0
2583
Газета Политика Печатная версия

01.12.2022 20:22:00

Адвокаты хотят вернуться к обязательной видеозаписи допросов

Сейчас суды стали местом для чтения предварительных показаний

Тэги: правосудие, суды, адвокаты, обязательная видеозапись, допросы, мнение

On-Line версия

правосудие, суды, адвокаты, обязательная видеозапись, допросы, мнение Письменные материалы, попавшие в уголовное дело, уже крайне трудно изменить. Фото Романа Пименова/PhotoXPress.ru

В адвокатском сообществе настаивают на введении обязательной видеофиксации всех допросов. Предполагается, что это как минимум усложнит возможную фальсификацию показаний. Нынешние судебные процессы фактически стали тем местом, где зачитываются материалы предварительного следствия, которые затем и становятся доказательствами, определяющими приговор. Эксперты «НГ» напомнили, что Минюст в сентябре 2020 года готовил законопроект о видеозаписи, сейчас его можно было бы и реанимировать.

Сегодня жестких правил по процедурам фиксации допросов нет: в законе лишь сказано, что диктофоны, например, могут включить по инициативе следователя или ходатайству допрашиваемого.

Однако суды стараются опираться на показания, не полученные в ходе заседаний, а записанные в условиях неочевидной объективности. Судебное следствие по большинству уголовных дел, поясняют эксперты, «превратилось в оглашение письменных материалов дела», в том числе материалов, полученных от допрошенных свидетелей, которые и ложатся в основу обвинительных приговоров в качестве допустимых доказательств. Попытки же защиты опровергнуть такие свидетельства, полученные в стенах следственных кабинетов, как правило, остаются неудавшимися.

По этой причине адвокаты сейчас и возвращаются к идее обязательной видеозаписи всех допросов – по образцу уже введенного в судах сплошного аудиопротоколирования. Стоит отметить, что в большинстве стран с состязательной системой правосудия такие нормы давно введены.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов полагает, что нормативное закрепление в уголовно-процессуальном законе обязательной аудио- или видеофиксации не исключит, но хотя бы «минимизирует незаконное влияние следственных работников на результаты и содержание протоколов допроса, опознания, очной ставки и других следственных действий». Эксперт напомнил, что еще в 2020 году соответствующая инициатива в форме законопроекта была внесена в Госдуму Минюстом, но поправки так и не были приняты. Очевидно, что правоохранительное лобби не заинтересовано в скорейшем принятии таких изменений, говорит Иноядов, поскольку фиксация способна пресечь недопустимые действия стороны обвинения, особенно на первоначальных этапах расследования.

Как пояснил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов РФ Дмитрий Тараборин, попадая в кабинет следователя, многие свидетели подписывают заранее подготовленные тексты протоколов, даже не читая их. Более того, свидетели из числа лиц, прямо заинтересованных в исходе дела, например оперативные сотрудники, дежурные понятые или провокаторы, и вовсе преднамеренно дают заведомо недостоверные показания. В суде они либо совсем не могут воспроизвести их, либо упускают весьма важные для обвинения детали, поскольку в отличие от реальных событий ложь сложно запомнить и повторять. Как говорит эксперт, суд вместо того, чтобы признать очевидное и отнести такие показания к недостоверным, сдувает пыль с протокола допроса, составленного следователем, оглашает его и, даже если свидетель не подтверждает услышанное, кладет документ в основу приговора. «Строго говоря, с учетом личной заинтересованности следователя в каждом деле мы даже не знаем, а говорил ли свидетель то, что следователь внес в протокол», – отмечает собеседник «НГ». Он уверен, что видеозапись допроса во многом позволит таких проблем избежать. «В конце концов хотя бы будет очевидно, был ли вообще допрос или свидетель просто подмахнул готовый протокол», – отметил Тараборин.

Партнер адвокатского бюро ZKS Алексей Буканев напомнил, что, как правило, свидетели в период предварительного следствия допрашиваются без адвоката, а ключевые свидетели довольно часто допрашиваются после беседы с оперативными работниками. Протокол допроса составляет следователь, который записывает текст от первого лица. Следователь записывает в первую очередь существенные для него показания, то, что подходит под его «картину преступления». Слова, которые сказал свидетель, могут быть несколько искажены. К примеру, вместо: «Все указания руководителя, связанные с исполнением должностных обязанностей, обязательны для выполнения всеми работниками» – можно написать: «Все указания руководителя были обязательны для выполнения». Смысл этих фраз разный. В суде же свидетель говорит свободно, в связи с этим и возникают противоречия с протоколом, где изложена интерпретация следователя. Потому гособвинение почти всегда просит огласить показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия. Кроме того, свидетель, находясь один на один со следователем, часто подвергается давлению, поэтому следователь обычно пишет, а свидетель подписывает. Часто последнего просто не спрашивают именно про те обстоятельства, которые помогут защите, дополнят картину происшествия, а сомнения свидетеля превращаются в утверждения.

Адвокат по уголовным делам Татьяна Пашкевич указывает, что в приговорах преимущественно излагаются те показания свидетелей, которые они давали не в суде, а на следствии: «Поскольку в ходе судебного заседания свидетели могли бы давать иные показания, что может крайне не устраивать сторону обвинения. В результате прокурор заявляет ходатайства об оглашении показаний, которые впоследствии и используются в обвинительном приговоре». То есть видеозаписи допросов позволят во много раз уменьшить возможности следователей фальсифицировать протоколы, вносить не соответствующую действительности информацию, пользуясь правовой безграмотностью допрашиваемых и отсутствием адвоката, несмотря на прописанную в законе обязанность дословно отражать показания (ст. 190 УПК). По ее словам, «следователи практически всегда нарушают эту обязанность, когда адвокат в ходе допроса отсутствует». И понятно, что обстоятельства будут изложены в ракурсе, удобном обвинению, даже если свидетель так не говорил. «Обязательная видеозапись практически свяжет руки следователям, во всяком случае сделает во много раз затруднительнее процесс фальсификации. В случае допросов понятых, участвующих в следственных действиях, либо сотрудников правоохранительных органов о проведенных действиях практически в 100% можно проследить такую закономерность – копирования показаний вплоть до орфографических и пунктуационных ошибок. Например, из собственной практики: по последнему уголовному делу из 69 строк текста двух понятых 67 были идентичны вплоть до переноса слов», – сказала «НГ» Пашкевич.

Некоторые эксперты хотя и поддерживают саму идею, но сомневаются в ее эффективности в нынешних условиях, с учетом обвинительного уклона суда в России. Например, как заметил «НГ» партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант, эта серьезная проблема является симптомом более мелких: «Деградации судопроизводства, снижения стандартов доказывания, ущемления основополагающих принципов судопроизводства: гласности и непосредственности». Потому ни видеозапись допросов, ни более детальная регламентация их процедуры в законе панацеей не станут, убежден эксперт, хотя оба эти предложения сами по себе представляются полезными. Без изменения общей ситуации, связанной с крайне низким стандартом доказывания по уголовным делам и пренебрежением презумпцией невиновности, ожидать существенных изменений к лучшему не приходится. Например, по закону свидетели должны допрашиваться в судебных заседаниях очно, при этом должна вестись аудиозапись. На практике сплошь и рядом оглашаются показания, данные на следствии, которые суды без какой-либо проверки принимают за истинные, рассказал Клювгант. А «при противоречии показаний в суде признательным или изобличающим показаниям того же лица на следствии (которое даже по названию – предварительное) вопреки логике закона и здравому смыслу, но в угоду обвинению суды отдают предпочтение первым», – посетовал юрист. Если будет видеозапись следственного, да и судебного тоже, допроса, у защиты в некоторых случаях будет немного больше возможностей оспорить такие показания. Но того, что происходит со свидетелями или обвиняемыми до начала допросов, в перерывах и после их окончания, как и какими методами их «готовят» к нужным показаниям под протокол, никакая видеозапись и вовсе не зафиксирует, подытожил собеседник «НГ». 


Читайте также


Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Екатерина Трифонова

Отправка граждан из СИЗО в колонии допускается и вперед ногами

0
1027
О допуске россиян на Олимпиаду

О допуске россиян на Олимпиаду

Заявления депутатов о расколе в обществе не помогают спортсменам

0
1097
Киргизские депутаты занялись русским языком

Киргизские депутаты занялись русским языком

Виктория Панфилова

В Бишкеке лингвистическими проблемами подменили социальные

0
2953
Переброска арестантов из одного СИЗО в другое не запрещена

Переброска арестантов из одного СИЗО в другое не запрещена

Екатерина Трифонова

Своим решением Конституционный суд лишь добавил ложку меда в бочку дегтя

0
2782

Другие новости