0
3669
Газета Наука Печатная версия

08.06.2005

Город ZeroCarbon на Енисее

Тэги: zerocarboncity, красноярск, климат, углерод


zerocarboncity, красноярск, климат, углерод Круговорот углерода в биосфере.
Источник: данные Алексея Карнаухова, Институт биофизики клетки РАН

В конце мая Британский совет начал реализацию двухгодичной программы в области изучения изменений климата и снижения выбросов парниковых газов. С 23 по 27 мая в Красноярске прошли первые мероприятия «ZeroCarbonCity – Мой чистый город». Затем эта программа пройдет в нескольких городах России и во многих других странах, где работает Британский совет (таковых на сегодняшний день – 110). Мероприятие поддержал своим присутствием посол Великобритании в России господин Энтони Брентон.

Кстати, присутствие посла имело не просто формально-статусный характер – Брентон сам специалист по изменению климата, автор исследований на эту тему. «Изменение климата – это реальность, – уверен Энтони Брентон. – Самое теплое десятилетие за всю историю наблюдений – последнее десятилетие XX века. В Европе лето 2003 года оказалось самым жарким за последние 500 лет. Концентрация СО2 в атмосфере – максимальная за последние миллион лет. Планета разогревается. Это будет самая серьезная проблема, с которой в ближайшее десятилетие столкнется человечество. И это потребует самого крупного переговорного процесса».

Вообще-то трудно назвать какую-то одну причину, почему ZeroCarbonCity стартовала именно в Красноярске. Может быть, потому, что этот город входит в десятку самых неблагополучных в экологическом отношении в России. А вот, по данным Института леса СО РАН, ежегодно от 300 тыс. до 1 млн. тонн углерода выбрасывается в атмосферу от лесных пожаров только в Красноярском крае. Да и на долю Российской Федерации в целом приходится 10% выбросов антропогенного углерода. Не последний, думается, фактор, повлиявший на выбор Красноярска, – наличие в городе мощной производственной и научной базы: здесь расположен, например, Красноярский филиал Сибирского отделения РАН и крупнейшее предприятие ядерного топливного цикла – Горно-химический комбинат (50 км от Красноярска). В общем, есть что обсуждать, и есть с кем обсуждать┘

«Почему Красноярск? Почему Россия? – переспросил, отвечая на вопрос корреспондента «НГ», Энтони Брентон. – России принадлежит важная роль в международных усилиях по сохранению биосферы Земли – очень много энергоресурсов, которые при правильном использовании могли бы помочь развивающимся странам. Россия, действуя решительно, может подвинуть на решительные действия других. Я очень надеюсь, что ваши узкие национальные интересы не затенят международные проблемы».

Но вот, кажется, чего британцы не ожидали, так это довольно скептического (осторожного, по крайней мере), как мне показалось, отношения именно научного сообщества к проблеме изменения климата и того влияния, которое оказывает на этот процесс деятельность человека. И это несмотря на то, что все в принципе согласны с данными, которые привел в состоявшейся дискуссии на тему «Деятельность человека и изменения климата: разные научные подходы к проблеме» Ашер Минс – сотрудник Центра исследования климатических изменений (Tyndall Centre for Climate Change Research). Итак┘

– Возрастание температуры на 0,6 градуса на планете за 100 лет;

– возрастание температуры на 1,5 градуса в Центральной Сибири;

– 142 ледника из 144 существующих на планете уменьшились по площади;

– возрастание температуры всего на 2,5 градуса приведет к полному исчезновению ледяного покрова Гренландии.

С этими выводами британского эксперта, с некоторыми оговорками (например, по данным участвовавших во встрече красноярских ученых – в Центральной Сибири сейчас отмечается локальное похолодание), все вроде бы согласились. Но, как бы там ни было, действительно неплохо бы понять: чем может грозить повышение температуры на полтора градуса в Центральной Сибири, если в течение почти 450 млн. лет из последних 500 млн. на Земле не было ледяных щитов на полюсах и отсутствовала большая часть нынешних ледников в горах.

Очень точно сформулировал это противоречие кандидат биологических наук, ученый секретарь Института биофизики СО РАН Егор Задереев: «Во всех разговорах о грядущем катастрофическом изменении климата, о глобальном потеплении, за точку отсчета взято нынешнее, комфортное для западной цивилизации, состояние биосферы. Между тем нестабильность климата – одно из условий эволюции человека. Поэтому не лучше ли искать способы – и тратить деньги – не на борьбу с потеплением, а на то, как приспособиться к жизни в изменяющемся мире. Готовность же заниматься экологическими проблемами возрастает с ростом доходов на душу населения».

Вот тут, что называется, – в точку. Действительно эта тема – глобальное потепление – связана с не менее глобальным процессом перераспределения мировых финансовых ресурсов. Или, как то же самое в более приземленной форме сформулировал специалист по связям с общественностью Максим Гуревич (Красноярск), «глобальное потепление – инструмент для глобального перераспределения финансовых потоков во всем мире. Тема глобального потепления дает шанс новым силам в мире добиться перераспределения внимания».

Посол Великобритании в РФ Энтони Брентон, кстати, тоже не отрицал существования количественной зависимости выбросов СО2 от богатства той или иной страны. Очень мало выбрасывают углерода в атмосферу очень бедные и очень богатые. (Исключение из последнего правила – только США: там выбросы углекислого газа в атмосферу в 1995 году составили 5673 млн. тонн – это самый крупный загрязнитель атмосферы. Для сравнения: в Великобритании этот же показатель составил 540 млн. тонн, а глобальный выброс СО2 от сжигаемого топлива – 22 149 млн. тонн.) Самый большой «горб» выбросов углерода в атмосферу приходится на индустриально развитые страны – Россию, например.

«Вопрос – как перевести развивающиеся страны в богатые, минуя этот горб, – считает Энтони Брентон. – Такие методы и технологии сейчас уже есть. Великобритания сократит выбросы СО2 к 2010 году на 20%. Например, за счет роста цен на бензин: сейчас литр стоит 40 рублей. Мы впервые за последние 20 лет задумались о строительстве АЭС. Тони Блэр обещал сделать вопрос об изменении климата приоритетным на заседании Большой восьмерки».

Все это, конечно, немного успокаивает. Хотя и не понятно – почему! Ведь вопрос остается открытым: связано ли глобальное потепление с деятельностью человека? Вредно ли, вообще, изменение климата?

По оценкам экспертов, для того чтобы стабилизировать уровень концентрации СО2, нужно потратить не более 2% ВВП (данные британских исследований). Но┘ «Изменение климата очевидно, и тут нет сомнений, – подчеркивает директор Института леса СО РАН, член-корреспондент РАН Евгений Ваганов. – Но: насколько оно необычно? Не является ли оно вызванным естественными причинами? Мы мало еще знаем о буферных процессах в биосфере в целом, которые препятствуют повышению температуры. Даже тратя всего 2% от ВВП, мы можем оказаться людьми, которые вкладывают деньги против работы естественных природных процессов».

Как бы там ни было, но сегодня, кажется, большинство сценариев глобальных климатических изменений предсказывают рост средней температуры на планете к 2050 году на 3,5 градуса. «Такие потепления, действительно, были в прошлом, но таких скоростей изменения никогда не было: за 100 лет – на 0,5 градуса, – поясняет Андрей Дегерменджи – член-корреспондент РАН, директор Института биофизики СО РАН. – Точно такие же скорости – по углекислому газу. Сейчас характерное время – сотня лет. Имеется глобальный тренд плюс антропогенная составляющая сейчас. Чувствительность температуры от нарастания концентрации СО2 – это самый тяжелый вопрос».

Что делать в такой ситуации, когда научных знаний явно не хватает для однозначных ответов? Похоже, все тот же Андрей Дегерменджи предложил единственный выход, который, по крайней мере, не может никак навредить этим самым глобальным климатическим изменениям: «Все бросить и заниматься только этим. Даже если мы не знаем всех научных основ изменения климата, надо вкладывать деньги в исследования антропогенных воздействий. В России есть сильные команды ученых, их нужно собрать в единую программу – экспериментальную, теоретическую, наблюденческую. Я у себя в институте буду проводить именно такую политику».

Возможно, это не такой уж и плохой результат для начала программы «ZeroCarbonCity – Мой чистый город».

На графике вверху – изменение средней температуры поверхности Земли за последние 1000 лет в Северном полушарии. Нижний график – изменение средней температуры поверхности Земли за 140 лет.
Источник: Climate Chenge 2001: Synthesis Report (UK)  

 

Красноярск–Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Климатические изменения раскололи Арктический совет

Климатические изменения раскололи Арктический совет

Катерина Лабецкая

Идею регионального саммита может реализовать Россия

0
1034
Движение школьников против потепления приобретает конкретные черты

Движение школьников против потепления приобретает конкретные черты

Сергей Семенов

Организация Fridays for Future подготовила список требований к властям

0
2959
Климатический бунт в Лондоне

Климатический бунт в Лондоне

Борис Николаев

Международные инвесторы начинают интересоваться углеродоемкостью производимой фирмами продукции

0
1640
Налог или торговля квотами

Налог или торговля квотами

Борис Николаев

В Германии идут ожесточенные дискуссии о методах борьбы с парниковыми выбросами

0
1501

Другие новости

Загрузка...
24smi.org