEPCO и РЭЭК Каnsai уходят в тень

Акционеры и руководство РЭК TEPCO, лидеры атомной энергетики страны, как сейчас становится ясно, сразу после катастрофы на «Фукусиме» приняли курс на свертывание своих АЭС. Этот курс высказал один из руководителей РЭК во время ознакомительной поездки с ходом восстановительных работ в «Фукусиме» премьер-министр страны Синдзо Абэ в апреле 2014 года. На вопрос Абэ о том, как планируется использовать два уцелевших реактора АЭС, сопровождавший его руководитель РЭК TEPCO сказал, что на собрании акционеров уже принято решение их демонтировать. В ответ Абэ высказал согласие с этим решением.

Позднее акционерами TEPCO было принято решение и о демонтаже всех четырех реакторов и АЭС «Фукусима-2». Сейчас окончательно принято решение о демонтаже пяти из семи реакторов на АЭС «Касивадзаки-Карима». Все они одного типа BWR. О реакторах № 6, № 7 этой АЭС, более современных типа ABWR, сообщается, что идут переговоры с NRA о разрешении их запуска. Но в СМИ критикуется довольно беспечное отношение руководства РЭК TEPCO к выполнению всех требований безопасности.

В декабре 2019 года Агентство по ядерному регулированию (NRA) одобрило меры безопасности, принимаемые компанией в отношении реакторов № 6, № 7 этой АЭС, отметив, что они отвечают новым требованиям. Однако были претензии к мерам по обеспечению безопасности против террора. На устранение недостатков был дан год.

Но в СМИ описывается ряд случаев нарушения простейших пунктов правил охраны объектов на АЭС «Касивадзима-Карима» уже после начала переговоров о согласии местных органов власти на возобновление работы реакторов № 6 и № 7. И это при том, как пишет в редакционной статье газета Yomiuri Shimbun, что перезапуск реактора мощностью 1,3 ГВт позволил бы TEPCO сэкономить большие затраты на ископаемое топливо для своих тепловых электростанций. TEPCO могла получить дополнительные миллиарды иен прибыли на каждый работающий реактор. Последние проверки показали, что принятые меры недостаточны. На территорию АЭС можно было пройти по поддельным документам. Выдача лицензии на запуск реакторов отложена на осень.

Из 11 реакторов РЭК Каnsai Electric судьба реакторов на АЭС «Ои» и АЭС «Такахама» (на каждой по четыре реактора BWR) окончательно еще, видимо, не решена. На АЭС «Михама» принято решение о демонтаже реакторов № 1 и № 2. Реактор № 3, как описано выше, планируется к запуску.

Планируются к запуску получившие лицензии реакторы и других РЭК, но остановленные. РЭК Shikoku Electric Power Co. получил разрешение суда на запуск реактора № 3 на АЭС «Иката». Ранее по суду реактор был остановлен из-за незавершения работ по защите реактора от возможных террористических атак. Перезапуск запланирован на октябрь, пишет Asahi Shimbun.

Восстановление территории «Фукусимы»

Больной проблемой остается полная дезактивация территории АЭС «Фукусима-1». «Дорожная карта» вывода всей территории АЭС в разряд безопасной была впервые представлена в декабре 2011 года, когда все реакторы АЭС «Фукусима-1» были остановлены в холодном режиме. После этого карта пересматривалась пять раз. Но всегда неизменным оставалось в ней начало извлечения обломков и мусора в течение 10 лет и завершение процесса вывода из эксплуатации в течение 30–40 лет.

Недавно впервые зачистка отсрочена до 2022 года, хотя многое по мере возможностей выполняется. Представитель Агентства природных ресурсов и энергетики Министерства экономики, торговли и промышленности заявил, сообщают СМИ, что задержка всего примерно на год не повлияет на общий процесс вывода зоны АЭС в безопасный режим. Тем не менее такая оценка далека от обоснованной.

Из шести реакторов в реакторах № 1, 2 и 3 находится около 900 т мусора, оставшегося после расплавления ядерного топлива вместе с оборудованием и другими структурными обломками. Их состояние трудно оценить, поскольку невозможно даже взятие проб. «Нет смысла просто переносить высокорадиоактивные отходы из ядерного реактора в другое место даже на территории АЭС», – считает Хироси Мияно, глава комитета по выводу реакторов из эксплуатации Японского общества атомной энергии.

«Вполне вероятно, что «дорожная карта» не будет завершена в намеченные сроки», – полагает Тэцуро Цуцуи, член Гражданской комиссии по атомной энергии, группы, состоящей из ученых и ядерных экспертов. Комиссия считает более логичным хранить обломки внутри реакторов, чем извлекать их, и предлагает построить щит вокруг реакторов и отложить вывоз расплавленного топлива на 100 или 200 лет, когда уровень радиационной активности снизится, пишет издание Mainichi Japan.

Но уже есть примеры практического хода демонтажа уже списанных реакторов. На АЭС «Хамаока» РЭК Chubu Electric Power Co. с 2009 финансового года ведутся работы по выводу из эксплуатации двух ее реакторов BWR того же типа, что и на АЭС «Фукусима». Руководство РЭК полагает, что потребуется 27 лет, чтобы полностью вывести из эксплуатации эти реакторы, то есть сделано это будет к 2036 году. Для сравнения: на АЭС «Фукусима-1» явно потребуется много больший срок. Из шести ее реакторов у трех расплавились радиоактивные зоны (так считает Yomiuri Shimbun в своем обозрении от 19 марта 2021 года).

Для вывода из эксплуатации АЭС «Фукусима-1» только работы по удалению расплавленного топлива и демонтажу зданий оцениваются в 8 трлн иен. Возможно, будет трудно собрать средства для их оплаты. Летом 2020 года Японское общество по атомной энергии подсчитало, что потребуется не менее 100 лет, прежде чем территорию АЭС «Фукусима-1» можно будет использовать повторно. Пока же руководством РЭК TEPCO приняты решения о выводе из эксплуатации всех реакторов АЭС «Фукусима-1» и «Фукусима-2». К ним добавлены и пять реакторов типа BWR АЭС «Касивадзаки-Карива». О двух реакторах типа ABWR этой АЭС идут переговоры об их возможном перезапуске. Лицензия на начало работы еще не выдана, отложена до осени 2021 года.

В целом из прежнего арсенала силовых реакторов японских АЭС лишь с десяток, как можно полагать, будут работать еще несколько десятилетий. АЭС утратят свое положение как «основной составляющей энергетического баланса страны». Его скорее всего заменит водород (см. «НГ-Энергия» от 22 мая 2018 года, «Сможет ли водород стать основным энергоресурсом»).

Сохранятся, хотя и будут снижаться проблемы с обслуживанием АЭС. Если многие десятилетия развитие реакторов шло по наращиванию их мощностей, то внимание будет переключено на компактные реакторы с небольшими сроками введения и высокой степью безопасности.

С другой стороны, обострятся проблемы с утилизацией отходов при демонтаже реакторов, особенно с надежным захоронением неизбежных при этом радиоактивных материалов. Это не учитывая обстановку с выполнением «дорожной карты» дезактивации территории АЭС «Фукусима-1». 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Продовольственная инфляция стала главной проблемой ЕАЭС

Продовольственная инфляция стала главной проблемой ЕАЭС

Анатолий Комраков

Работа в обмен на отпечатки пальцев

0
1359
Узбекистан расширяет сотрудничество с Россией, но в ЕАЭС не спешит

Узбекистан расширяет сотрудничество с Россией, но в ЕАЭС не спешит

Виктория Панфилова

Премьер-министры двух стран обсудили совместные проекты – от атома до вакцины

0
1598
Япония ужесточает правила научного обмена

Япония ужесточает правила научного обмена

Николай Тебин

Страна восходящего солнца не хочет оказаться интеллектуальным «донором» Поднебесной империи

0
1951
Россия не заинтересована в "зеленом" будущем

Россия не заинтересована в "зеленом" будущем

Ольга Соловьева

Отечественная экономика делает ставку на традиционную энергетику

0
2887

Другие новости

Загрузка...