0
5152
Газета Идеи и люди Печатная версия

18.11.2019 17:31:00

Плоды таланта Карла Маркса. Забытая предыстория холодной войны

Абдул-Хаким Султыгов

Об авторе: Султыгов Абдул-Хаким Ахмедович – доктор политических наук

Тэги: холодная война, история, коммунизм, капитализм, карл маркс, манифест, мировой большевизм, революция


холодная война, история, коммунизм, капитализм, карл маркс, манифест, мировой большевизм, революция Фото Henry Guttmann Collection/Hulton Archive/Getty Images

Тридцать лет, прошедших после падения Берлинской стены, не снизили интерес к осмыслению многогранной истории холодной войны. Однако эта война идеологий коммунизма и капитализма имела свою предысторию, которая началась в столице Великобритании, ставшей пристанищем для инсургентов европейской революции 1848 года. В этом году в Лондоне на немецком языке увидел свет «Манифест Коммунистической партии» прусских иммигрантов Карла Маркса и Фридриха Энгельса (тиражом около 100 копий).

Коммунистическая доктрина – марксизм – открывала, по сути, второй фронт борьбы с анархизмом, представлявшим реальную опасность существовавшему миропорядку. Однако марксизм не оказал никакого влияния на революционную ситуацию на континенте. «Манифест Коммунистической партии», как писал великий русский теоретик анархизма Михаил Бакунин, «пронесся над немецким народом почти без следа».

Причем верифицируемым показателем такой оценки являлось положение семьи Маркса, страдавшей от недомогания и недоедания до самой смерти непонятого гения. Любопытно, что спасителем семьи Маркса в этот период волею случая стала New York Daily Tribune Tribun. В 1851 году имя Маркса как лондонского корреспондента Tribun впервые появляется в Америке. Его статьи, посвященные событиям в Европе, нередко написанные Энгельсом, выходят до 1862 года, пока американцы в связи с Гражданской войной не утратили интерес к европейской политике. Кстати, в одном из своих выступлений поучительный анализ этой истории Маркса был сделан Джоном Кеннеди.

Теоретическим венцом марксизма стало лондонское издание первого тома «Капитала» Маркса в 1867 году. Это выдающееся научное произведение, обосновавшее невозможность революции в Англии, стало серьезным предостережением о возможности пролетарских революций в менее развитых странах Европы.

Тем не менее единственное крупное революционное потрясение на континенте – анархистский мятеж парижан 1871 года, получивший название Парижская коммуна, – не имел к марксизму никакого отношения. Хотя Маркс и Энгельс, грубо игнорируя факты, до последнего записывали это неожиданное восстание на свой счет как первый в истории пример «диктатуры пролетариата».

На деле анархо-федералистский мятеж в столице Франции был во многом детищем немецкого Генерального штаба (как и мятеж большевиков в Петрограде в 1917 году, провозгласивших Российскую федеративную республику), тогда как исследования Маркса, посвященные Франции, и 55 статей Энгельса о положении и тайных планах французов были направлены на содействие победе Пруссии в войне за независимость Германии. Как известно, марксизм отстаивал концепт крупных централизованных государств, прежде всего объединения Германии. В этом смысле Маркс и Энгельс были заинтересованы в поражении анархистской Парижской коммуны.

Говоря о предыстории холодной войны в XIX веке, нельзя не затронуть тему так называемого марксистского Интернационала, воссозданного в Советской России в 1919 году как штаб мировой революции, известный под названием Коминтерн.

Как известно, марксизм ставил перспективу пролетарских революций в прямую зависимость от нейтрализации влияния абсолютистской России на европейскую политику. Отсюда восстановление Польши как буферного государства между Европой и Россией было изначально объявлено главной задачей «внешней политики рабочего класса». Заметим, что такой подход полностью совпадал с интересами Великобритании и Франции.

Для решения этой задачи, актуализированной в 1863 году польским восстанием в России, в 1864 году в Лондоне создается легальное Международное товарищество рабочих, известное как первый Интернационал.

Однако марксизм не смог утвердить свое влияние даже в Интернационале в идейной борьбе с анархистами. В условиях неизбежного перехвата власти анархистами Маркс в 1872 году проводит решение о переносе Генерального совета Интернационала в США (Нью-Йорк). Здесь в 1876 году Интернационал окончательно прекратил свое существование, что стало закономерным итогом его деятельности. Не говоря уже о том, что марксизм в США не имел сколько-нибудь значимой поддержки. Достаточно сказать, что английский перевод «Манифеста Коммунистической партии» в США был издан лишь в конце 1871 года. Но по инициативе не рабочих, а проповедниц женской эмансипации, спиритизма и свободной любви, издательниц газеты Woodhull & Claflin’s Weekly Виктории Вудхалл и Тенесси Клафлин.

Так крахом Интернационала завершилась марксистская предыстория холодной войны. Но не история «призрака коммунизма», с которого начинался «Манифест Коммунистической партии». Изгнанный Бакуниным с берегов туманного Альбиона, этот зловещий фантом воплотился на родине своего гонителя. Коммунистическая идея обрела русскую пасссионарность, плоть и кровь. А таланты Маркса, говоря словами Джона Кеннеди, взошли «такими плодами, как ленинизм, сталинизм, революция и холодная война».

Спустя 70 лет после выхода «Манифеста Коммунистической партии» началась реальная холодная война, объявленная в 1918 году коммунистической Россией свободному миру.

Эта первая холодная война мирового большевизма с разобщенным Западом продлилась до перемирия между Великобританией и США с СССР, ставших в 1941 году союзниками по антигитлеровской коалиции. Сталин присоединился к Атлантической хартии, а в 1943 году формально распустил Коминтерн.

Холодная же война в общепринятом понимании, как известно, началась после Второй мировой войны. Америка, ставшая безусловным лидером свободного мира, в лице президента Гарри Трумэна, избранного в 1948 году, официально приняла вызов, брошенный большевиками в 1918 году.

В своей инаугурационной речи Трумэн, через 100 лет после выхода «Манифеста Коммунистической партии», по сути, объявил войну «ложной философии коммунизма», режиму, «цели которого абсолютно противоположны, а концепция жизни – кардинально отлична от демократии».

Ретроспективный взгляд на историю конца XIX и XX веков невольно наводит на параллели между историческими ролями Михаила Бакунина в борьбе с марксизмом и Михаила Горбачева в социал-демократической трансформации идеологии КПСС. Великого русского политика, провозгласившего приоритет общечеловеческих интересов и ценностей над классовыми, право народа на свободный идеологический выбор и самоопределение. Эти революционные идеи, сформулированные Горбачевым в ноябре 1987 года в антикоммунистическом манифесте «Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира», не только спасли человечество от ядерного апокалипсиса, но и привели к бескровному освобождению народов социалистического лагеря от режимов партократии.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Востребованные знания

Востребованные знания

Владимир Петросян

По поводу статьи А. Платонова «Невостребованные знания. Что такое история военно-морского искусства»

0
520
Авиация, созданная в «шараге»

Авиация, созданная в «шараге»

Андрей Морозов

Как академик Андрей Туполев и его коллеги сделали СССР великой крылатой державой

0
826
«Вулкан» – покоритель невесомости

«Вулкан» – покоритель невесомости

Олег Цыганков

К 50-летию первого в мире эксперимента по сварке в космическом пространстве

0
1182
Ученые создают парадигмы, которые контролируют историю

Ученые создают парадигмы, которые контролируют историю

Андрей Ваганов

Черный ящик научных революций

0
582

Другие новости

Загрузка...
24smi.org