0
6140
Газета Печатная версия

12.03.2018 00:01:00

Египет не созрел до демократии

Страну ожидают безальтернативные президентские выборы

Николай Мохов

Об авторе: Николай Валерьевич Мохов – кандидат политических наук, специалист по странам Ближнего Востока и Северной Африки.

Тэги: египет, президентские выборы, ас сиси, революция, реформы, политика, демократия, экономика


египет, президентские выборы, ас сиси, революция, реформы, политика, демократия, экономика Путь к переизбранию Абдель Фаттаха ас-Сиси расчищен. Фото автора

26 марта в Египте состоятся выборы президента. Нынешний президент Абдель Фаттах ас-Сиси планирует избрание на второй срок без серьезной конкуренции. Фактически он получил власть 3 июля 2013 года в результате военного переворота (и массовых протестов недовольных политикой исламистов) против всенародно избранного президента от «Братьев-мусульман» (запрещены в РФ) Мухаммеда Мурси. В мае 2014-го маршал ас-Сиси был избран на первый срок, набрав 97% голосов.

Семь лет, прошедших с революции января 2011 года, позволяют оценить результаты и трудности трансформации египетского общества. Главные ожидания и надежды египтяне-революционеры возлагали на улучшение повседневности 86-миллионного населения, избавление общества от коррупции, вездесущих патронажно-клиентских связей, вседозволенности власть имущих и других социальных болезней.

Однако послереволюционные реформы до сих пор не смогли улучшить социально-экономическое положение египтян. По мнению студента исламского университета Аль-Азхара Али, революция и послереволюционные годы не изменили жизнь обычных египтян. Если она и изменилась, то только к худшему. По его словам, «революция не принесла никакой пользы». Каирский полицейский Мухаммед согласен с ним, отмечая, что среди высокопоставленных чиновников по-прежнему распространено воровство, и власти не предпринимают действенных мер по борьбе с ним. Тема постоянного удорожания жизни не уходит из разговоров египтян, усиливая недовольство режимом ас-Сиси.

Ухудшение социально-экономической обстановки в определенной степени объясняют реформы, которые проводятся с конца 2016 года (под эгидой МВФ в обмен на кредит 12 млрд долл.). Эти реформы предполагают сокращение субсидий на электроэнергию и топливо (вместо субсидий введены программы целевой помощи бедным), установление свободно плавающего курса египетского фунта к доллару, введение НДС и ограничение роста зарплат госслужащих. Введение плавающего курса привело к быстрой девальвации фунта (с 13 египетских фунтов за доллар на черном рынке до 20 фунтов за доллар после реформы; позднее курс стабилизировался на уровне 18 фунтов). Согласно официальной статистике, инфляция составляла 19,5% в 2012 году, в июле и августе 2017-го она в годовом исчислении достигла 33 и 31,9%, соответственно.

В последние годы в Египте отмечается экономический рост (4,3% в 2016 году). Но он пока недостаточно продолжительный, чтобы население почувствовало благоприятные последствия. Безработица держится на уровне 12–13%. Однако в обществе распространено убеждение в более высоких показателях инфляции и безработицы. О социально-экономических неудачах свидетельствует рост бедности (27,8% населения в 2015 году), низкий уровень валовых внутренних инвестиций (15% в 2016-м), а также рост внешнего долга (67,2 млрд долл. в 2016-м).

Послереволюционная нестабильность и полтора года пребывания у власти исламистов, безусловно, отпугнули иностранных туристов и инвесторов. В 2010 году туристический поток в 14 млн человек принес Египту 13,6 млрд долл. Серия терактов, наиболее крупным из которых стал взрыв российского самолета в октябре 2015 года, привела к резкому сокращению посещений страны. В 2015 году в Египет приехало 9 млн туристов (доход от туризма – 6,9 млрд долл.). Аналогичным образом сократились прямые иностранные инвестиции: с 3,6% ВВП (2009) до 2,4% ВВП (2016). Вызывает споры обоснованность курса правительства на крупные и дорогостоящие проекты – расширение Суэцкого канала (официальное открытие состоялось в августе 2015-го) и создание новой административной столицы недалеко от Каира.

По подсчетам Института Тахрира политики Ближнего Востока, в первом квартале 2017 года в стране совершено 135 террористических нападений (из них 132 в Северном Синае). Теракты продолжались на протяжении всего года. За совершение части из них брали ответственность исламисты. Наиболее активная экстремистская организация, действующая в Египте, – местная ветвь «Исламского государства» (запрещено в России) под названием «Провинция Синай».

Регулярные теракты и риски дестабилизации в регионах служат и основанием, и предлогом для сохранения авторитарного политического режима, который воспроизводит в современных формах основные черты египетских политических режимов с 1952 года. По оценке властей, Египет «не дозрел» до демократии. По этому поводу ас-Сиси заявлял, что невозможно будет внедрить демократию раньше чем через 20 лет. Исходя из этой установки, режим усилил контроль над СМИ и ужесточил законодательство, связанное со свободой общественного волеизъявления. За участие в антирежимных митингах египтяне получают тюремные сроки.

Оппозиционные и независимые издания подвергаются гонениям, в отношении журналистов и владельцев нелояльных СМИ применяются различные санкции: аресты журналистов (иногда без предъявления обвинения), запрет на выезд из страны, арест банковских счетов, закрытие политических передач и обвинения в коррупции. Несмотря на сохранение ограниченного пространства свободы в египетском сегменте Интернета, власти закрывают доступ к электронным СМИ, в которых излагается независимая точка зрения.

Подготовка к предстоящим выборам идет авторитарными методами. Начальник штаба египетских вооруженных сил в период 2005–2012 годов генерал Сами Анан объявил 20 января о намерении участвовать в этих выборах. Три дня спустя он был арестован. Анан имел бы хорошие шансы собрать немало голосов тех, кто с ностальгией вспоминает стабильность и относительное благополучие правления Хосни Мубарака, а также недовольных снижением уровня жизни. Бывший премьер-министр Ахмед Шафик, пожелавший в минувшем ноябре выставить свою кандидатуру, в начале января заявил, что не будет принимать участия в выборах. Разные формы давления испытали на себе и другие претенденты на президентский пост: правозащитник Халед Али и политик Мухаммед Анвар Садат. Оппозиция обвиняет власти в запугивании и давлении на конкурентов и их сторонников с целью проведения безальтернативных выборов.

Единственной серьезной оппозиционной силой для режима ас-Сиси остается ассоциация «Братья-мусульмане», сохранившая свою социальную базу. В конце 2013 года она была объявлена властями террористической организацией. Партия свободы и справедливости, связанная с исламистской ассоциацией, была запрещена в сентябре 2014-го. В этих условиях исламисты не могут проводить политические акции и выдвинуть своего кандидата. Многие члены «Братьев» ушли в подполье или были вынуждены уехать в Турцию, Катар, Судан или Европу. Опасаясь исламизации Египта, а затем и соседних стран, США и другие западные страны ограничиваются сдержанной критикой режима ас-Сиси за репрессии.

О сохранении серьезной социальной поддержки «Братьев-мусульман» свидетельствуют раскол египетского общества при оценке этой ассоциации и эмоциональные дебаты, неизменно сопровождающие обсуждение этой темы. Несмотря на свою неприязнь к исламистам, историк Хала убеждена в том, что они являются неотъемлемой частью египетского общества. По ее оценке, их число в последние годы не уменьшилось, и исламистские идеи по-прежнему популярны среди определенных слоев. Хала считает, что правительство должно интегрировать исламистские партии в политическую систему, а не «игнорировать их». Исключение из легального политического поля, по ее мнению, будет толкать их на путь вооруженной борьбы.

Несмотря на воспроизводство авторитаризма в современном облике, режим ас-Сиси не лишен легитимности. Источником легитимности служит в первую очередь народное происхождение ас-Сиси и его военного окружения. Родившись в семье мелких каирских торговцев, президент подчеркивал, что знает по собственному опыту все тяготы жизни простых египтян.

Второй источник легитимности – политика социально-экономического развития и реформы, утверждение способности достичь целей, к которым стремится общество. На смену субсидиям, «кормившим» всех без разбора, пришла целевая социальная помощь; свободный курс и девальвация фунта создали условия для ограничения импорта и возрождения внутреннего производства; стабильность оправдывает авторитаризм и преследования несогласных; гонения на «Братьев-мусульман» оправданы отсутствием у этого движения  плана реформ, способных решить насущные проблемы страны. Сегодняшний тупик Египта показывает, что качественного улучшения ситуации не смогли достичь ни революция, ни рецепты «Братьев-мусульман», ни реставрация в улучшенном виде присущего стране военного режима.

Каир


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из спойлеров в лидеры

Из спойлеров в лидеры

Олег Бондаренко

Партиям и политикам нужно приспосабливаться к новой политической реальности России

0
818
Договоренности Путина и Эрдогана "спасли" курс рубля

Договоренности Путина и Эрдогана "спасли" курс рубля

Игорь Субботин

Проблема боевиков в Идлибе ляжет на плечи РФ и Турции

0
1150
В домохозяйствах почувствовали неладное

В домохозяйствах почувствовали неладное

Анатолий Комраков

Средний чек повседневных покупок сокращается пять месяцев подряд

0
1668
Хемниц как катализатор правительственного кризиса

Хемниц как катализатор правительственного кризиса

Олег Никифоров

Немецкие социал-демократы угрожают развалом коалиции из-за фейковой новости

0
999

Другие новости

Загрузка...
24smi.org