0
1690
Газета НГ-Политика Печатная версия

05.10.2010 00:00:00

Суду истории суд не нужен

Николай Гульбинский

Об авторе: Николай Арсеньевич Гульбинский - публицист.

Тэги: суд, грозный, наука, прокуратура


суд, грозный, наука, прокуратура Исторические подделки и выкрутасы, на взгляд одних, считаются у других истиной в последней инстанции.
Фото Бориса Бабанова (НГ-фото)

Инициированный либеральными правозащитниками конфликт вокруг учебного пособия «История России», написанного учеными из МГУ А.С.Барсенковым и А.И.Вдовиным, в очередной раз расколол российскую интеллигенцию не только по линии ценностей и идеологии, но и, к сожалению, по пресловутому «национальному признаку».

Позволю себе сформулировать несколько тезисов, небесполезных, как мне кажется, для смягчения подобных противостояний в будущем. Но прежде всего я бы предложил некоторым «бойцам исторического фронта» слегка остыть и выбросить из головы такие термины, как «прокуратура», «суд», «статья 282 УК РФ», «принудительная доставка в Грозный» и т.п. Только еще нам не хватало, чтобы идеологические дискуссии обернулись человеческими жертвами!

Тезис первый. Написать в настоящее время объективное учебное пособие по новейшей истории России невозможно в принципе

Слишком глубоки и непримиримы противоречия между, например, теми, кто считает И.В.Сталина «цезарем всех наших великих свершений», и теми, кто видит в нем величайшего преступника всех времен и народов. У сторонников каждой из этих позиций найдется тысяча аргументов в свою пользу, и любой историк, пусть даже самый добросовестный, неизбежно будет подсознательно подбирать именно те факты, утверждения, цитаты, которые соответствуют, говоря юридическим языком, его «внутреннему убеждению». В истории истина может быть установлена только с той или иной долей вероятности.

В числе наиболее жестких критиков вышеупомянутого учебного пособия, помимо разнообразных «общественников», адвокатов и телеведущих, мы встречаем ученого – замдиректора Института Российской истории РАН, доктора исторических наук В.М.Лаврова. В своих статьях и интервью он указывает на тенденциозность труда Барсенкова и Вдовина, называет его «фальсификацией» и «исторической подделкой», упрекает авторов в «изощренном саботаже цивилизованного, демократического и правового развития России».

Быть может, исследования самого В.М.Лаврова являют собой пример научной объективности?

Вот перед нами написанный в жанре учебного пособия двухтомный труд «История России», выпущенный в свет издательством «Астрель» (2009) под редакцией профессора А.Б.Зубова, где в числе многочисленных авторов значится и господин В.М.Лавров. В данном случае речь идет о втором томе, охватывающем период 1939–2007 годов.

Первым побуждением, заставившим меня в свое время взять этот труд в руки, было любопытство: как оценивают авторы отдельные спорные эпизоды Великой Отечественной войны, вокруг которых в последние годы было сломано немало копий отечественных и зарубежных исследователей, публицистов, мемуаристов. Невероятно, но факт: раздела, посвященного Великой Отечественной войне в научном труде Лаврова и его единомышленников я не нашел вовсе. Соответствующая глава называется: «Советско-нацистская война 1941–1945 гг. и Россия».

Ну да бог с ними, с терминами! Вот что сказано в ученом труде с участием профессора В.М.Лаврова о советских воинах, освободивших в 1944–1945 годах Европу от нацизма: «Не христолюбивое воинство, но дикая орда наводнила Европу в 1945 году, мстя беззащитным европейским обывателям за собственное горе, потери и унижения, испытанные и от рук гитлеровцев в 1941–1944 годах, и от рук сталинцев за четверть века большевизма».

Опять же В.М.Лавров и его единомышленники упрекают А.С.Барсенкова и А.И.Вдовина в нарушении принципа историзма. Это когда те или иные критерии применяются к обстановке, где они по условиям того времени не могли быть применены. Но можно ли требовать «христолюбивости» от воинов, которые были воспитаны в атеистическом государстве, даже при том, что в годы войны Сталин привлек к сотрудничеству Русскую православную церковь? Да и какое «воинство» было во Второй мировой войне «христолюбивым»? Быть может, английское, чьи ВВС сметали с лица земли немецкие города с их мирными жителями? Или американское, чьи летчики сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки?

Но главное опять же не в этом. А в том, что все советские воины-освободители представлены в этой «научной» книге как «дикая орда». Возникает вопрос: как отнесутся к этому, например, ныне живущие ветераны Великой Отечественной войны? Согласитесь, это посерьезнее, чем шуточное поименование шашлычной, находящейся напротив гостиницы «Советская», в «Антисоветскую».

Так, может быть, тем же либеральным правозащитникам, которые обсуждали на заседании комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести под председательством Н.К.Сванидзе труд А.С.Барсенкова и А.И.Вдовина, имело бы смысл обратить внимание и на это сочинение с участием профессора В.М.Лаврова? А ну как оно тоже какую-нибудь рознь и ненависть разжигает? Например, к такой социальной группе, как ветераны Великой Отечественной войны? Да еще будучи выпущенным в свет в канун юбилея Великой Победы. Впрочем, можно быть уверенным, что этого не случится. Ведь г-н Лавров как раз и был в числе тех, кто выступал на означенном заседании в роли «эксперта» по «делу» Вдовина и Барсенкова.

А вот как оценивают г-н Лавров и его единомышленники «Пражский манифест» так называемого Комитета освобождения народов России во главе с изменником родины – генералом Власовым. «Пражский манифест, – пишут они, – ценен именно тем, что он был написан гражданами СССР и, несмотря на условия нацистской цензуры, представлял собой положительный документ, привлекавший к Власову сторонников и в 1945 г.».

Приведу одну цитату из этого «положительного документа»: «Комитет освобождения народов России приветствует помощь Германии на условиях, не затрагивающих чести и независимости нашей родины. Эта помощь является сейчас единственной реальной возможностью организовать вооруженную борьбу против сталинской клики».

О том, как «не затрагивала» эта «помощь Германии» честь и независимость нашей страны, миллионы наших сограждан имели возможность убедиться на собственном горьком опыте.

Любопытный курьез: единомышленники г-на Лаврова по осуждению учебного пособия А.С.Барсенкова и А.И.Вдовина в своем обращении, направленном на защиту г-на Сванидзе от «травли», пишут об опасности взглядов тех, кто выступает с «власовских позиций». Как видим, все смешалось в либеральном «доме Облонских». Впрочем, правильно ли называть этот «дом» либеральным, если иные его представители договариваются до требований привлечь профессоров Вдовина и Барсенкова к уголовной ответственности, запретить им преподавать и даже принудительно депортировать в Грозный, дабы судить их тамошним самым гуманным судом в мире.

Можно было бы, конечно, со своей стороны, призвать запретить В.М.Лаврову и его единомышленникам излагать их оскорбительные для ветеранов Великой Отечественной войны взгляды или даже подвергнуть их каким-то санкциям. Но делать этого категорически не следует. Любой труд по новейшей истории России может показаться кому-то обидным. Книга историков А.С.Барсенкова и А.И.Вдовина обидела некоторых чеченских и еврейских активистов, а также ряд либеральных общественных деятелей, книга с участием историка В.М.Лаврова наверняка обидела ветеранов Великой Отечественной войны, которые с ней ознакомились. Равно как и тех, кто с уважением относится к советскому прошлому, видит в нем не только террор, тоталитаризм и «отсутствие гигиенических прокладок для женщин в критические дни» (это опять из труда с участием г-на Лаврова, приобретающего в разделе, посвященном советскому быту, характер бульварного фельетона), но и великие свершения, не говоря уже об очень качественных по мировым меркам тех лет системах образования и здравоохранения, расцвете науки, социальной мобильности, а также ситуации, когда, говоря словами Ролана Быкова, «человек был выше денег». То, что такие люди в нашем обществе есть и их немало, – это некая данность. Ее можно принимать, а можно, подобно идеологам современного либерализма И.Ю.Юргенсу, А.Б.Чубайсу и др., не принимать и полагать, что русский народ «не достоин» своих просвещенных «элит» и нуждается в радикальной «переделке» по их образу и подобию, но от этого ничего не изменится.

На мой взгляд, действительной целью профессора В.М.Лаврова и особенно пригласивших его для участия в «суде» над трудом Вдовина и Барсенкова либеральных правозащитников является не историческая объективность, а утверждение некого предельно агрессивного либерального мифа, направленного прежде всего на развенчание и десакрализацию советского прошлого. Коль скоро даже в конце Великой Отечественной войны русский народ, как утверждают г-н Лавров и его коллеги, не научился «быть людьми, нравственно ответственными личностями», то что вообще ценного могло быть в истории советского периода? Ничего особенно ценного не было в ней, согласно взглядам либералов, постоянно ссылающихся на П.Я.Чаадаева, и до революции. Таким образом, точкой отсчета «дивного нового мира», подлинным началом истории России становится «Великая Августовская Либеральная Революция 1991 года», чей «бурный поток» был несколько приостановлен в начале 2000-х годов, но скоро, по мысли либералов, обязательно хлынет с новой силой, вырвавшись «из-под глыб» «путинского авторитаризма». Опять же при описании периода, последовавшего после этой «Славной революции», профессор Лавров и его коллеги ссылаются исключительно на авторов либерального направления, игнорируя всех остальных.

Лично у меня создается впечатление, что этот агрессивный либеральный миф кто-то хотел бы сделать одним из столпов идеологической платформы для второго срока президентства Д.А.Медведева в пику его предшественнику В.В.Путину, который в исторические дискуссии не встревал и к советскому прошлому относился с уважением. Будет большой бедой, если Д.А. Медведев, подобно идеологам перестройки конца 80-х годов, вновь даст «отмашку» на «борьбу до полной победы» с советским прошлым. Тогда о модернизации промышленности, инфраструктуры и социальной сферы уж точно придется забыть, все станут «историками», и все передерутся.

Тезис второй. «Пусть расцветают все цветы»

Очень хорошо, что сегодня существуют учебные пособия по истории, написанные с различных идеологических позиций. Да и как может быть иначе? Даже при максимальном стремлении к объективности исследователь порой не может подняться выше своего собственного горизонта и «воспарить» к тем «горным высотам», где обреталась та историческая личность, о которой он пишет. Скажем, недавно в серии «ЖЗЛ» вышла биография Л.Д.Троцкого, написанная историком Г.Чернявским. Автор глубоко изучил литературу, посвященную своему герою, поработал в архивах, побывал в Доме-музее Троцкого в Мексике и вроде бы счастливо избежал тех нелепых домыслов, мифов и заблуждений, которые сопровождают фигуру Троцкого во многих исследованиях.

Помимо прочего он детально проследил любовные похождения своего героя, «порадовал» читателя скабрезным письмом Троцкого к жене Наталье Седовой по поводу проблем эрекции (это как раз из разряда тех писем, которые не только публиковать, но и читать не следует), но при этом допустил один «небольшой» просчет. Он практически не показал Л.Д.Троцкого как глубокого и оригинального политического мыслителя, блестящего критика сталинизма, предсказавшего к тому же с удивительной точностью многие экономические, социальные и политические процессы в послесталинском СССР. В результате под пером Г.Чернявского фигура Л.Д.Троцкого получилась «кастрированной», несмотря на порой излишнее выпячивание автором мужских «прелестей» своего героя. Будем ли мы упрекать историка за это? Я бы не спешил. «Суди, дружок, не выше сапога», – советовал поэт. Здесь получилось суждение чуть повыше сапога, но хотелось бы еще выше. Однако, если кому-то эта биография не понравится и этот «кто-то» считает себя достаточно компетентным в данном вопросе, что мешает ему написать другую, лучшую? Нам же следует поблагодарить г-на Чернявского за то, что оказалось ему по силам, и не упрекать за то, к чему он по тем или иным причинам не способен.

Тезис третий. Бойтесь фальшивок, даров не приносящих

Итак, не вижу ничего страшного, если учебный исторический труд будет тенденциозным и даже в чем-то идеологизированным. Иное дело – излагаемые в нем факты. Здесь, конечно, неприемлемо использование явных фальшивок вроде тиражируемых сегодня пресловутого «плана Даллеса», состряпанных на коленке «документов», содержащихся в книге В.Карпова «Генералиссимус», «высказываний» И.В.Сталина по «еврейскому вопросу», взятых из несуществующих «мемуаров» или даже художественных произведений, современных «речей» Клинтона и Тэтчер, посвященных развалу СССР, исполненных на уровне второсортных советских пропагандистов, и т.п.

Конечно, иные факты трудно проверить. Например, некоторые исследователи оспаривают подлинность писем Л.П.Берии, якобы отправленных им Г.М.Маленкову из тюрьмы накануне суда, ввиду того что их стиль совершенно не соответствует стилю тех подлинных документов, которые писал Берия, находясь на свободе. Другие идут еще дальше и утверждают, что никакого суда над Берией и вовсе не было, а он был убит при задержании. Автор учебного пособия не может заниматься архивными исследованиями по всем затрагиваемым им вопросам, тем более что многие архивные документы до сих пор недоступны, и здесь ему приходится что-то принимать на веру, руководствуясь своей интуицией. Вряд ли ему можно ставить это в упрек.

Тезис четвертый. Прокуратура и правоохранительные органы не могут быть «арбитрами» в исторических дискуссиях

Обращения одних историков и публицистов с доносами в прокуратуру и правоохранительные органы на других историков и публицистов не только аморальны, но и непродуктивны. Прокуроры и чины МВД не могут выполнять за историков их работу. В лучшем случае они привлекут в качестве экспертов по делу одних историков других историков, и дискуссия продолжится – только уже в совершенно не подходящем для этого месте.

Стремясь подвести профессоров Барсенкова и Вдовина под «карающий меч правосудия», один из либеральных историков утверждает: мол, их работа ненаучна, поскольку они путают формационный и цивилизационный подходы, не читали трудов А.Тойнби и еще кого-то, а потому предполагается, что место этим людям не в науке, а в прокуратуре в качестве обвиняемых. Такой прием нетрудно обернуть против самого обвинителя. Он ведь тоже наверняка что-то путает и кого-то не читал.

Здесь есть еще один парадокс. Сколько «чернил» извели либеральные «правозащитники», доказывая, что наши суды и правоохранительные органы коррумпированы, несправедливы, зависимы от власть имущих! Но именно этим органам они почему-то готовы отдать «на растерзание» своих оппонентов! Что посеешь – то и пожнешь. Хотел бы напомнить им судьбу Камилла Демулена, который начинал как «прокурор фонаря» от либеральной публицистики, а кончил свою жизнь на гильотине. Или Бухарина и Рыкова, которые «голоснули» за расстрел по «шахтинскому делу», а через несколько лет сами получили пулю в затылок. Заметьте, я говорю о людях, для либеральных кругов достаточно симпатичных.

Странно также, когда иные участники дискуссий в качестве доказательства своей правоты ссылаются на решения судов, скажем, по вопросу о подложности тех или иных исторических документов. Эти решения принимались людьми в определенной исторической обстановке, и они могут быть подвергнуты сомнению. У нас, скажем, в году перестройки по делу «правотроцкистского блока» марта 1938 года были реабилитированы все его обвиняемые, кроме Г.Г. Ягоды. Надо ли понимать, что этот «блок» все-таки существовал, состоял из одного Ягоды и именно он и совершил все те преступления, которые ему приписывались? Таково ведь решение суда! Вывод очевиден: «приговор» по делам, связанным исторической наукой, может выносить все-таки только сама наука. Да и эти приговоры всегда могут быть «обжалованы» в случае обнаружения каких-то новых фактов.

Кроме всего прочего хорошо знаю, что сегодня наиболее толковые студенты, оканчивающие исторические факультеты, стремятся пойти работать куда угодно, но только не в историческую науку, где и платят мало, и престиж невелик. К чему мы придем, если подвесим над головой ученого-историка дамоклов меч уголовного преследования или принудительной доставки в Чечню?

Тезис пятый. В исторической науке нет запретных тем

Авторы, называющие себя либералами и правозащитниками, утверждают, что «есть предметы, дискуссия по которым в приличном обществе невозможна по определению».

Вопрос лишь в том, кто будет эти «определения» выносить. Если Господь Бог, то нет вопросов. Но никакие решения судов, либеральных инквизиционных трибуналов или даже комиссии Общественной палаты не в состоянии остановить дискуссии по волнующим ученых, публицистов и обычных граждан вопросам. И чем больше кто-то будет пытаться эти дискуссии запретить, тем острее будет их накал, тем более сомнительные приемы будут в них применяться. Больше того, навязчивое стремление отдельных «общественников» табуировать какие-то темы наводит обычных граждан на мысль, что здесь скрыта какая-то страшная тайна. Любые исторические проблемы при наличии известной квалификации можно разъяснить тактично, спокойно, не задевая ничьих национальных чувств. Если только эти чувства не гипертрофированы.

Тезис шестой. Нельзя отдавать науку на откуп любителям

К сожалению, если мы посмотрим на полки книжных магазинов, мы увидим, что труды по истории советского периода написаны главным образом не профессиональными историками, а некими «любителями», которые не утруждают себя поиском истины: главное, чтобы было «занятно».

В погоне за этой модой идут и некоторые историки. Один профессор МГУ, к примеру, «додумался» до того, что последние письма и статьи В.И.Ленина якобы были сфабрикованы Л.Д.Троцким и Н.К.Крупской, и посвятил обоснованию этого тезиса толстенный фолиант. Другой профессор не устает повторять, что Сталин был великим демократом и конституционалистом и лишь зловредные секретари обкомов вынудили его согласиться на репрессии. Третий профессор – на этот раз почтенная дама – решила приплести и свою «ниточку» к той «паутине лжи», которая на протяжении десятилетий окутывала фигуру Л.Д.Троцкого, и заявила, что он незадолго до исключения из партии предлагал «по-прежнему расстреливать коренные русские сословия, гимназисток, инженеров, архитекторов и срывать кресты». Вся эта, не побоюсь сказать, ахинея под пером солидных докторов наук обретает право на жизнь и перекочевывает в другие сочинения. Так и хочется сказать: не позорьте свои седины, господа!

Кстати, не свободно от подобных «перлов» и учебное пособие Барсенкова и Вдовина, но его уже так много и злобно критиковали, что я, пожалуй, воздержусь. Как говорится, обрушившаяся на этих ученых «кара» совершенно не соразмерна их «проступку».

Тезис седьмой. Историю надо любить

Настало время, наверное, поставить на государственном уровне вопрос о радикальном повышении значения и престижа нашей исторической науки, но не в смысле, боже упаси, навязывания какой-то общеобязательной идеологии, а в плане создания материальных и моральных стимулов для студентов исторических факультетов для последующего серьезного занятия историей. Иначе наш народ окончательно превратится в «иванов, не помнящих родства», чьи головы забиты фальшивками, мифами, злобными измышлениями и несуществующими «документами». Недавно, например, я слушал по «Эху Москвы» некую очень настырную даму, которая в свое время окончила исторический факультет МГУ и теперь уверяет, что Столыпин будто бы осуществлял, подобно Сталину, массовые депортации народов в «столыпинских вагонах». Деятельное историческое невежество подобно эпидемии инфекционной болезни, распространяемой посредством СМИ, особенно электронных.

Что касается профессоров А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина, то спорить с ними, и спорить жестко, конечно, нужно, причем необязательно для этого быть профессиональным историком. Но делать это желательно в спокойной и уважительной манере, которая только и дает возможность вести поиск вечно ускользающей от нас исторической истины.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Андрей Серенко

Москва разочарована неэффективностью Исламабада в вопросе афганского урегулирования

0
891
Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков

2
1630
«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

Олег Никифоров

Главной заботой нового канцлера и правительства станет поголовная вакцинация немцев

0
695
ФСИН выставляет счет за побеги

ФСИН выставляет счет за побеги

Екатерина Трифонова

С заключенных стали взыскивать расходы тюремщиков на облаву и поимку

0
1047

Другие новости

Загрузка...