0
6871
Газета Стиль жизни Печатная версия

17.07.2023 18:14:00

Про дождь и свое небо в каждом саду

Победа голубого над серым дает надежду на то, что у каждого есть шанс

Юрий Гуллер

Об авторе: Юрий Александрович Гуллер – литератор, член московского Союза писателей.

Тэги: лето, дождь, небо, зарисовки


лето, дождь, небо, зарисовки Где дождь, там и лужи, и чем они больше, тем больше в них всего отражается. Фото Pxhere

Лето это выдалось дождливое. А раз лето дождливое, то и дожди идут часто, верно? Но где дождь, там и лужи. И чем они больше, тем больше в них всякой всячины отражается. И ругающие дождь прохожие, и поливающие под дождем улицы поливальные машины, и дворники, обходящие метлой эти лужи стороной, и фонари, в них смотрящие, и мало ли что еще…

Но это в городе. А на даче в лужах отражаются лес, садовые ромашки, свисающие над ними по краям кустики земляники и морда собаки, которой обязательно нужно из этой самой лужи попить, хотя миска с водой у нее полная и под самым собачьим носом. А еще в луже отражаются небо и бегущие по нему тучи с облаками. А в промежутках между дождями – и звезды (но это ночью, когда к луже никто не подходит). Но главное в моей дачной луже, конечно, небо!

Впрочем, говорят, что такое же небо есть и в луже на соседней даче, и даже в той, что ближе к водокачке, и по дороге к магазину, и еще где-то. Но я этого не видел – некогда мне по лужам шастать. Да и трясогузки, прыгавшие – даже под дождем – по дорожкам нашего сада, уверены, что небо в нашей луже самое красивое и самое большое, а значит – самое настоящее. Они даже называют его между собой «наше небо». Я, правда, птичьего языка пока не выучил, но мне мой пес рассказывал, что именно так они между собой и говорят. А я своему псу верю.

Но потом случились как-то невзначай несколько дней без дождя, и лужа высохла. То-то трясогузки возмущались: «Небо украли! Наше небо украли!» И хвостиком этак осуждающе покачивали. Дескать, что за дела такие? Вот и разберись – кому что в этой жизни лучше: когда солнышко светит или когда дождь идет, и свое небо в каждом саду, и даже под каждым кустом. И никуда лететь за ним не надо.

Где он – мой Арарат?

С ночи моросит, сеет мелкий, какой-то экономный в расходовании небесной влаги дождь. Даже не дождь, а так – дождичек. Сеет, сеет, сеет… А что он сеет? Что от такого сеющего дождя может родиться? В лучшем случае мокрые кусты и лужи на всех тропиках и дорогах. А вдруг – новый всемирный потоп? Он ведь, наверное, тоже с банального дождичка начинался!

Мой «ковчег» – дачный дом – пока надежен, но все может быть, особенно когда он сорвется с фундамента и поплывет по разливным морям Подмосковья. И будем мы с надеждой обозревать горизонт и ждать встречи с каким-нибудь уцелевшим островком суши. Но там уже будут толпиться какие-нибудь тамошние пары мокрых, чистых и не слишком чистых, а нам места не хватит. И мы опять куда-то поплывем...

Где он – тот Арарат, откуда начнется новая жизнь, которая когда-нибудь неминуемо станет похожа на жизнь старую? А потом снова будет моросить дождь; он будет сеять, сеять много дней, и чей-нибудь дом опять поплывет в поисках островка спасительной суши…

Резиновый утенок

Резиновый утенок плавает в бочке с дождевой водой. И ему хорошо! А дождь все идет и идет, переполняя бочку, перебираясь струйками через ее берега, и грозит унести утенка в бурное плавание по водосточной канаве.

Утенок многое пережил на своем веку. Он был игрушкой маленького внука хозяина дома, его зарывали в песок, бросали на целую ночь под огромным кустом; он пищал от ужаса, сжимаемый пастью огромной собаки, он зимовал в ледяном сарае вместе с острыми тяпками и колючими граблями... Но сейчас ему хорошо, и округлый контур его домашнего водоема надежно замыкает вселенную, и совсем не хочется знать, что где-то на свете есть бурливые канавы и дальние берега, на которых неизвестно кто живет. Есть бочка, есть дождь, есть незыблемая закругленность берега, а что еще нужно для обычного резинового счастья?

Ушат воды на голову

Экий милый трафарет: «Первые капли дождя коснулись земли, вспенивая жаркую пыль…» А первый ушат дождя, опрокинутый не в пыль у дороги, а тебе на голову – не хотите?

Добежать до укрытия не было никаких шансов, да я и не пытался. Я просто поплыл навстречу внезапно сброшенному с высоты небу, поплыл по-собачьи, отмахиваясь машинально от падающего сверху дождепада, поскольку иной стиль был в тот момент просто недоступен…

148-8-2480.jpg
Ливень – ушат воды, опрокинутый
тебе на голову, и добежать до укрытия
нет никакой возможности.  Фото Pxhere
Где земля, где небо, где дорога домой, где я сам и куда мне плыть? Впрочем, про куда нам плыть кто-то весьма компетентный и даже возведенный общественным мнением в классики уже высказывался, что, однако, совсем не мешало мне видеть этот мокрый, скукоживавшийся под ливнем вопросительный знак так же явственно, как ощущать тяжелеющую с каждой секундой одежду…

Дождь!

Почему мы всегда ждем его и боимся, боимся и ждем? Гром небесный воспринимается нами, как сигнал к апокалипсису, а черные тучи, появившиеся у горизонта, безоговорочно признаются знаком чего-то неизбежного и тревожного.

– Зато огород поливать не надо! – воскликнет дачник-оптимист и будет прав.

– Ах ты, в бога в душу мать! – встрепенется строитель-недотепа. – Забыл инструменты с улицы убрать!..

И его можно понять. А прочие, застигнутые этой карой небесной (и подарком тех же небес одновременно) где-то в лесу, в поле, на дороге от автобуса к воротам дома, не скажут ничего. По крайней мере сейчас. Им не до этого, им нужно успеть не промокнуть еще сильнее (куда уж еще?), пытаясь укрыться от струй воды под зонтиком – жалким подобием запасной крыши; стараясь не запутаться в складках непромокаемого (теоретически), но уже насквозь пропитанного влагой плаща. Или, плюнув на все и сняв бесполезную обувку, плыть против небесного течения, вспоминая (если очень начитаны) одно из блаженств жизни, воспетых Метерлинком, – Блаженство Бегать По Лужам Босиком.

Выбор невелик, но он – выбор!

А я… А что я? Уже дома, сбрасывая пропитанные дождем одежды – они падали на пол, сочно шмякаясь о пытающиеся оттолкнуть их щербатые доски, и застывали невнятной грудой чего-то первозданного, как глина, из которой, как утверждают древние, был когда-то вылеплен человек, – я вдруг понял, что все позади, и обрадовался, и пожалел об этом одновременно.

На улице внезапно встрепенувшийся ветерок еще гонял по бурно уходящим в трещины земли лужам последние крупные пузыри; пыль, превратившаяся в грязь, дымилась и черствела прямо на глазах, но небо уже светлело; голубизна, вырвавшаяся из-под тяжести туч, расширяла захваченные на лету территории, и эта победа голубого над серым давала какую-то надежду на то, что и у земли, как у неба, есть свой шанс.

А вдруг и правда – есть? 


Читайте также


Санду открывает небо для НАТО

Санду открывает небо для НАТО

Светлана Гамова

Молдавия может стать транзитным коридором между Румынией и Украиной

0
9969
Внутренние авиаперевозки вышли на доковидный уровень

Внутренние авиаперевозки вышли на доковидный уровень

Ольга Соловьева

Отечественному самолетостроению придется существенно наращивать выпуск новых бортов

0
2991
Про токийское метро и калужский лифт

Про токийское метро и калужский лифт

Олег Мареев

Япония – страна сдержанности и подчеркнутого уважения к окружающим

0
5704
С Новым годом, воровка

С Новым годом, воровка

Александр Евсюков

Рассказы о невольной краже, несостоявшейся казни и многом другом

0
585

Другие новости