0
3463
Газета Non-fiction Печатная версия

01.11.2012 00:00:00

Гойку на койку завалит

Тэги: хазарский миф, шнирельман


хазарский миф, шнирельман

Виктор Шнирельман. Хазарский миф: идеология политического радикализма в России и ее истоки.
– М. – Иерусалим: Мосты культуры, Гешарим, 2012. – 312 стр.

Хазары – отправная точка для отношений русских с «нерусскими». Они – первый враг Руси из «Повести временных лет». Язычники-варяги русский народ из разрозненных вятичей-кривичей создали, а иудеи-хазары его порабощали. Такова общая мудрость, доступная дилетантам.

Из этой мудрости произрастает много всякой конспирологии, еще более доступной, – так называемый хазарский миф. Ученый-востоковед Виктор Шнирельман взялся его разоблачить. Начинает он издалека – от отношения к хазарам в дореволюционной России. Правда, знаменитую пушкинскую балладу об Олеге и «неразумных хазарах» он никак не разбирает – а зря, уже в наше время по ней написал блестящий парафраз Лев Лосев «ПВО» – «Песнь Вещему Олегу», посвященная также «тысячелетию Руси, Артуру Кёстлеру, Л.Н.Гумилеву, А.С.Пушкину, коню и змее» с ее провидческими строками «…Пусть смотрит истории жалящий взгляд, как Русы с Хазарами рядом сидят».

Там, где поэт иронизирует и ерничает, Виктор Шнирельман принимает все всерьез. Главная его заслуга – обстоятельное изложение и рассмотрение даже третьестепенных писаний по хазарско-еврейскому вопросу. Число этих писаний, как мы узнаем, сильно умножилось в позднесоветское и постсоветское время, что и заставило ученого взяться за перо. Но не будем заскакивать вперед.

До поры до времени хазары с их иудейской верой мало волновали российскую и советскую публику, и об их роли в истории писали сравнительно объективно и спокойно. Экзотики добавляли лишь историки-караимы, которые видели в них своих предков, претендуя (и вполне успешно) на иное, чем к евреям, к себе отношение – что при царях, что при Гитлере. Шнирельман выделяет переломную точку в «хазарском вопросе» – 1951 год, когда работы признанного специалиста по истории Хазарии Михаила Артамонова подверглись суровой критике, санкционированной сверху. Подробное разъяснение тогдашней «дискуссии», результатом которой стал оголтелый «антихазаризм» официальной науки в СССР, – бесспорная заслуга автора. Шнирельман показывает, как на критике Артамонова поднялся такой историк, как Борис Рыбаков, и как самому Артамонову пришлось наступить на горло собственной песне и покаяться в мнимых прегрешениях, впрочем, сохранив лояльность к любимым хазарам и в своих статьях о них даже для энциклопедии умудрявшись писать без поношения.

Хронологически следующим героем, точнее антигероем, Шнирельмана становится Лев Гумилев, для которого он не жалеет черной краски, сравнивает открыто с идеологом нацизма Альфредом Розенбергом и т.д. В шнирельмановской версии Гумилев упертый антисемит самого худшего пошиба, виновный в раздувании хазарского мифа в современной России. Конечно, Гумилев ученым в полном смысле слова не был. Он являлся кем-то вроде Фрейда – автором успешно продаваемых мифологем. «Пассионарность» пошла в оборот особенно успешно. Но сводить этого несчастного человека, с детства брошенного матерью, с расстрелянным отцом, попавшего уже в юности под жернова тоталитарной системы и вышедшего из лагеря только в 44 года, к образу примитивного юдофоба а-ля Гитлер или Розенберг было бы неверно.

Большую часть книги занимает дотошное рассмотрение всевозможных публикаций и теорий бесчисленных маргиналов национал-патриотического поля русской общественной мысли. Диву даешься – сколько умудрялись разные авторы протаскивать в советские подцензурные времена в своих книжках. Популярную в свое время «Русь изначальную» Валентина Иванова, например, Шнирельман рассматривает именно в ракурсе поиска скрытых антисемитских коннотаций в связи с упоминанием хазар. Я, когда читал этот роман ребенком и восхищался им, конечно, ничего подобного не замечал, как и, наверное, большинство читателей того времени. Но сегодня я склонен соглашаться со Шнирельманом – очень многое в те времена протаскивалось между строк.

После горбачевской перестройки, когда цензура пала, «хазарологи» расплодились без счету, но автор пытается их все же сосчитать. При этом он не ограничивается Россией, а выделяет особую главу Украине – равноправной наследнице Киевской Руси, где антихазарская (по Шнирельману, читай – антиеврейская) идеология также в чести. Конечно, автор не проходит мимо таких нашумевших в свое время событий, как выход книжки Артура Кестлера «Тринадцатое колено» (ненаучной и нарочито провокационной) или попытки установить скандальный памятник тому же Святославу работы Вячеслава Клыкова.

При всей широте использованного материала книга «Хазарский миф…» оставляет двоякое впечатление. Автор взялся за непосильную задачу – одновременно провести и исследование мифа, со вполне академическим подходом, и разоблачить его, выступая как публицист, использующий всякого рода пропагандистские клише.

Но в любом случае можно быть уверенным – хазарский миф в общественном сознании – это всерьез и надолго. И тема эта – благодарная для исследователя. Слова Лосева из его стихотворения: «То гойку на койку завалит хазар, то взвоет под гоем хазарка: «Ой, батюшки светы, ой, гой ты еси!» И так заплетаются судьбы Руси» – будут актуальны, наверное, пока стоит Русь.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Абсолютный Chekmate

Абсолютный Chekmate

Дмитрий Литовкин

МАКС и Военно-морской парад в Петербурге показывают вектор развития

0
1706
Черная суббота князя Боргезе

Черная суббота князя Боргезе

Владимир Щербаков

Как торпедный катер «Д-3» одним ударом сократил итальянский флот

0
2245
Возврат к красному телефону

Возврат к красному телефону

Владимир Иванов

Белый дом намерен создать горячую линию с Пекином

0
1177
Защите приходится разбираться без протокола

Защите приходится разбираться без протокола

Екатерина Трифонова

Конституционный суд разрешил адвокатам добиваться оперативного доступа к стенограммам закрытых слушаний

0
810

Другие новости

Загрузка...