0
4697
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.07.2024 17:56:00

Токио: субъективные заметки приезжего

Двери открыты, засовы подняты, но кожей чувствуешь, что ты здесь чужой

Олег Мареев

Об авторе: Олег Михайлович Мареев – галерист, антиквар.

Тэги: туризм, токио, впечатления


001-b.jpg
Здесь настолько естественно жить
с неприступным выражением лица,
что многие с радостью носят
медицинские маски. Фото автора

Провел неделю в Токио и должен признаться: воздействует он сразу на все органы чувств. Город с такой силой высасывает энергию, что к вечеру на подъем на местные туристические эвересты сил не остается совершенно. Это не жалоба, это объективная констатация факта. Токио – ячеистый, как подносик с едой, на котором стоят шесть плошечек. Он масштабируется, как кадры, от большого к малому: район-квартал-улица-дом-ресторан-стол-тарелка-суси. Зрение постоянно переключается с микро на макро и наоборот. Объективы и фильтры меняются постоянно.

В аэропорту Ханеда пожарный гидрант, помещенный в прозрачный бокс, выглядит как предмет современного искусства. Поместить его в музей – будет двойная польза. Можно и по прямому назначению в случае чего использовать, и повосхищаться. Причем композиция и пропорции бокса напоминают традиционный фотоаппарат. Вот именно такие детали и восхищают в Японии.

Пассажирский транспортный узел Синдзюку считается крупнейшим в мире. Просто для понимания – по его условно небольшой площади в несколько квадратных километров за месяц проходит население России. Когда говорят про станцию метро «Комсомольская» в Москве, на которой находятся три вокзала: «О-о-о! там сложно разобраться. О-о-о! там много людей!» – мне смешно. Три здания, отличающиеся по внешнему виду, стоящие друг напротив друга? Не разберется в них лишь человек с дефектами развития. Синдзюку по сравнению с этим – просто монстр. Подобного нет нигде больше в мире. Когда мы читаем про скопления звезд и черные дыры в глубоком космосе – нам сложно представить, что это такое. Так вот японские транспортные узлы – это такие черные дыры, находящиеся на Земле. Уходящие на 10 уровней вглубь и расползающиеся на километры вокруг. Наша площадь трех вокзалов – это одна сотая подобного транспортного узла. И я не преувеличиваю.

124-8-2480.jpg
Сравнительно недавно надписи были
только в виде иероглифов,
сейчас везде стоит английский перевод. 
Фото автора
Город залит рефлексами и отражениями. У нас такого света просто нет. Здесь все узкие переулки освещаются не прямыми солнечными лучами, а светом, отраженным от зеркальных небоскребов. В результате получается совершенно необычная, немного студийная световая картина. Город залит отраженным светом своих домов-витрин, но через полчаса налетает ураган – и вот уже улица семенит, ощетинившись куполами зонтов.

Смотрю на тротуары и пешеходов. Нация анатомически приговорена семенить. Никто не шагает широко. Вообще. Запрещено? Неприлично? Не понимаю. Идет высокий парень, около 185 см рост. Но тоже немножко комично переступает подошвами огромных ботинок. (Они тут все носят обувь на пару размеров больше, чем нужно. Как-то так сложилось, что это считается милым. В чем милота – не понимаю. Это же неудобно. Но тем не менее все мужчины носят клоунски большие ботинки с длинными узкими носами.)

Одна из тенденций уличной социальной моды – друзья разного пола (попрошу без ухмылочек ): парень и девушка, не находящиеся в отношениях, однако являющиеся друзьями, одеваются одинаково – верх, низ, аксессуары, и в таком виде, словно копии друг друга, разгуливают по городу. А еще здесь никто не надевает капюшон на голову. Странно, худи продаются и их носят, но за эти дни не встретил буквально ни одного человека с надетым на голову капюшоном. С чем это связано? Может быть, в капюшонах раньше ходили какие-нибудь разбойники, и в обществе сохранился антагонизм к подобной одежде, и чтобы не ассоциироваться с бандитами, никто не носит капюшон?

003-t.jpg
Фото автора

Огромное количество текстов в общественном пространстве написано от руки. Меню, вывески, объявления, мини-рекламы. У нас за день можно вообще ни разу не увидеть ничего написанного ручкой, а тут это явление носит массовый характер. Это значит, что каллиграфия важна. Важно написание букв (ну в смысле – иероглифов), нет вот этого засилья унифицированного Times New Roman.

Почему мы не пишем от руки? Стесняемся своего почерка? Нам проще набрать на компьютере и нажать клавишу «печать». Почему так, не понимаю. Мне нравится, когда от руки. В этом есть аналоговость и индивидуальность. Вдумайтесь, общаясь годами, мы даже не знаем, как выглядит почерк нашего товарища или друга! И в этом ведь тоже потеря частички своей индивидуальности. Что очень грустно констатировать.

В Токио большое количество работающих пожилых людей, выполняющих простую, но необходимую городу работу. Регулировщики на перекрестках, ответственные за какие-то двери, ворота. Стоят, улыбаются, кланяются, помогают. Да, улыбаются, но при этом огромное количество совершенно непроницаемых лиц. Страна poker-faces. Мне кажется, здесь настолько естественно жить с неприступным выражением лица, что многие с радостью носят медицинские маски, прикрываясь заботой о здоровье.

004-t.jpg
Фото автора

Каждый, кто хоть раз побывал в Италии, ловил себя на мысли: вот здесь я бы смог жить! В Японии подобная мысль никогда не придет в голову. Мы абсолютно разные. Когда мы говорим: «Япония – это другая планета», меньше всего это выражение является художественным преувеличением. Даже странно, что скафандры в аэропорту не раздают, думаю, японцы бы и сами не отказались от скафандров. Размышлял про отличие Токио от Гонконга. Гонконг – это такая проходная комната, через которую все идут/едут/летят, в то время как Токио словно тупик. Такое особое место для своих. Здесь тебя не очень-то и ждут. Двери открыты, засовы подняты, но кожей чувствуешь, что ты здесь чужой и своим никогда не станешь.

Если Стамбул – брат на вечер, где с тобой хотят дружить, пока ты платишь за кебаб, футболку и аляповатые сувениры, то в Токио все совершенно иначе. Здесь с тобой дружить не хочет никто. Это как монолитный город для своих, где на улицах то и дело встречаются растерянные лица туристов. Потому что упругая ткань Японии не собирается прогибаться под нас, каких-то там гайдзинов, по ошибке попавших на эту гряду островов. Тут реально на двери заведения прочитать надпись (разумеется, написанную от руки): «Не для иностранцев».

005-t.jpg
Фото автора
В этом смысле местным плевать на вежливость. Они живут, как жили сотни лет, в своей островной парадигме: свой-чужой. И как бы мы ни улыбались и ни восхищались их культурой/историей/едой – нам улыбнутся, поклонятся, но мы навсегда останемся для них странными и чужими. Когда в XIX веке Япония открылась для большого мира, в японских гравюрах и живописи было много изображений иностранцев, выполненных в гротескной и даже карикатурной манере. Думаю, если бы японцам позволили отбросить толерантность, мы бы и сейчас получили длинный список подобных изображений – рыжих, голубоглазых, высоких, блондинистых нас, громко говорящих, странно выглядящих, широко шагающих и нагло глазеющих. И это даже не вопрос культуры. Это базовые, заводские настройки нации, вот и все. 

Токио- Москва











Читайте также


Когда кафе – как мини-алтарь

Когда кафе – как мини-алтарь

Олег Мареев

В Токио тысячи ресторанов, и каждому нужно красочно поведать о своем меню

0
2016
Россияне мечтают о Турции, но едут в Сочи

Россияне мечтают о Турции, но едут в Сочи

Ольга Соловьева

Краснодарский край воспринимается как оптимальный регион для отдыха

0
2403
В токийскую политику ворвался демографический вопрос

В токийскую политику ворвался демографический вопрос

Данила Моисеев

На пост губернатора главной префектуры  Японии претендуют две бывшие телеведущие, обещающие повысить рождаемость

0
3339
Санкт-Петербург – город пышек и дворцов

Санкт-Петербург – город пышек и дворцов

Олег Мареев

Если посмотреть на Северную столицу совсем другими глазами

0
5696

Другие новости