0
3781
Газета Политика Печатная версия

01.02.2024 20:59:00

Кандалы в подвалах судов остаются вне контроля

Проблема содержания граждан в конвойных помещениях со временем лишь усугубляется

Тэги: вс, жалоба, нормативное регулирование, конвойные помещения, судебные подвалы, кандалы, правозащита


вс, жалоба, нормативное регулирование, конвойные помещения, судебные подвалы, кандалы, правозащита Правоохранительная система показательно жестко обращается с обвиняемыми. Фото РИА Новости

Конституционный суд (КС) РФ рассмотрит жалобу на отсутствие нормативного регулирования конвойных помещений судов. Это полностью закрытая от внешнего контроля территория чаще всего расположена в подвалах судебных зданий. Вопрос о фактически пыточных условиях в пресловутых «конвойках» поднимался не раз, причем и на самом высоком уровне. Например, на традиционных встречах президента с Советом по правам человека (СПЧ). Однако проблема со временем лишь усугубляется, а на подсудимых стали уже надевать настоящие кандалы. При этом почему-то и суды, и надзорные органы не вмешиваются в ситуацию хотя бы по имиджевым соображениям.

Пребывающие в конвойных помещениях судов граждане часто жалуются, что в крайне стесненных условиях они находились продолжительное время, испытывали сложности с оказанием им медпомощи. При этом данные помещения не находятся под каким-либо внешним надзором, а сам человек просто не может зафиксировать фактов нарушения своих прав.

Один из заключенных, обратившийся теперь в КС, пытался взыскать компенсацию за условия содержания в «конвойке», но ему было неоднократно отказано. Суды постановили, что законодательство не относит данные помещения к местам принудительного содержания и не регламентирует условия нахождения в них. То есть, проще говоря, ответ был такой: бессмысленно обжаловать то, что не прописано на бумаге. В обращении к КС указывается, что поскольку конвойные блоки не подпадают под правовое регулирование, то это лишает их обитателей права на защиту, в том числе и судебную. Нет там и общественного контроля, к обвиняемым не пускают ни должностных лиц, ни представителей общественных организаций. Заявитель многократно пытался обратиться в прокуратуру сотрудников конвойной службы, но «они отвечали, что не имеют права пускать в конвойный блок прокурора, когда там находится заключенный», указывается в тексте жалобы в КС. Но чиновники рассуждают, похоже, примерно таким образом: раз «конвойка» – это лишь временная мера, то человек может немного и перетерпеть.

Как подтвердил «НГ» вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников, конвойные помещения судов, в том числе по смыслу закона «Об общественном контроле», не являются местами принудительного содержания, что и позволяет фактически вывести их из-под такого контроля. То есть действительно отсутствуют внятные правовые основания для мониторинга обстановки там, хотя Мельников и напомнил, что это за исключением мер прокурорского реагирования. Однако у самих прокуроров действительно нет полномочий в отношении судебной системы, а «конвойки» находятся именно на этой территории. Что же касается условий пребывания, то фрагментарно они отражены в СанПиНе от 2012 года. То есть распространяются лишь на здания судов, возведенных позднее этой даты, а таких единицы.

23-3-1480.jpg
В кулуарах российских судов есть закрытые
от посторонних глаз закоулки. 
Фото с сайта www.sudrf.ru
Вместе с тем, рассказал «НГ» Мельников, в последние годы в судебных подвалах чаще стали мелькать и настоящие кандалы. «Мы видим, что для конвойной службы заказывают все больше кандалов, которые в большинстве считаются унижением человеческого достоинства и находятся под запретом», – заявил правозащитник. Он поведал и о жалобах обвиняемых на то, что их якобы приковывали к стене в конвойных комнатах. «Есть и фотографии конструкций с кольцами, к которым заключенных пристегивали за руки, как в Средневековье. Члены ОНК хотели проверить эту ситуацию, однако в судах им отказывали, ссылаясь на то, что это, мол, не в их юрисдикции», – подчеркнул Мельников.

Но совсем уже непонятно, почему на протяжении длительного времени судьи предпочитают не обращать внимание на то, что происходит рядом с ними. Такая безучастность к проблеме «конвоек» в зданиях судов явно не идет на пользу имиджу российского правосудия. Дело в том, что суды – часть системы, которая во многом ориентируется на витринное восприятие. Залы заседаний, коридоры отремонтированы – и ладно, хотя даже это далеко не всегда, сказал «НГ» член СПЧ Александр Брод. В «конвойку» же все равно никого не пускают – ни адвокатов, ни журналистов, а обвиняемый обычно всегда неправ, так кто же ему поверит. Брод подтвердил, что конвойные помещения в судах – «многолетняя тревога и боль правозащитников». Не единожды поднимался вопрос о законодательном обеспечении контроля за этими «островками безвластия» со стороны и прокуратуры, и ОНК, и правозащитного сообщества, но пока все усилия тщетны. По словам Брода, туда, как ни странно, за 30 лет так и не пришла цивилизация: отсутствие должного освещения и свежего воздуха, питания и санитарно-гигиенических условий, теснота и издевательства остаются типичными проблемами «конвоек». «Конечно, необходимо обеспечить эту серую зону и видеонаблюдением. Ситуацию необходимо поднимать на уровне федерального омбудсмена, обеих палат парламента с участием экспертов и правозащитников», – настаивает Брод.

Доктор юридических наук, член Российской Хельсинкской группы Илья Шаблинский подтвердил, что чаще всего в так называемых конвойных блоках действительно нет элементарных условий для того, чтобы провести хотя бы несколько часов. Подсудимый полностью зависит от тех, кто его охраняет, а они «могут и не отпустить человека в туалет, тот может за день не получить ни еды, ни питья». Часто к подсудимым суды вынуждены разрешать вызвать «неотложку», когда человек уже теряет сознание. «Формально в камере прав у людей больше», – подчеркнул Шаблинский, заметив, что запрос в КС совершенно оправдан. Однако он опасается, что облегчения подсудимым это не принесет, дескать, «уже знаем, что такое сейчас этот КС».

По словам старшего партнера КА Pen & Paper Константина Добрынина, конвойные помещения, в которых обвиняемые ожидают судебных заседаний, как правило, расположены в подвалах, это небольшие камеры без окон. Основные жалобы поступают на то, что «там темно, грязно, сыро, стоит вонь, отсутствуют столы, а лавки узкие, неудобные и грязные, полы в камерах бетонные, санузлы находятся в антисанитарном, если не аварийном состоянии, а их вентиляция может выходить прямо в камеру». Учитывая, что обвиняемый может находиться в подобном помещении целый день, такие условия содержания можно приравнять к пыткам, согласился Добрынин. При этом он заметил, что если условия в ИВС, СИЗО и прочих учреждениях за последние годы хотя бы немного изменились к лучшему, то в «конвойках» становится «не лучше, а хуже». По мнению Добрынина, это происходит потому, что, с одной стороны, нет нормативных актов, регулирующих положение лиц, там находящихся, а с другой – есть безразличие должностных лиц к страданиям людей.

Суды, рассматривающие жалобы, ссылаются на то, что конвойные помещения являются частью зданий федеральных судов и предназначены для пребывания в них заключенных только в период ожидания судебного заседания. В связи с этим на них не распространяются положения закона «О содержании под стражей», в том числе его ст. 23, которая регулирует вопросы материально-бытового обеспечения. «То есть ответственных как будто и нет, а раз нет, то, по старой русской пословице, хоть трава не расти», – подчеркнул Добрынин. В то же время он не взялся спрогнозировать, каким может быть решение КС: если конвойное помещение будет признано местом содержания под стражей, то, очевидно, это приведет к улучшениям. «Остается надеяться, что судьи КС отнесутся к проблеме не формально», – подытожил Добрынин. 


Читайте также


Надеждину показали образцовый процесс

Надеждину показали образцовый процесс

Дарья Гармоненко

Рассмотрение третьего иска в Верховном суде без участия экс-кандидата затянулось

0
612
Красные под кроватями

Красные под кроватями

Андрей Мартынов

Двойные стандарты для жителей зарубежья

0
204
Чудо в быту и на производстве

Чудо в быту и на производстве

Николай Калиниченко

Спрятанное волшебство Юрия Олеши, Михаила Булгакова и Леонида Леонова

0
529
И буквы, и костюм...

И буквы, и костюм...

Алиса Ганиева

Удмуртка Дарали Лели ищет аутентичность через родной язык

0
502

Другие новости