0
19428
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

22.06.2020 18:55:00

Как массовые протесты напомнили силовикам их роль и место в демократическом обществе

Пока президент проверял свой бункер

Анна Кроткина

Об авторе: Анна Кроткина – американский журналист, преподаватель Университета Вашингтона и Ли, штат Вирджиния.

Тэги: сша, власть, государство, расизм, протест


сша, власть, государство, расизм, протест Ожидал ли Дональд Трамп, что у него будут таких невеселые прогулки. Фото Reuters

Протесты в Америке никого не должны удивлять: это часть политической системы, защищаемой Конституцией. Именно массовое несогласие в США часто сдвигало неповоротливую государственную машину с места и приводило к расширению гражданских прав. Как правило, государство и полиция пытались протесты подавить, но в конечном счете требования протестующих воплощались в жизнь и закон.

Среди знаменитых американских протестов были выступления суфражисток, борющихся за право женщин участвовать в выборах. В 1917 году (за три года до того, как женщины получили избирательное право) в результате пикетов женщин перед Белым домом десятки протестующих были арестованы. В тюрьме женщин били, пытали, а когда они объявляли голодовку, их насильно кормили, вливая в горло еду через трубку.

В канон американской истории вошли также протесты за расовое равноправие. Мало кто в Америке не знает о демонстрации в городе Селма в Алабаме в 1965 году и о кровавой конфронтации там демонстрантов с местными властями.

Каждый школьник знает и о массовых выступлениях американской молодежи против войны во Вьетнаме, и о манифестациях длинноволосых хиппи за мир.

Все эти протесты в итоге сделали Америку намного более равноправной, ориентированной на социальную справедливость страной.

Сегодняшние демонстрации против полицейского произвола прекрасно укладываются в историю социальных движений в США. Объединив большие и малые города, соединив молодежь всех рас и получая все больше союзников среди городских администраторов, мэров, политиков и военных, требования демонстрантов изменить систему правопорядка уже сегодня становятся мейнстримом.

Грабежей и разбитых витрин не было

На прошлой неделе демонстрации прошли даже в моем маленьком городке Лексингтоне штата Вирджиния с населением в 5 тыс. человек. Знаменательно, что волна протестов, связанных с дискриминацией чернокожих, докатилась и до этой глубинки. Во время Гражданской войны Севера и Юга штат Вирджиния был на стороне рабовладельческой Конфедерации, а в самом Лексингтоне похоронены главные генералы Юга, отстаивавшие рабовладение.

В наше время местный ку-клукс-клан разбрасывает иногда в городе свои листовки, рассчитывая не без основания на поддержку некоторых жителей. Но и тут на демонстрации дважды вышло несколько сот человек. В прошлую среду человек 300 демонстрантов выстроились на узких тротуарах вдоль двух основных улиц города. В основном это были люди до 30 и белые. Афроамериканцы, которых мало в городе, составляли не более 10%. Демонстранты скандировали: «Черная жизнь имеет ценность», «Не будет справедливости – не будет мира» – и несли плакаты с уже знакомыми призывами: «Требуем расформировать полицию», «Лишить полицию фондов!», «Покончим с неравенством прямо сейчас».

В воскресенье в знак солидарности со всеми растущими протестами в стране наш город опять вышел на демонстрацию. На этот раз человек 500–600 (то есть примерно 10% всего населения) собралось в городском парке. В парк, где легче было соблюдать социальное дистанцирование (карантин никто не отменил), пришли и люди постарше. День был жаркий. Все расселись на траве под деревьями – некоторые принесли одеяла, люди в возрасте запаслись складными стульчиками. На трибуне с речами выступали пастыри двух местных афроамериканских церквей и представители горсовета. Много слов было сказано о вреде насилия и очень много о братской любви и совместной работе.

Ни грабежей, ни разбитых витрин в городе Лексингтоне не было. (Грабежи и побитые витрины первых дней протестов были, по последним данным, делом криминальных банд, не связанных с демонстрантами.)

Причин для сегодняшних протестов несколько. Прежде всего это вульгарный и знакомый не только в Америке полицейский произвол, направленный в Штатах по большей части на чернокожих. Как известно, толчком к протестам послужило убийство афроамериканца (Джорджа Флойда) белым полицейским, снятое на видео 17-летней девчонкой, оказавшейся на месте преступления. На видеозаписи полицейский в течение восьми минут душит коленом лежащего на земле человека в наручниках. (На сегодня этому полицейскому представлено обвинение в убийстве и он под арестом.)

На похоронах Флойда был выставлен рисунок, изображающий покойника с крыльями и нимбом. Ангелом он при жизни не был. Дело, однако, было не в его личных качествах, а в том, что жестокое и беззаконное убийство этого человека было не единичным случаем и произошло на фоне других громких инцидентов последних месяцев.

В феврале этого года в предместьях города Брансуика в штате Джорджия во время пробежки был застрелен 25-летний темнокожий парень Ахмауд Арбери. Его без всякой видимой причины застрелили двое белых мужчин – отец и сын МакМайклы. (Старший, Грегори МакМайкл, работал до 2019 года полицейским следователем в окружной прокуратуре.) Хотя это убийство тоже было снято на видео и имело широкое хождение в интернете, полиция тянула с арестом 74 дня.

В марте полицейские Луисвилля в штате Кентукки ворвались в квартиру Бреонны Тейлор, 26-летней афроамериканки, работника службы неотложной помощи, и застрелили ее прямо в постели. Полиция расследовала продажу наркотиков из дома, находящегося далеко от места, где жила Тейлор. Ордер на обыск у Тейлор полиция получила, так как подозревала, что ее бывший бойфренд использовал ее квартиру для получения посылок. (Наркотиков в доме не обнаружилось.)

6-15-3350.jpg
Призрак расизма в США имеет свой 
узнаваемый образ уже давно. Фото Reuters
В день смерти Флойда в интернете появилась видеозапись инцидента в Центральном парке в Нью-Йорке, где белая женщина звонит в полицию и отчаянно, но без всяких на то оснований кричит, что афроамериканец угрожает ее жизни. Пререкания этой женщины с афроамериканцем по имени Кристиан Купер начались с того, что Купер попросил ее взять собаку на поводок. При этом Купер указал женщине, что этого требуют правила парка, так как собака может повредить зеленым насаждениям. В целях собственной безопасности он заснял всю последующую сцену на телефон, и эту запись посмотрели миллионы. Купер, оказавшийся любителем-орнитологом, писателем, старшим научным редактором в Health Science Communications и выпускником Гарвардского университета, сказал позднее в интервью на NBC: «Мы живем в эпоху Ахмауда Арбери, когда чернокожие могут быть застрелены, потому что кому-то что-то показалось. И я просто не хочу оказаться в такой ситуации».

Отчасти протесты были спровоцированы и неоправданной милитаризацией полиции. С начала нулевых годов полиция стала получать излишки военной техники и оружия, которое производилось для боевых действий в Ираке и Афганистане. А оружие, как известно, определяет сознание. Когда в 2014 году в Фергюсоне, штат Миссури, во время протестов, спровоцированных убийством темнокожего подростка белым полицейским вооруженные до зубов гвардейцы на устрашающего вида технике въехали в город, они вели себя как оккупанты в стране врагов.

После этого инцидента бывший президент Барак Обама запретил снабжать полицию боевой техникой и оружием. Но в 2017 году Трамп запрет снял. Более того, Трамп передал в руки полиции тысячи штыков и сотни гранатометов американской армии.

И тут вдруг президент. С библией руках

В результате полиция все больше начала походить на гвардию, работающую не на обеспечение безопасности граждан, а на поддержку видения жизни как столкновения хороших своих и плохих чужих, пропагандируемую президентом. При этом среди «плохих чужих» оказались и сограждане, против которых полиция была теперь снабжена штыками. В конечном счете на демонстрациях столкнулись две идеологии: эгалитарное мировоззрение протестующих, не желающих делить мир на белых и черных, своих и чужих, и популистское антидемократическое представление о мире, пропагандируемое сегодня президентом и его сторонниками.

Ключевым моментом протестов, способствовавшим широкой поддержке демонстрантов и их требованиям, стали приказ Трампа от первого июня разогнать силой мирный протест перед Белым домом и заявление президента о его готовности мобилизовать «тысячи и тысячи вооруженных солдат» для подавления «беззакония» по всей стране.

В политике «сильных лидеров» фарс и трагедия живут бок о бок.

Причиной для разгона демонстрации резиновыми пулями и едкими газами было желание президента красиво перейти через опустевшую площадь в сопровождении военных и сфотографироваться перед церковью с библией в руке. План этот возник в результате уязвленного самолюбия. Дело в том, что стало известно, что, испугавшись протестов, Трамп укрылся с семьей в подземном бункере под Белым домом. Образ президента в подвале, видимо, не соответствовал представлению Трампа о самом себе. Чтобы поправить ситуацию, он принялся объяснять свое присутствие в подземном бункере как «инспекцию». «Мне сказали, что сейчас самое время пойти и посмотреть, потому что, может быть, когда-нибудь это понадобится», – сказал Трамп. «Я был там в течение крошечного, короткого промежутка времени... это было больше для проверки», – повторял он в интервью на канале Fox News.

6-15-2350.jpg
Убитый  полицейским Джордж Флойд
становится символом протестных
выступлений. Фото Reuters
Желание Трампа отыграться и показать, кто хозяин, вышло боком: протесты молодежи против полицейского произвола переросли в противостояние президента и ставших на сторону демонстрантов профессионалов в области национальной безопасности.

Первым откликнулся сотрудник Совета обороны и бывший заместитель министра обороны по вопросам политики Джеймс Миллер, подавший в отставку после того, как министр обороны Марк Эспер сфотографировался вместе с Трампом перед церковью после разгона демонстрации. В открытом письме к Эсперу Миллер пишет: «Когда я вступил в должность… я принес присягу, знакомую вам. Присяга содержала обязательство «беречь и защищать Конституцию Соединенных Штатов…» Вы принесли ту же клятву 23 июля 2019 года, когда были приведены к присяге в качестве министра обороны. В понедельник 1 июня 2020 года я считаю, что вы нарушили эту клятву.

Законопослушные демонстранты возле Белого дома были разогнаны слезоточивым газом и резиновыми пулями не ради безопасности, а чтобы расчистить путь для президентской фотосессии. Затем вы сопровождали президента Трампа от Белого дома до церкви Св. Иоанна для этой съемки.

Действия президента Трампа в понедельник вечером нарушили его клятву «заботиться о том, чтобы законы выполнялись добросовестно», а также они нарушили Первую поправку Конституции «Право людей на мирные демонстрации».

Миллер написал свое письмо не зря: на следующий день министр обороны открыто пошел против президента. На пресс-конференции в Пентагоне он заявил, что армия в роли правоохранительных органов внутри страны «должна использоваться только в качестве крайней меры и только в самых неотложных и экстремальных ситуациях». И в настоящий момент, сказал Эспер, он такой ситуации не видит.

Президент, по словам представителя администрации, был возмущен высказываниями Эспера, но уволить его пока не решился. Дальше – больше. Осуждения президента генералами посыпались как из рога изобилия.

Между присягой и гражданским долгом

«Даже для случайного наблюдателя понедельник (то есть день, когда президент приказал разогнать демонстрацию) был ужасным для Соединенных Штатов и демократии», – написал бывший командующий американскими силами в Афганистане генерал Джон Аллен. Открестился от действий президента и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк А. Милли, тоже присутствовавший на фотосессии президента после разгона демонстрации. «Я не должен был быть там», – сказал он на видеообращении к Университету национальной обороны: «Мое присутствие в тот момент и в той обстановке создало впечатление, что военные вовлечены во внутреннюю политику». «Я понял свою ошибку», – сказал генерал Милли. При этом он назвал убийство Флойда «бессмысленным и жестоким» и подчеркнул свое несогласие с предложениями Трампа использовать федеральные войска для подавления протестов.

Джеймс Мэттис, уважаемый генерал морской пехоты, подавший в отставку с поста министра обороны в знак протеста против внешней политики Трампа, тоже обвинил президента в том, что он приказывает американским военным нарушать конституционные права американских граждан, и открыто встал на сторону демонстрантов: «Слова «Равенство перед законом» высечены на фронтоне Верховного суда США. Это именно то, чего справедливо требуют протестующие. Это законное требование, которое все мы должны быть в состоянии удовлетворить. Мы не должны отвлекаться на небольшое количество нарушителей закона. Протесты определяются десятками тысяч людей, которые настаивают на том, чтобы мы соответствовали нашим ценностям – нашим человеческим ценностям и нашим национальным ценностям».

Поддержка протестов продолжала расти. В городах на сторону демонстрантов становятся многие мэры и горсоветы.

В Нью-Йорке, где полиция лупила мирных участников протеста дубинками, но не откликалась на вызовы по ограблениям и вандализму, мэр города Билл Де Блазио вынес решение урезать фонды полиции, как этого требовали демонстранты. Теперь многие функции, которые выполняла полиция, будут переданы другим агентствам. «Мы будем финансировать молодежные программы и социальные службы, и это произойдет буквально в течение следующих трех недель», – сказал мэр города. Кроме того, в Нью-Йорке будет отменен закон, позволяющий сохранять в тайне жалобы на полицейских, что значительно повысит общественный контроль над полицией.

К решению урезать фонды полиции пришел и мэр Бостона Мартин Уолш: «Я прислушался к демонстрантам», – заявил он. На пресс-конференции он объявил о плане передачи части бюджета бостонской полиции на программы общественного благоустройства, нацеленные на сокращение неравенства.

В городе Миннеаполисе, где был убит Джордж Флойд, городской совет поддержал выдвинутое протестующими требование полной реформации правоохранительных органов: «Мы взяли на себя обязательство ликвидировать традиционные полицейские структуры города Миннеаполиса и построить новую модель общественной безопасности, которая будет реально защищать людей», – сказала в интервью на CNN председатель совета Лиза Бендер.

Отозваться на протесты пришлось и Конгрессу. Конгрессмены обеих партий начали работу над законопроектом касательно тактики деэскалации и применения силы полицией. В целях большей прозрачности демократы Конгресса рассматривают и создание федеральной базы данных для отслеживания неправомерных действий полиции.

Требования демонстрантов, казавшиеся утопией еще три недели назад, начали воплощаться в реальность. Приведут ли новые реформы к уменьшению насилия в обществе и более эффективным методам охраны порядка, покажет только время. Но на один вопрос, занимавший многих американцев, протесты высветили ответ уже сегодня. Что будет, если Трамп, даже проиграв выборы, откажется уйти со своего поста и призовет на помощь армию? Ответ, как мы теперь видим, есть: генералы его не поддержат, так они уважают американскую Конституцию больше, чем президента. 

Вашингтон


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Войска дяди Васи» стали мировым брендом

«Войска дяди Васи» стали мировым брендом

Иван Коновалов

ВДВ России исполнилось 90 лет

0
11750
Американские санкции против Москвы – не помеха

Американские санкции против Москвы – не помеха

Владимир Карнозов

Индия купит С-400 по новой финансовой схеме

0
1268
Как выиграть холодную войну без горячей фазы

Как выиграть холодную войну без горячей фазы

Юрий Тавровский

Тайваньская стратагема Дональда Трампа

0
1326
Америка готовится к многодоменным операциям

Америка готовится к многодоменным операциям

Владимир Иванов

Пентагон сможет сражаться в любых пространствах

0
634

Другие новости

Загрузка...