1
2322
Газета Стиль жизни Печатная версия

06.02.2018 00:01:00

Альпийский мороз полезен душе

Приятно ранним утром стоять с лыжами в руках в плавно качающемся вагончике, который поднимается вверх

Тэги: альпы, горы, монблан, лыжи, ледовые восхождения


Перемороженный снег хрустит под лыжами... 	Фото  автора
Перемороженный снег хрустит под лыжами... Фото автора

Горы зимой для человека, ими увлеченного, хороши тем, что напрочь вымывают из твоей души тяжелый пыльный пласт трудовой рутины. Альпы для этого идеальны. Белые вершины, глетчер, лед замерзших водопадов, девственные, заснеженные дикие склоны очищают и тело, и мысли до кристальной белизны.

Сигнал для выезда в Альпы – начало обильных снегопадов. Порой приходится несколько часов ждать своего вылета в аэропорту, но это не беда, терпение вознаграждается с лихвой.

Есть еще один прекрасный ритуал, который каждый альпинист с удовольствием исполняет перед поездкой. Сборы в дорогу я начинаю с осмотра снаряжения: достаю все свое богатство из кладовой, раскладываю на полу и перебираю каждый девайс. Для зимнего активного бытия в горах необходим достаточно обширный джентльменский набор, без которого не обойтись. Это прежде всего специальная альпинистская одежда, ботинки для креплений «скитур», широкие горные лыжи-паудеры, камусы, телескопические лыжные палки, страховочная система, спусковые и схватывающие элементы, комплект закладок или камалотов, карабины, оттяжки, альпинистская веревка, комплект ледового инструмента (два анкерных ледоруба, «кошки», набор ледовых крючьев). А также необходимы: каски, очки, щитки, лавинные девайсы (бипер, лопата, щуп) и бивуачное снаряжение, так, на всякий случай. Когда все железо и вещи уложены в рюкзак, а лыжи в чехлы, можно незамедлительно отправляться в путь. Идеальным местом прибытия является Цюрих из-за его центрального положения, отсюда примерно одинаковое расстояние и до Тироля, и до массива Монблана. Куда направить свои стопы, подскажет метеослужба.

По прилете в Цюрих проходит не больше трех четвертей часа, как ты уже мчишься за рулем арендованной машины по автобану в нужном тебе направлении. Обычно моя цель – Шамони, но там в сильную непогоду жизнь замирает. Долгому ожиданию предпочитаю катание по глубокому снегу в одном из небольших горнолыжных курортов Восточной Швейцарии. Дорога туда ведет очень живописная. В хорошую погоду глаз радуют горные теснины, озера, просторные долины, развалины средневековых замков, но в непогоду из-за густой облачности и за пеленой снегопада или дождя ничего этого не видно. Остается одно – понуро ехать, преодолевая бесконечное число тоннелей. В нужном месте, покинув основную трассу, сворачиваешь на боковой серпантин, следуешь по его многочисленным поворотам, поднимаясь все выше и выше. На каком-то этапе непременно придется вылезти из теплого салона машины, чтобы надеть цепи на колеса. В плане выбора жилья и кухни я человек привычки – однажды обнаружив лучшее, не ищу другого, люблю останавливаться в одних и тех же отелях.

Приятно ранним утром стоять с лыжами в руках в плавно качающемся вагончике, который поднимается по наклонной куда-то вверх, навстречу тучам и зарядам плотного снегопада. На площадке верхней станции немноголюдно в непогожие дни, отсюда начинается «полет» на лыжах вниз по белым склонам, в непроглядную мглу, которая не просматривался дальше чем на 30 метров. Лыжи мягко скользят, утопая в снежной пудре, останавливаться нельзя, снег очень глубок, есть опасность, что утонешь в нем с головой. Скорость бешеная, паудеры послушно чертят дуги, вспахивая белую целину, опоры нет, по сути балансируешь в воздухе. На сбросах вдруг ощущаешь, что под тобой пустота. В снежном мареве рельеф не читается, при нулевой видимости падаешь в неизвестность – и дух перехватывает. Ждешь жесткого приземления, а вместо этого плавно погружаешься в рыхлую субстанцию, которая мягко амортизирует, принимает в себя, плотно обволакивает белой пылью, а потом выбрасывает на поверхность снежного покрова.

Когда въезжаешь в хвойный лес на крутом склоне, приходится менять технику. Порой здесь между стволами расстояние не больше двух метров, валежник образует высокие баррикады и накапливаются очень глубокие сугробы. Для катания в таких условиях приходится слегка откинуться назад: снежная масса под весом тела струится вниз между стволами и увлекает лыжника за собой. Иногда под лыжами образуется плотная пробка, останавливающая движение, но достаточно резко присесть – и препятствие это разваливается, путь свободен. На глубоких сбросах часто встречаются пышные ели, чья крона покрыта толстой снежной шапкой – прыгаешь на нее, лыжи впиваются кантами в эфемерную опору, скользишь по наклонной вниз по еловым лапам, снег валится в том же направлении комками, рассыпающимися в пудру. С кроны перелетаешь на склон, падаешь в глубокий сугроб, погружаешься с головой в снег, выныриваешь и едешь дальше, маневрируя между стволами деревьев. Весь день пролетает в неисчислимом количестве подъемов в шатком вагончике и спусков на лыжах по склонам, покрытым свежевыпавшим, нетронутым глубоким снегом. А за тобой остаются непрерывные синусоиды глубоких борозд.

Вечером, уставший, мечтаешь о прекрасном ужине с кружкой доброго пива, но если Метеосат передает, что завтра над Монбланом впервые за последние две недели установится солнечная погода, не теряя времени, бросаешь свои пожитки в машину и едешь в Шамони. Там на следующее утро надо успеть подняться с первой гондолой на Эгуий-дю-Миди (или Ле-Гран-Монте). Народа на нижней станции много, приходится потолкаться локтями, чтобы попасть на первый рейс. Менее чем через четверть часа уже стоишь на предвершинной площадке верхней станции, на выходе в высокогорную зону. Внизу под тобой лежит покрытая массивным ледником, залитая слепящим солнечным светом, по-зимнему убеленная, скованная арктическим холодом величественная долина.

Слегка опираясь на палки, толкаешь лыжи вперед, вниз по гребню, перемороженный снег хрустит под ними, гребень движется навстречу. Лыжи мгновенно тонут в глубокой пудре, с некоторым усилием всплываешь на поверхность и набираешь скорость, необходимую для глиссирования. С выходом на широкий склон «плывешь» свободнее, с ускорением, плавными дугами, но строго вниз. Спуски по левой части Вале Бланш или по склонам вокруг вершины Эгюий Верт тем хороши, что немонотонны: постоянно меняется их крутизна, надо объезжать огромные сераки (нагромождения льда), преодолевать трещины. Вокруг Шамони много мест подобных этим; французы активны, в Тироле склоны дольше остаются нетронутыми.

На заснеженных крутых участках, если не ехать вниз, а двигаться поперек, подрезая склон, – спровоцируешь сход лавины. Неменьшую угрозу представляют скрытые под снежной толщей глубокие трещины в теле ледника, падение в них и попадание в лавину зачастую означают неминуемую смерть. В зимних восхождениях лыжи не самоцель, они уже рассматриваются только как средство для подхода к началу маршрута и для  возвращения в цивилизацию. Ночь перед восхождением и ночь после приходится проводить в особом неотапливаемом помещении высокогорного приюта, которое оставляют открытым для любителей экстрима. В худшем случае холодную ночевку можно провести под открытым небом или в снежной пещере. Средний вариант – ночлег в штурмовой палатке, которую вкупе с другим бивуачным снаряжением приходится тащить наверх на себе.

Ледовые восхождения хороши при ясной погоде, когда снега мало. Начать можно с подъема на вершину Тур-Ронд с северной стороны. Ходил я как-то на эту гору в начале января с пареньком из Шамони. Вышли мы тогда еще затемно, мороз обжигал щеки, налобные фонари освещали путь, в их лучах порхала, искрясь, изморозь. Небо было усыпано крупными сияющими звездами, яркий Млечный Путь пересекал его по диагонали. На рассвете над чернеющем гребнем алым насыщенным цветом загорались облака, имевшие причудливо-пугающие формы. Под горой нас встретил непроходимый бергшрунд (трещина), пришлось его обходить слева по крутой ледовой стенке. Потом поднимались по длинному монотонному ледовому склону; небо к тому времени заволокло, погода портилась. Ключ маршрута, другой ледовый участок, нам пришлось преодолевать в пурге, при нулевой видимости. На скальную вершину вышли во второй половине дня. Спускались затемно на итальянскую сторону, в Курмайор.

Массив Монблана изобилует крутыми каминами, наполненными льдом. При восхождении на них лезешь и по скалам, и по льду. В них лед тонок, для страховки используешь в основном скальное снаряжение, а лыжи или снегоступы приходится нести с собой. Многие предпочитают лазание по замерзшим водным каскадам. Здесь работаешь налегке, но нервы играют:  при каждом ударе ледоруба ненадежная огромная ледовая доска гудит и, кажется, вот-вот обвалится.

После альпийской профилактики любая серьезная неприятность, которая раньше казалась проблемой, становится мелочью, не стоящей внимания. На жизнь начинаешь смотреть через позитивную призму. Горы –  сильная микстура, они излечивают и морально, и физически.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Анютины глазки

Анютины глазки

Алексей Логинов

Сказ современных охотников за самоцветами

0
999
Разрешите вам напомнить о себе

Разрешите вам напомнить о себе

Андрей Юрков

Песни-монологи в творчестве Юрия Визбора

0
1671
Страсть к точному счету

Страсть к точному счету

Игорь Харичев

Как Петр Первый всю ночь пил горилку с Карлом Двенадцатым и другие рассказы по истории для бывших школьников

0
1981
Фляжка на ошейнике. Про монаха Бернара и собаку сенбернара

Фляжка на ошейнике. Про монаха Бернара и собаку сенбернара

Андрей Юрков

0
2452

Другие новости

Загрузка...