0
1894
Газета Дипкурьер Печатная версия

13.09.2004

Центральноазиатский террариум

Досым Сатпаев

Об авторе: Досым Сатпаев - директор Группы оценки рисков (ARG-Казахстан), кандидат политических наук.

Тэги: снг, терроризм, угроза


снг, терроризм, угроза В июле этого года в Ташкенте было совершено несколько терактов с участием смертников. На фото – последствия взрыва в здании Генеральной прокуратуры Узбекистана.
Фото Reuters

Активизация террористической деятельности за последние 10 лет заставляет многие исследовательские организации оценивать степень угрозы в разных регионах мира. Так, например, второй по величине в мире страховой брокер Aon в прошлом году составил мировую карту террористических рисков. По оценкам экспертов американской компании, опасность терактов является наиболее высокой в большей части Западной Европы, в США и России. Страны Южной и Центральной Америки, кроме Колумбии, отнесены к зоне с низким или незначительным уровнем риска терактов. Несмотря на то что в этой карте не было сказано ничего по поводу Центральной Азии, страны этого региона по уровню террористических рисков можно было бы поставить в один ряд с соседней Россией. Более того, анализ существующих тенденций позволяет сделать печальный вывод о том, что в ближайшие несколько лет Центральная Азия может стать главной мишенью для международного террористического интернационала. При этом в регионе уже складывается собственная террористическая инфраструктура.

Сейчас в Центральной Азии действует значительное количество различных местных и иностранных экстремистских и террористических организаций. Это и «Братья мусульмане», которые работают через сеть своих организаций, как, например, «Общество социальных реформ», запрещенное в России, и чей филиал недавно был обнаружен на юге Казахстана. Следует также упомянуть такие организации, как «Комитет мусульман Азии», «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Таблиги Джамаат», «Адолат Уюшмаси», «Восточно-Туркестанская исламская партия», «Центр исламского развития», самая известная из всех центральноазиатских террористических организаций «Исламское движение Туркестана» (создана на базе Исламского движения Узбекистана), «Товба» и другие. Серьезная опасность для региона возникнет тогда, когда количество перейдет в качество и между большинством из этих организаций установятся партнерские отношение, в том числе при помощи международной террористической сети.

Все эти организации действуют на территории Узбекистана, Казахстана, Киргизии и Таджикистана с разной степенью активности, используя разные методы. При этом их деятельности в регионе способствует множество факторов. Бедность, коррупция, безработица, прозрачность границ, межэтнические трения, рост религиозного фактора, наличие американских военных баз, прозападная внешняя политика некоторых стран региона, а также геополитическое соседство Центральной Азии с зонами политической нестабильности и конфликтов на Кавказе, в Синьцзянь-Уйгурском автономном районе (СУАР), в Афганистане, на Среднем и Ближнем Востоке. Это делает регион очень уязвимым, что показала гражданская война в Таджикистане в 1992–1997 гг., двукратное вторжение на территорию Киргизии и Узбекистана в 1999–2000 гг. вооруженных формирований боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ), а также террористические акты на территории Киргизии и новые теракты весной и летом 2004 г. в Узбекистане.

Уровень террористических рисков в странах региона распределен неравномерно. Если попытаться составить карту террористических рисков в странах Центральной Азии на ближайшие пять лет, используя пятиуровневую систему классификации террористической угрозы (низкий, настораживающий, угрожающий, высокий и экстремальный), которая сейчас применяется в США, то возникает следующая картина.

Казахстан

Для Казахстана больше характерен общий или настораживающий риск террористического нападения. Это связано с тем, что на территории республики пока отсутствуют террористические организации, но при этом увеличивается активность со стороны некоторых экстремистских движений, таких, как «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат». Вероятность осуществления террористических актов на территории республики, по мнению экспертов, оценивается как средняя, а само начало террористической деятельности в Казахстане 65% респондентов, опрошенных Группой оценки рисков, ожидают в ближайшие 5 лет.

Из всех вышеперечисленных организаций в Казахстане заметна деятельность «Хизб ут-Тахрир». В ряде случаев проявление терроризма и экстремизма в Казахстане было направлено против сопредельных с ним государств, в основном Китая и Узбекистана. В этом году Узбекистан в ходе расследования причин июльских терактов сделал заявление о том, что террористы проходили подготовку в лагерях боевиков на территории южного Казахстана. Хотя эта информация не подтвердилась, но заставила обратить внимание на ситуацию в южных регионах страны, где наличие большой узбекской диаспоры, прозрачность границ и увеличение числа нелегальных трудовых иммигрантов из Узбекистана может создать благоприятную почву для проникновения террористов на территорию Казахстана из соседнего государства. Есть еще одна уязвимая точка для возможного террористического нападения. Речь идет о Каспийском регионе, где работает много западных, в том числе и американских, нефтегазовых компаний. Диверсии в районе Каспийского моря могут привести к достаточно серьезным последствиям. В то же время территория Казахстана для террористов может представлять куда больший интерес как транзитная территория и тыловая база, о чем говорят аресты представителей различных радикальных организаций, действующих против правительств Узбекистана, Китая и России.

Туркмения

Непонятная ситуация с террористическими угрозами сложилась в Туркмении. До ноября 2002 года каких-либо серьезных проявлений терроризма и экстремизма в Туркмении не наблюдалось. Такую стабильную ситуацию резко изменил инцидент, связанный с покушением на президента страны Сапармурата Ниязова в ноябре 2002 года. По одной версии, туркменские спецслужбы сами инсценировали это покушение в целях обвинения лидеров оппозиции. Однако есть мнение, что покушение действительно организовали влиятельные круги туркменской оппозиции, имеющие своих сторонников в госаппарате и спецслужбах страны.

Каких-то незаконных экстремистских и террористических организаций на территории Туркмении просто нет, либо они незначительны по причине наличия жесткой репрессивной силовой машины. Несмотря на это, уровень террористических рисков в Туркмении, как и в Казахстане, можно обозначить как настораживающий из-за возможного наличия определенных скрытых групп противников режима Туркменбаши, которые могут перейти к более решительным действиям. Причем, как и в случае с Казахстаном, территория Туркмении может быть такой же успешной транзитной зоной для террористов из Афганистана и Пакистана.

Угрожающий (значительный) уровень террористических рисков характерен для Киргизии и Таджикистана. В этом нет ничего удивительного, учитывая, что центром центральноазиатского экстремизма, прикрывающегося знаменем ислама, стала Ферганская долина, расположенная на границе Узбекистана, Таджикистана и Киргизии.

Киргизия

В конце 2002 и в 2003 гг. в разных местах Киргизии было осуществлено несколько террористических актов, в которых были обвинены ИДУ и «Исламское движение Восточного Туркестана». Наиболее заметной в республике является деятельность организации «Хизб ут-Тахрир», которая в основном действует в южных областях республики и, насколько известно, не взаимодействует с ИДУ и уйгурскими террористическими организациями. По некоторым данным, большинство членов этой организации являются этническими узбеками, хотя число ее членов растет, в том числе и за счет киргизов. По оценкам киргизских экспертов, в нее входит около 2000 человек, что ставит Киргизию на второе место по числу сторонников «Хизб ут-Тахрир» после Узбекистана. В этом заключается главная опасность, так как слабость политической системы Киргизии и низкий экономический уровень страны способствуют тому, что «Хизб ут-Тахрир» может трансформироваться в мощную политическую силу, которая может попробовать поиграть и на региональных противоречиях между южанами и северянами.

Таджикистан

В этой республике в большинстве случаев проявления терроризма и экстремизма были прямым следствием гражданской войны 1992–1997 гг. и связаны с деятельностью представителей непримиримой оппозиции, которые отказались сложить оружие и прекратить борьбу за власть. К началу же 2003 года практически все, во всяком случае крупные группировки непримиримой оппозиции, были ликвидированы. По мере усиления президентской власти территория страны стала лучше контролироваться, может быть, за исключением высокогорных районов, где, по мнению Узбекистана, до сих пор скрываются члены ИДУ. Хотя для Таджикистана основную головную боль сейчас представляет «Хизб ут-Тахрир», которая активизировала свою деятельность в первую очередь на севере страны. В начале 2004 г. были задержаны несколько граждан Таджикистана, которых обвиняют в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир». 20 апреля этого года Генеральная прокуратура сделала заявление по поводу деятельности новой экстремистской организации «Ал-Байат», которую обвинили в поджоге мечетей, настоятели которых были лояльны правительству республики. Интересно отметить, что Генпрокуратура Таджикистана не называет «Ал-Байат» религиозной или политической организацией, заявляя, что это всего лишь хулиганская группировка, не имеющая никаких политических мотивов. В то же время спецслужбы Таджикистана подозревают, что эта организация финансировалась из-за пределов республики, и не исключают связи таджикских «байатовцев» с арабской организацией «Аль-Байат» (Ливан) и «Исламским движением Туркестана».

Узбекистан

Из всех стран Центральной Азии экстремальный террористический риск имеет Узбекистан, и теракты последних лет являются наглядным тому подтверждением. Именно эта республика стала одним из главных факторов нестабильности для всей Центральной Азии, где большинство из действующих экстремистских и террористических организаций выступают против правящего режима в Узбекистане. И вряд ли ситуация изменится в лучшую сторону. К сожалению, власти страны предпочитают бороться со следствием, а не с причинами этого явления, видя корни местного экстремизма и терроризма в деятельности «Аль-Каиды», а не в слабой экономике и репрессивной политической системе.

На этом фоне вызывает большие сомнения то, что значительную помощь Узбекистану, как, впрочем, и всему региону, может оказать Региональный антитеррористический центр (РАЦ), созданный в рамках ШОС. Хотя некоторые аналитики рассматривают ШОС как нового провайдера безопасности, который наряду с ОДКБ и НАТО готов участвовать в тендере на оказание антитеррористических услуг. При этом некоторые китайские эксперты полагают, что после начала войны в Ираке роль ШОС в борьбе с терроризмом, в том числе и в Афганистане, увеличится, так как США будут сконцентрированы на других регионах.

Проблема антитеррористических организаций, действующих в регионе, состоит в том, что они пока еще слабо взаимодействуют друг с другом. В первую очередь речь идет о РАЦе и о Коллективных силах быстрого реагирования в рамках ОДКБ. В перспективе может понадобиться кооперация в борьбе с терроризмом с НАТО, усиливающей свое присутствие в регионе. Что касается антитеррористического центра СНГ, то это скорее виртуальная организация не менее иллюзорного Содружества Независимых Государств. В любом случае только реальная кризисная ситуация в Центральной Азии позволит выявить дееспособность и полезность той или иной организации. Если исходить из вышеупомянутого прогноза о повышении террористической активности в регионе в ближайшие годы, час испытаний для этих организаций не так уж далек.

Алма-Ата


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лидер афганских талибов потерял брата

Лидер афганских талибов потерял брата

Андрей Серенко

0
901
Москва на периферии афганских процессов

Москва на периферии афганских процессов

Почему РФ перестает влиять на разрешение кризиса в Исламской Республике

0
1320
СМИ: Власти КНР расценивают протесты в Гонконге как терроризм

СМИ: Власти КНР расценивают протесты в Гонконге как терроризм

0
451
Ближний круг России прививается от новых революций

Ближний круг России прививается от новых революций

Светлана Гамова

  

0
1315

Другие новости

Загрузка...
24smi.org