0
3890
Газета Образование Печатная версия

13.11.2019 17:52:00

Зачем учителя отговаривают детей писать проверочные работы

В Рособрнадзоре расшифровали, что они понимают под словом "натаскивание"

Тэги: рособрнадзор, игорь круглинский, интервью. оценочные процедуры, проверочные работы, егэ


рособрнадзор, игорь круглинский, интервью. оценочные процедуры, проверочные работы, егэ Фото pixabay.com

Почему много проверок школ и учителей, будет ли в школе 20- балльная система оценок, закроется ли лазейка приема в вузы после техникума – на эти и другие вопросы журналиста Татьяны ВОЛОШКО отвечает начальник Управления организации и проведения государственной итоговой аттестации Федеральной службы по надзору в сфере образования Игорь КРУГЛИНСКИЙ.

Игорь Константинович, сегодня Рособрнадзором проводится много различных оценочных процедур. Не всегда населению понятна цель их. И зачем их так много?

– Есть некоторые стереотипы восприятия этой темы. С точки зрения многих родителей, оценочные процедуры – это тесты, которые плохо оценивают их детей; с точки зрения учителя, директора и руководителя муниципалитета – проверка их работы. Общее и самое опасное заблуждение, что оценивание производится для какого‑то последующего наказания. Это очень мешает получить объективные данные. Оценивание в первую очередь должно быть направлено на помощь. Это значит, что по итогам его должны проводиться мероприятия, связанные с развитием чего‑либо, а не с наказанием. Дети тоже должны понимать, что оценивание нужно в первую очередь им, чтобы иметь объективную картину своих знаний и вовремя предпринять адекватные шаги. Они могут быть разные, вплоть до смены школы, но чаще нужно просто дополнительно позаниматься по западающим темам.

Вы ранее говорили о том, что Всероссийская проверочная работа (ВПР), если правильно пользоваться результатами, – это исключительно благо и помощь. Почему в таком случае учителя продолжают «натаскивать» детей для написания ее?

– Это также про стереотипы, я бы даже сказал резче – предрассудки. Все начинают думать, что по результатам ВПР будет наказание. Соответственно учитель, который уверен в том, что будут оценивать именно его, рассуждает так: «Вот сейчас дети плохо напишут, меня премии лишат». Он начинает отговаривать слабых детей писать работу, предлагает уйти на больничный, а с другими детьми целенаправленно готовится к ВПР. Конечно, этого быть не должно. То есть подготовка к конкретной модели экзамена не должна подменять сам образовательный процесс. Еще один момент, на который следует обратить внимание: что подразумевается под термином «натаскивание». Возьмем для примера основной государственный экзамен (ОГЭ) по математике. Все задания по математике, которые есть на ОГЭ, размещены в открытом банке. Их там тысячи. Если смотреть на термин «натаскивание» как на планомерное решение всех этих задач, ничего плохого в нем нет, потому что все эти задачи охватывают курс математики. Если же мы говорим про работу с каким‑то небольшим банком, связанную с конкретной структурой измерительного материала, это уже, конечно, неправильно. Есть образовательная программа, и надо по ней идти. Все экзамены, все оценочные инструменты мы составляем специально таким образом, чтобы они соответствовали школьной программе. Освоишь школьную программу – хорошо напишешь данную работу.

И не надо с утра до вечера решать три типа уравнений, которые вы видели в прошлом году в ВПР. В этом году они могут быть другие. 

На сайтах школ публикуют результаты ЕГЭ, что зачастую влияет на выбор школы. Логика проста: чем выше результаты, тем лучше школа. Кроме того, известны случаи, когда низкие результаты ЕГЭ стали поводом к увольнению директоров школ. По‑вашему, это правильно?

– В том, что школа публикует у себя на сайте результаты экзаменов своих детей, я лично не вижу ничего плохого. Школа демонстрирует свои достижения, то есть она говорит: смотрите, у меня средний балл ЕГЭ вот такой, средний балл ОГЭ вот такой, а вот столько‑то у меня высокобалльников. Так же они могут публиковать и публикуют, если у них есть победитель всероссийской олимпиады школьников, или сообщать результаты ВПР. Но нельзя сравнивать школы между собой по этим показателям и тем более увольнять директора. Каждая школа работает со своими результатами, не боится их демонстрировать, подтверждая тем самым свою открытость. Хотелось бы еще, чтобы были показаны все результаты, а не только какие‑то выдающиеся, что, конечно, не всегда происходит. 

Но для родителей зачастую это определяющий фактор в выборе школы.

– Здесь я согласен. Родителям надо на что‑то ориентироваться. На что будет ориентироваться нормальный родитель? Понятно, что на школу, которая дает лучшие знания. Родителям можно этим пользоваться, надо смотреть динамику. Если в течение нескольких лет школа стабильно показывает высокие результаты, может быть, имеет смысл пойти учиться именно в эту школу.

Сегодня порой идут в техникум лишь для того, чтобы потом поступить в вуз без ЕГЭ. Но теперь мы читаем на сайтах вузов, что где‑то нужно сдавать внутренний экзамен, а где‑то – ЕГЭ. Как все‑таки должно быть?

– Сейчас в соответствии с действующими нормативно‑правовыми актами выпускники учреждений системы среднего профтехобразования могут выбрать форму: можно сдавать ЕГЭ, можно поступать по внутренним вступительным испытаниям.

Сам абитуриент выбирает?

– Да, абитуриент, который закончил СПО, сам выбирает, что ему ближе. Но все равно здесь важны правила приема конкретного вуза, какие именно вступительные испытания и в какой форме он проводит.

Много ходит разговоров, что на место 5-балльной шкалы оценок может прийти другая. Например, 20-балльная.

– Рособрнадзор не то ведомство, которое определяет такие изменения в сфере образования. Но тема действительно довольно давно обсуждается, хотя какого‑то решения нет. Я позволю здесь себе высказать свое мнение. Давайте честно: у нас не все учителя могут сказать, за что они выставляют три‑четыре‑пять. Какие критерии выставления той или иной отметки? Ну, хорошо, предположим, мы введем вместо 5-балльной шкалы 10-балльную… Мы же должны объяснить и научить, как этим пользоваться. Введение новой шкалы не обещает того, что все к ней очень быстро адаптируются и внутришкольная система оценивания станет на порядок совершеннее. Это новый инструментарий, которым пользоваться довольно сложно. Мы не всегда правильно пользуемся тем инструментарием, который у нас есть сейчас, поэтому новый может не оказаться эффективным.

А что будет с ЕГЭ по английскому языку? Деление на базовый и профиль? Иначе страна утонет в ЕГЭ…

– Тема сложная, и каких‑то окончательных решений нет. Действующий федеральный государственный образовательный стандарт предполагает, что в 2022 году ЕГЭ по иностранному языку будет обязательным. Каких‑либо документов, касающихся разделения на базовый и профильный уровни и того, в каком виде будет проходить экзамен, нет. Но мы с вами понимаем, и здесь можно вполне провести аналогию с математикой, что есть экзамен для того, чтобы получить аттестат, и есть экзамен для того, чтобы поступить в вуз. В принципе эта схема рабочая, и она не возникла сама собой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Аккредитация вузов принципиально изменится

Аккредитация вузов принципиально изменится

Наталья Савицкая

Противостояние руководителей крупных университетов и Рособрнадзора постепенно сходит на нет

0
1603
Рособрнадзор ищет замену ЕГЭ

Рособрнадзор ищет замену ЕГЭ

Наталья Савицкая

Контроль за студентами и школьниками в будущем станет всеобъемлющим

1
2664
Контроль за педагогом все увеличивается

Контроль за педагогом все увеличивается

Елена Герасимова

Легкой жизни директорам учебных учреждений Рособрнадзор не обещает

0
17317
На английский придется раскошелиться

На английский придется раскошелиться

Елена Герасимова

А школам – либо переучить учителей, либо нанять иностранцев

0
10495

Другие новости

Загрузка...
24smi.org