0
2356
Газета Non-fiction Печатная версия

24.07.2014 00:01:00

Путеводитель страстей

О человеческой канители и культурной преемственности

Тэги: серебряный век, поэты, адреса, любовь


серебряный век, поэты, адреса, любовь

Вячеслав Недошивин. Адреса любви. Москва, Петербург, Париж. Дома и домочадцы русской литературы. – М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2014. – 718 с. (Литературные путеводители).

Еще недавно Вячеслав Недошивин презентовал книгу «Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург», жанр которой один из рецензентов определил как «детектив страстей». И вот новая книга – своеобразное продолжение первой. Автор ходит от дома к дому своих героев – Анны Ахматовой, Александра Блока, Максимилиана Волошина, Николая Гумилева, Сергея Есенина и др. (у иных за жизнь накопилось их множество, да не в одном городе – в трех!) и всматривается в уцелевшие за столетия окна, словно пытаясь уловить хотя бы тени тех, кого сам уже много лет любит, про кого знает почти все и кому во всем, пусть и заочно, сочувствует. Только любовь и дает энергию истинному творчеству. «Слушайте внимательно, – писала Цветаева в одной из записных книжек, – я говорю Вам, как перед смертью: – Мне мало писать стихи!.. Мне надо что-нибудь, кого-нибудь – любить – в каждый час дня и ночи...»

Как-то так получалось, что классики отечественной литературы выбирали для жизни не только одни и те же дома, а порой и квартиры, но подчас состояли между собой и в отдаленном родстве. О чем это говорит? Да, о преемственности культурной традиции! И она-то и оказалась прерванной на самом взлете. Каждое время переосмысливает минувшие эпохи, переоценивает достижения, переставляет ранжиры, ступеньки славы и известности. «Вчерашние «великие» поэты, – пишет автор, – ныне превращаются вдруг в «знаменитых», а иногда – по нисходящей! – вообще в просто «известных». И, разумеется, наоборот <…>. Даже знакомые со школы имена Блока, Есенина, Маяковского после новых публикаций, возникших из небытия мемуаров, обнародованных документов вдруг начинают выглядеть иначе – не так, как мы понимали их вчера...» В каждой из 19 глав своего «путеводителя страстей» автор задается вопросами, которые и поныне считаются неразрешенными историей, литературоведением, даже краеведческими изысканиями. Были ли дети у бездетного, как известно, Александра Блока; за что впервые арестовали Осипа Мандельштама – за стих-эпиграмму на Сталина или за прилюдную пощечину Алексею Толстому; кого на самом деле вывел под именем Маргариты в своем романе Михаил Булгаков? Я уж не говорю о найденной автором иконе, у которой венчались Марина Цветаева и Сергей Эфрон… Другое дело, как написать об этом, чтобы житейское, бытовое не унизило духовных великанов, а дополнило их образы неожиданными деталями. Это непросто. Ведь итог развития цивилизации для меня лично таков: «Вот я, например, хочу написать о любви, но ни слова, ни звука, даже стона извлечь из себя не могу». Эта мысль пришла мне в голову по дороге на работу. Ныне женщины много работают, им, говорят, не до любви. Исключения есть, но вряд ли они оставят след в истории русской культуры.

Вот тут и спросишь: зачем Недошивин скрупулезно составляет мозаику чужой любви – страстей, подвигов, измен? Автор задает  себе вечный вопрос: куда уходит Любовь? И не только любовь мужчин и женщин, но к родному очагу, к домам и домочадцам их, к малой и великой родине. Мы так нуждаемся в Любви в век безумных технологий, готовых истребить не только главное в человеке, но саму биологическую жизнь на планете Земля. Ахматова – одна из героинь книг – предвидела: «Чем скорее летают самолеты, тем более будут оскудевать человеческие отношения, а заодно и поэзия. Исчезнет понятие разлуки, радость встреч и разная другая необходимая человеческая канитель…»

И, конечно, главный вопрос: как случилось, что самые гениальные люди остались за бортом XX века – сгинули в лагерях, умерли от голода, сошли с ума, покинули родину? Религиозность, духовность, поклонение Красоте не вписывалось в эпоху строительства новой эры. Показалось, можно прожить без «мещанского хлама». Но Недошивин испытал потребность сделать шаг назад и отправиться в свое путешествие по Серебряному веку. Сначала по родному Петербургу, а потом по Москве и Парижу в поисках утраченного времени, чтобы связать узелки в разорванной ткани истории культуры и разглядеть путь, по которому  двигаться дальше. 


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

Евгений Солотин

Рассчитывать на объективность суда сложно, но громкие заявления американских чиновников нуждаются в публичном обсуждении

0
222
Боевой разворот Анкары

Боевой разворот Анкары

Василий Иванов

Турецкие ВВС лавируют между Вашингтоном, Киевом и Москвой

0
389
Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Владимир Зеленский передает Украину в доверительное пользование Польше

0
650
Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Законодательство по борьбе с противниками спецоперации укладывают в логику статьи 58 УК СССР

0
516

Другие новости