0
3261
Газета Стиль жизни Печатная версия

23.07.2018 15:19:00

В двух шагах от новой высокоскоростной

Футбольно-политические размышления во время расчистки завалов на загородной дороге

Светлана Гаврилина

Об авторе: Светлана Дмитриевна Гаврилина – собственный корреспондент «НГ» в Санкт-Петербурге.

Тэги: великий новгород, дороги, аварии, футбол, житейские истории


великий новгород, дороги, аварии, футбол, житейские истории Дорога Новгород – Малая Вишера – узкая двухполоска, вдоль которой почти сплошные леса. Фото Андрея Громова

Жара зашкалила и в Петербурге, и в ближайших окрестностях, и в окрестностях дальних – под Новгородом, например. Локальные ливни были, причем кое-где буквально минут за десять до того, как мы проезжали. На телефон приходили где-то проплутавшие СМС-предупреждения МЧС о возможности ветра и гроз. Мы свернули со старой московской трассы на областную дорогу Новгород – Малая Вишера через Александровское. На узенькую извилистую двухполоску, вдоль которой почти сплошные леса. Немногочисленные постоянные и многочисленные летние обитатели этих мест ездят в свои живописные деревеньки. В основном на машинах, хотя иногда ходят и рейсовые автобусы. За десять лет их число сократилось примерно вчетверо, и было-то негусто – пару раз в день, а теперь и не всякий день.

Эта дорога когда-то была мечтой велосипедиста. Небольшой трафик, неплохой асфальт как минимум до половины пути, даже в самую сильную жару тень от елей и берез. Мне случалось даже на работу ездить на велосипеде – 40 километров до Малой Вишеры, встала на рассвете, докатилась до электрички и к началу рабочего дня в Петербурге. Потом по дороге поехали «КамАЗы» – стала строиться высокоскоростная между двумя столицами. Хорошо разбивали асфальт, по весне заделывали выбоины, но в прошлом году на одном кусочке возник феномен: не просто выбоины и ямы, а вспучилось покрытие высокими гребнями, не одна выхлопная труба была здесь сорвана, не одна подвеска разбита. Налететь на этот гребень не дай Бог – к тому же именно на этом участке мобильная связь порой исчезает вообще. А до новой высокоскоростной еще километров семь.

Гребни тогда заровняли те же строители, положили асфальтовые заплатки. Более того. Там есть такая полянка, растет иван-чай, малина, одичалая сирень. Опытный глаз видит – когда-то здесь было человеческое жилье, деревня. Многие бывшие деревни давно заросли лесом, а здесь полянка. И асфальт рядом с этой полянкой был очень старый, почему-то когда время от времени клали новый, этот кусок пропускали. Так делают часто, когда дорога проходит через «земли сельских поселений», даже когда на этих землях осталась пара нежилых домов. А тут – дорогу построили в 1950-е, асфальт сделали еще позже. А деревни не стало раньше.

Так вот, строители высокоскоростной заасфальтировали и этот кусочек, все даже удивились. Но по весне опять вспучился асфальт. Предупрежден – вооружен: я уже знала о возможном феномене и перед полянкой с весны снижаю скорость. И почему возник феномен – тоже вычислила во время дальней прогулки. Здесь много ручьев, выбивающихся из-под земли, есть следы мельничных запруд, воды выходят из-под земли то там, то здесь. Иногда размывает кромки дороги, возникают локальные провалы, нужно осторожно, внизу, в общем, топь. «Пузыри земли», прямо по Блоку. И перестилание тонкого слоя асфальта – недостаточная вещь.

На этот раз гребни никто не выравнивает, поскольку участок скоростной уже построен и сдан, а те дорожники уехали. А поскольку участок сдан – то туда поехали автомобилисты, и стала наша лесная дорога фактически выездом на скоростную. До Питера быстрее, до Москвы тоже быстрее.

Вот и сейчас – снижаем скорость и видим: впереди, аккурат перед «пузырями земли», скопление машин. Авария, кто-то опять наехал на гребень и загородил путь? Вот впереди упавшая осина, но объехать можно. А там… Все ясно. Был ветер. И дорогу завалило деревьями.

«Эх, не успею футбол посмотреть, – сокрушается остановившийся за нами мужчина лет шестидесяти. – Мне тут рядом, и вам недалеко доехать, как-нибудь доберемся, а вот кому на Питер, тем развернуться бы и через Подберезье на Мясной Бор». Муж идет вперед, взяв топор. У нас в доме бензопила, но до нее несколько километров – но мало ли, с той стороны завала может тоже кто-то стоять, пусть подвезет за пилой. Но слышу звук бензопилы. С той стороны завала за ней уже съездили. Юмор в том, что владелец пилы сам дорожник, но сейчас у него выходной, едет к теще с женой и детьми. «Вон, фотографируют, в YouTube выложат, а потом начальство скажет, что их службы оперативно приехали», – шутит кто-то из знакомых пиловладельца. С пилы что-то слетает, у нее кончается бензиново-масляная смесь, мы тащим нужный ключ «на семнадцать», у кого-то оказывается бензин и масло. Пилят, оттаскивают куски стволов, толстенные ветки. Часть машин разворачивается. Фурам не развернуться – обочин нет, слева и справа заболоченные канавы. Стоит и рейсовый автобус.

150-8-2_t.jpg
Обычная картина: работой дорожных служб вынуждены
заниматься рядовые граждане, потому что чиновники никуда не торопятся.
Фото РИА Новости

Разумеется, в общем разговоре возникают непременные «они». «Им» ничего не надо, поэтому мертвые деревья нависают над дорогой. «И вот тут все вспучилось, они же теперь никогда не сделают. Они не думают о том, что машин стало много». А сам дорогу не сделаешь, даже если захочешь и сможешь – это не положено, посадят. Равно как и за рубку мертвого дерева. «Они» посокращали людей, а набрали тех, кто висит на телефонах, а у МЧС осталась одна бригада на район, и сюда она не поедет. И у электриков посокращали, и у телефонистов. «Зато придешь, компьютеры. Сидит баба, сначала пальчиком все в компьютер внесет, а потом то же самое в журнал переписывает». Разумеется, перемывают косточки «им» и по поводу животрепещущего – пенсионного возраста. И даже с юмором: «Эй, парень, не тащи сразу два бревна, надорвешься молодым, а тебе до семидесяти еще работать!» – «Да ладно, – говорит один из добровольных ликвидаторов завала. – Я из своего года рождения у нас в деревне один остался. Все померли уже». Ему полтинник.

«Ну что, ночевать придется? А что, уже ягоды вовсю, можно насобирать». Я вспоминаю, что у меня в багажнике палатка. Женщины с детьми прохаживаются по дороге, бегают к машинам взять печенья или водички. Катастрофы нет – в конце концов оставят машины, пойдут, солнцем палимы, только подмоги не приведут, все живое из ближних деревень (5–7 км) уже приехало. Работы очень много. Болельщик включает в машине радио. Он не участвует в расчистке – спина больная.

Вот уже успела забыть название этой самой деревни, следы которой до сих пор чувствуются на поляне. Ее, оказывается, выселили в 1937 году. Тогда много кого выселили. Кого за что. В нашей вон деревне раскрыли целых два антисоветских заговора. Организовывали помощь прятавшимся в этих краях опальным священникам. Но нашу деревню хоть не ликвидировали всю – в отличие от многих.

А еще были деревни, исчезнувшие и в 1950-е, и даже в 1970-е. Как-то в годовщину событий октября 1993 года я подвозила мужичка с рюкзачком и ручной косой. Он ехал к другу, который продолжает жить среди болот и лесов в такой бывшей деревне. Они там косят, а по зиме, когда лесная тропа становится проходимой для телеги, вывозят сено. Пока ехали, косарь вспоминал былое: как жили, как расселяли-укрупняли, как он заболел, как пошел на пенсию, какой где был председатель – вредный или нормальный. В этом рассказе не нашлось места только сотрясавшим умы событиям 1991–1993 годов, путчам, смене власти. Их как и не было: было сено, которое косить, были дети-внуки, которых растить, заболачивалась тропа, были плохие и хорошие местные начальники, ну и, конечно, «они», которые ни о чем не думают.

…Рядом опять загромыхало. Ликвидаторы и сочувствующие смотрят вверх, появляется опасение: «Ливанет, и опять попадают березы…» Но самоорганизовавшимися гражданами пробита одна полоса. И наша колонна едет по кромке дороги, слева вязкая грязь, справа ветки с листьями. Может быть, и остатки завала уберут когда-нибудь какие-нибудь службы, думаю я. Зато вон смородина поспела.

Великий Новгород - Санкт-Петербург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Инклюзивный турнир "Под флагом добра" собрал более 300 юных футболистов

Инклюзивный турнир "Под флагом добра" собрал более 300 юных футболистов

Елена Крапчатова

Представители разных стран и континентов сыграли на московском стадионе "Сапсан Арена"

0
5168
Китай охладил надежды американцев на кубинский кризис

Китай охладил надежды американцев на кубинский кризис

Ольга Соловьева

Россия поможет Острову свободы ремонтировать железную дорогу

0
4032
Константин Ремчуков. Китай неожиданно решил провести второй раунд челночной дипломатии по урегулированию украинского кризиса

Константин Ремчуков. Китай неожиданно решил провести второй раунд челночной дипломатии по урегулированию украинского кризиса

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 04.03.24

0
13087
На восточном развороте образовался железнодорожный затор

На восточном развороте образовался железнодорожный затор

Ольга Соловьева

Экономисты советуют поторопиться с расширением поставок энергоносителей в Китай

0
8210

Другие новости