0
2273
Газета Телевидение Печатная версия

28.05.2004 00:00:00

Жертвой может стать кто угодно

Тэги: телевидение, вацуева, чечня, журналистика

Чеченская тема вновь вернулась на телеэкран только после убийства Ахмада Кадырова и последующего посещения Грозного сановными российскими чиновниками. Побывала недавно в Чечне и ведущая программы канала НТВ «Страна и мир» Асет Вацуева, для которой эта республика – малая родина.

телевидение, вацуева, чечня, журналистика 'Сейчас сложно говорить о том, хочу я или не хочу быть репортером'.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

- Вы недавно ездили в Чечню. Какие самые яркие впечатления?

– Господи, одно впечатление на другом впечатлении. Во-первых, та атмосфера горя у народа, которая царила во всей Чечне, оставила очень сильное впечатление. Я даже не ожидала такого отношения встретить. Люди подавлены. Если беседа с человеком заходит дальше двух-трех фраз, начинаются слезы, «мы не понимали его, мы его не ценили». Во-вторых, конечно, приезд туда Грефа. Мне очень понравилось, как он, холеный московский чиновник, приехал улыбаясь. Он-то в отличие от Путина проехался по городу, потому что его встретили где-то в Махачкале и на машинах они приехали в Грозный. То бишь он видел больше, чем Путин. Но держался хорошо. Сказал, что да, конечно, Грозный напоминает самую страшную сцену из блокбастера, но ничего невыполнимого нет. Задача технологична, сказал Греф. И все условия для того, чтобы ее исполнить, – есть.

– Он сказал, что нужны деньги, большие деньги.

– Это многие понимают. Нужны деньги, а не те копейки, которые выделялись на те несчастные компенсации, которые до людей по большому счету не доходили. По поводу чего Кадыров тоже очень Москву теребил, но так толком у него ничего не получалось.

– Я слышал, что очень многие чеченцы были удивлены тем, что на восстановление инфраструктуры республики (проблема, которая годами не решалась) теперь отведено три месяца.

– Вы знаете, конечно, есть удивление. С тех пор как я осенью была на выборах Кадырова в Грозном, ничего не улучшилось. Наоборот, все потихонечку разрушается, оседает, даже руины меньше становятся. Люди, конечно, жили наивным ожиданием того, что господи, может быть, когда-нибудь чудо случится, потому что иначе никакого восстановления не произойдет. Но я не думаю, что дальше пиара это куда-нибудь пойдет. Хотя Греф дал почувствовать, что это его задело с профессиональной точки зрения и, может быть, если он возьмется за эту задачу, то какой-то результат покажет.

– То есть если бы не убили Кадырова и если бы Путин не пролетел на вертолете над Грозным и не увидел бы руины, восстановлением республики всерьез не занялись бы? Видимо, они не смотрят телевизор, в частности, вашу программу.

– Поскольку я к этим людям не имею отношения и не знаю, как у высоких чиновников устроен быт, мне сложно сказать, смотрят они телевизор или не смотрят. Но я должна сказать как человек, который там бывал и знает, по телевизору все выглядит по-другому.

– Более благостно?

– Нет, просто телевидение не передает ощущения. Тем более когда сидишь здесь и думаешь, что это далеко, это меня не касается, а когда ты проедешь там, то понимаешь, что, как бы чеченская тема от тебя далека ни была, она тебя задевает по-человечески.

– А что говорят про убийство Кадырова?

– Люди напуганы. Люди со страхом говорят, что если это Басаев, то за ним стоит кто-то такой большой┘ из партии войны, которому невыгодно прекращение этой войны. С одной стороны, они говорят: мы только-только начали жить нормально, по ночам у нас стало возможно выходить на улицу, меньше стало похищений, всего стало меньше, и мы этого не понимали, не ценили. С другой стороны, люди понимают, что противостояние между кем-то и кем-то идет настолько серьезное, что жертвой может стать даже первое лицо в республике, большой друг Путина. А если он стал жертвой, то в любой момент может быть что угодно – новая заварушка, новый Дагестан. Что угодно.

– В каком состоянии сейчас находятся чеченские СМИ?

– Честно говоря, специально этой темой я не занималась. Насколько я знаю, существует несколько каналов, достаточно много газет выходит. А что там глубже – мне сложно сказать.

– Вы до этого последний раз были в октябре, на выборах Кадырова?

– Да, и то я там была два дня. Между рабочими делами.

– Говорят, вы призывали голосовать за Ахмада-Хаджи. Сердцем.

– Нет, знаете, тогда у меня был абсолютно другой настрой и я (смеется) не призывала голосовать никакими органами. Но сейчас об этом жалею. Наверное, это такой эффект после смерти человека, но сейчас, может быть, я за него проголосовала бы. А тогда – нет.

– Бывают ситуации, когда ракурс освещения чеченской темы вам не нравится, не совпадает с вашим внутренним ощущением, знанием ситуации?

– Нет, не бывает. Потому, что у нас единственный ракурс в чеченской теме – принципиальная объективность.

– Кто пишет тексты? Вы или редакторы?

– У нас есть продюсеры, которые занимаются темой, и тот человек, который занимается темой, он пишет, естественно, подводку. Но, как правило, если это Чечня, это происходит в тесном взаимодействии со мной. Так повелось, что я – эксперт в этом смысле.

– С вами советуются?

– Да, конечно.

– О каких чеченских темах вам тяжело говорить?

– Тяжело было говорить о Кадырове после его смерти. А все остальное – не тяжело. Это же информация, мы с ней работаем.

– Собираетесь делать что-то помимо ведения программы «Страна и мир»? Например, ваш соведущий Алексей Пивоваров может слетать в Швейцарию, снять для «Намедни» сюжет про тамошний курорт для российских олигархов – Куршевель, который посетил скандальный рок-музыкант Сергей Шнуров.

– Алексей Пивоваров на 10 лет дольше на телевидении, чем я. Поэтому, он профессионал в этом смысле. У него многое получается. Мне хотя бы что-то делать в программе «Страна и мир»...

– Ну в свое время вы же сделали сюжет про чеченских женщин во время событий на Дубровке.

– Это была работа здесь, в Москве, картинка была снята не мною, я пришла, написала текст.

– То есть у вас нет репортерских амбиций?

– Сейчас сложно говорить о том, хочу я или не хочу быть репортером. Я знаю, что, когда занимаешься именно этой работой, она полностью тебя затягивает, и иногда, честно сказать, бывает гораздо интереснее, чем работа в студии. Потому что ты все контролируешь и все зависит от тебя. Ты сам себе хозяин по большому счету. А здесь выпуск новостей – сложный процесс, в котором участвуют много людей, и не только от тебя все зависит. Но, наверное, придет время, и я тоже буду заниматься и репортажами. А пока мне свободная неделя безумно нужна, потому что у меня маленький ребенок.

– Зия?

– Да.

– Сколько ему?

– Сейчас ему год и десять месяцев.

– Вот вам тема для репортажа. Лучшие люди чеченской диаспоры в Москве.

– Да ну. Такой ракурс абсолютно неинтересен. Лучшие люди, худшие люди кавказской национальности┘ Мы же делаем новости. И лучший человек чеченской диаспоры должен стать в каком-то смысле ньюсмейкером. Тогда, ради бога, мы сделаем о нем материал.

– Неужели вам не обидно, что кроме Кадырова, Басаева или Масхадова в России не знают чеченцев. Таких, как Махмуд Эсамбаев, например?

– У нас, к сожалению, больше нет таких людей. Хотя, конечно, есть много людей, про которых хочется сделать интересный репортаж, сюжет. Я весной собиралась сделать сюжет про потрясающего чеченца, скульптора Ильяса Тотаева, который был первым чеченским режиссером, который делает красивые вещи. Когда Лужков это увидел, он подарил ему помещение и квартиру, сказал: «Дорогой, твори, работай». Но тут как раз у нас выпали известные события и он уехал в Кабардино-Балкарию, в Домбай, где у него дом, и он там занимается своим творчеством. Поэтому у нас как-то акценты сместились. Конечно, я это буду делать.

– Или вот зять Пугачевой, например┘

– А чем он вам интересен? Только тем, что он муж Кристины Орбакайте? Он обидится, если я скажу, что хочу сделать о нем фильм, только как о бывшем муже Кристины Орбакайте.

– Не кажется ли вам, что сейчас время возвращения дикторов? Некий такой застой начинается.

– Наверное, вы хотите сказать про другие каналы. У нас пока, тьфу, тьфу, тьфу, нет информационного застоя.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


КПРФ приоткрыла часть плана "Б" по Украине

КПРФ приоткрыла часть плана "Б" по Украине

Иван Родин

Госдума потянет с обсуждением призыва о признании Россией ДНР и ЛНР

0
1378
Заключенных не будут побуждать к принудительным работам

Заключенных не будут побуждать к принудительным работам

Екатерина Трифонова

Власти России отказываются от трудовых армий нового типа, видимо, в пользу мигрантов

0
1148
Движение "Яблоко" окружает партию Явлинского

Движение "Яблоко" окружает партию Явлинского

Дарья Гармоненко

Параллельные политструктуры когда-нибудь сойдутся

0
1005
Россию втягивают в земельный спор Киргизии и Таджикистана

Россию втягивают в земельный спор Киргизии и Таджикистана

Виктория Панфилова

Проблему участка на границе двух государств придется решать Москве

0
1950

Другие новости

Загрузка...