0
1475
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.12.2000

Троцкий, Федор Сологуб и журнал "Крокодил"

Тэги: троцкий, бедный

Публикуемые ниже документы раскрывают одну из малоизученных страниц биографии Льва Троцкого, а именно: его личные отношения с творческой интеллигенцией. Взгляды Троцкого на различные литературные направления как в дореволюционной России, так и в советской, его высказывания об отдельных поэтах и писателях широко известны всем, кто хотя бы просматривал его книгу "Литература и революция" (переизданную в 1991 г. стотысячным тиражом). Куда меньше известно о непосредственных контактах Троцкого со служителями муз, о его участии в их литературной и личной судьбе. Воспоминания современников об этих контактах чаще всего отрывочны, редки, но и имеющихся достаточно для того, чтобы утверждать, что Троцкий прекрасно играл роль покровителя муз, умел очаровывать не только Ларису Рейснер, посвятившую ему свою поэму "Свияжск". По свидетельству писателя В.Наседкина, шурина Сергея Есенина, знаменитый поэт после встречи с Троцким летом 1923 г. говорил о том, что Троцкий является "идеальным, законченным типом человека". Подобных свидетельств, повторимся, пока крайне мало по сравнению, скажем, с воспоминаниями и документами об отношениях с деятелями литературы и искусства Сталина или Луначарского. Историкам и филологам предстоит проделать большую работу для того, чтобы составить более-менее полное представление о личном участии Троцкого в судьбе тех или иных писателей, поэтов, художников. Здесь еще хватает "белых пятен". Интересно, например, выяснить, насколько тесными были контакты Троцкого с одним из самых ярких поэтов и писателей дореволюционной России Федором Сологубом. Почему Сологуб так и не покинул Советскую Россию, хотя получил на это не только согласие, но и обещание помощи в отъезде от всесильного в начале 20-х годов Троцкого? Почему об этом знакомстве ни слова не проронил один из самых близких к Сологубу людей - писатель Иванов-Разумник, разбиравший архив Сологуба после его смерти и не раз писавший о нем уже в эмиграции? Насколько часто Троцкий позволял себе вмешиваться в текущую деятельность советских газет и журналов? Для того, чтобы ответить на эти вопросы, ученым предстоит изрядно покорпеть в архивах. Публикуемые документы хранятся в фонде Троцкого в Российском государственном архиве социально-политической истории.

Многоуважаемый Федор Кузьмич!

Спасибо за память и за теплые слова привета. Рад очень, что несколько часов, проведенных нами вчетвером, Вами хорошо вспоминаются. Надеюсь, что не в последний раз встретились с Вами. Жму сердечно руку Настасье Николаевне и Вам. Н.И. (Наталья Ивановна Седова, жена Троцкого. - С.К.) Вам обоим очень кланяется. Надеюсь, что эти строки еще застанут Вас в Мюнхене.

Ваш Троцкий

4 октября 1911 г.

Многоуважаемый Федор Кузьмич!

Я не вхожу в обсуждение Ваших замечаний об "унизительности" хлопотать о галошах и чулках в истощенной и разоренной стране и о том, будто эта "унизительность" усугубляется "литературным положением".

Что касается Вашей деловой поездки в Ревель, то по наведенным мною справкам, мне было заявлено, что препятствий к ней не встречается. Я сообщил со слов Вашего письма, что Вы не преследуете при этом целей политического характера. Мне незачем прибавлять, что то или другое Ваше содействие походу мировых эксплуататоров против трудовой республики чрезвычайно затруднило бы возможность выезда для многих других граждан.

С приветом
Троцкий

20 сентября 1920 г.

Вам принципиально разрешаем выезд за границу. Поэтому следует выправить все бумаги. Некоторое содействие в том окажет мой секретарь.

Троцкий

13 июля 1921 г.

Тов. ДЕМЬЯНУ БЕДНОМУ.

Дорогой товарищ.

Почему "Крокодил" не откликнулся на скандальную историю с итальянским представителем Амадори? Ведь мы добились, путем разоблачения его шашней, его перевода в Ригу. Сатире давно пора вмешаться и закрепить в памяти, по крайней мере, читателей "Крокодила", как некий дипломат за козни против советской России вынужден был съездить в Ригу.

В общем, "Крокодил" как-то угрюм и слишком "сурьезен". Есть очень удачные вещи, но почти нет смешных.

С товарищеским приветом
Л.Троцкий

7/VI-23 г.

В Редакцию "Крокодила"

"Крокодил" всех поучает и наставляет. Это прекрасно. В частности, "Крокодил", как и полагается, беспощаден к неряшливости. Но сам "Крокодил", как печатное произведение, есть образчик неряшливости. Разве можно не сшивать и не разрезать еженедельный сатирический журнал с иллюстрациями? Ведь это же издевательство над читателем! Я уже не говорю о красках, которые поистине ужасны. Особенно красная краска, на которую большой спрос. Собираюсь напасть на "Крокодил" в печати.

С приветом и пожеланием успехов
Л.Троцкий

Уважаемый Лев Давыдович.

Прежде всего по поводу Вашего первого письма.

Дело в том, что мы вообще часто запаздываем с политическими темами: то же произошло и с темой Амадори. Часто мы не можем использовать самую интересную тему только потому, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ НОМЕР ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ ДО ЕГО ВЫХОДА В СВЕТ и потому часто в водовороте мелькающих событий мы можем попасть впросак, так как к моменту выхода в свет номера политическая ситуация может быть совершенно иной.

Тут мы и подходим к основному нашему злу, из-за которого мы подвергаемся очень часто весьма основательным и заслуженным упрекам - к пресловутой полиграфической технике.

НАС ГУБИТ НЕПОМЕРНО БОЛЬШОЙ ТИРАЖ.

Нам приходится давать регулярно в срок, еженедельно 120 000 экземпляров "Крокодила". Этот тираж для сатирических журналов неслыханный не только в дореволюционной России, но и в Западной Европе.

В то же время уровень русской полиграфической техники по сравнению с Западной Европой бесконечно низок. Достаточно сказать, что три месяца тому назад мы принуждены были заняться приисканием второй ротационной трехкрасочной машины, ввиду того, что та машина, на которой мы сейчас печатаемся (в первой образцовой типографии), не успевала уже делать нам в неделю нужное количество экземпляров. Оказалось, что во всей Москве имеется всего еще одна ротационная машина (в 20-й типографии), приспособленная для печатания журнала в несколько красок, да и та монополизирована издательством "Красная Новь", и несмотря на то, что дело дошло до агитпропа ЦК, мы этой машины все же использовать не можем.

Таким образом, Вам станет теперь понятным, что о такой роскоши, как сшивка и разрезывание журнала, мы и мечтать не можем, так как журнал будет опаздывать еще на 3-4 дня, не говоря уже о том, что одна сшивка журнала проволокой обойдется нам в 50% стоимости всего печатания журнала.

Если мы улучшим бумагу и краски и перейдем на сшивку и разрезку, то мы этим самым удорожим втрое, если не больше, цену журнала и сделаем его "салонным" изданием, а не изданием, доступным для широких рабочих масс.

Печатание номера нам обходится в 200 000 рублей, а одна только сшивка будет стоить 112 000 рублей.

Мы резко сократим, таким образом, тираж и потеряем наше ценнейшее свойство - МАССОВОСТЬ, являющееся по самой идее журнала основным.

И, наконец, относительно "красной краски, на которую большой спрос". Дело в том, что из 16-18 рисунков, помещаемых в номере, один из них обязательно теряет свой смысл без красной краски (например - красные знамена, которые очень рискованно напечатать соглашательским желтым цветом и т.д.), да кроме того, при той бедности красок, которая у нас в журнале наблюдается, в силу уже указанных выше причин, нам необходимо просто в целях достижения известного эффекта пускать красную краску, как наиболее активную.

Лучшим доказательством того, что мы вовсе не так любим неряшливость, является изданное нами собрание сочинений Демьяна Бедного, экземпляр которого Вам посылаем.

Но эта, изданная, более или менее прилично, книга должна продаваться нами по три рубля золотом и, следовательно, становится недоступной рабочему читателю, на которого мы, главным образом, и рассчитываем.

Тут-то и получается настоящее "издевательство над читателем".

В силу всего указанного мы, воспользовавшись Вашим обращением к нам, просим Вас обратить свое перо не против нас, а за нас.

Партия, советы должны пойти нам навстречу и дать возможность поставить на должную высоту первый и единственный в Республике массовый сатирический орган.

"Неряшливо" выпускается и "Рабочая Газета", но где же Вы, Лев Давыдович, слыхали, чтобы комиссии по ликвидации безграмотности переводились на хозрасчет.

А газета массовая с тиражом в 150 000 экземпляров это та же школа ликвидации политической безграмотности и тем не менее нас с ноября прошлого года перевели на хозрасчет со всеми нашими приложениями.

ЧЛЕН РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ
(Н.СМИРНОВ)


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В подкидного дурака

В подкидного дурака

Игорь Харичев

Рассказы по истории для бывших школьников о Ленине, Крупской, Инессе Арманд и Красной Шапочке

0
1286
Есть такая партия!

Есть такая партия!

Алекс Громов

Отрывок из книги «СССР: мифы, фейки, парадоксы»

0
1504
Блюмкин: рывок в историю

Блюмкин: рывок в историю

Игорь Атаманенко

Стоя перед расстрельной командой, он пел Интернационал  

0
6389

Другие новости

Загрузка...
24smi.org