0
1526
Газета Стиль жизни Печатная версия

07.02.2011

Фольклор и гендер

Юлия Никитина

Об авторе: Юлия Александровна Никитина - сотрудник правления Российского фольклорного союза.

Тэги: казаки, песни, фольклор


казаки, песни, фольклор Петь могут все. Но чтобы голос зазвучал, требуется старание.
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

С чего все началось, я сейчас в точности не вспомню, кажется, с покупки диска ансамбля «Русичи». Не скажу, что случайной, потому что я шла на Горбушку с твердой решимостью купить нечто «русское народное», но не «клюквенное». И не прогадала с выбором – меня зацепило, по-настоящему. Вскоре я поняла, что мне и самой хочется петь. И не одной, стоя на кухне, а с другими людьми.

Совершенно случайно в Интернете я набрела на объявление о наборе «мужского клуба традиционной казачьей песни». Сообщила о своей находке друзьям, которые загорелись этой идеей, но не решились позвонить сами, а попросили меня. Женским голосом ответила мне телефонная трубка, любезно приняла информацию о моих друзьях. Тут меня охватила вселенская наглость, я выдохнула и спросила: «А женщин вы вообще не берете?» «Девушка, а вы этого действительно хотите? Вам это надо?» – «Очень! Очень хочу!!!» Вздох. «Говорите фамилию┘»

Так началась моя новая жизнь. На первом занятии оказалось, что состав группы 50 на 50 – мужеско-женский. Каждому был задан вопрос, почему мы тут оказались. Кто-то искал корни, кому-то просто нравилось петь, много вариантов. Наш мудрый педагог Игорь Евгеньевич Петров сказал: «Все это прекрасно, я вас понял, но на самом деле вы все пришли сюда за общением. Поверьте мне. Мы в больших городах с их стремительным темпом жизни очень нуждаемся в этом». Я поверила, и это было первое мое открытие.

Ансамблевое пение, а в нашем случае хоровое – это действительно общение, когда учишься слушать не только себя, но и всех вокруг. Это сложно, потому что людей много, звуков столько же, не все верные, но нужно пробовать, иначе песне не быть. Важно найти в этом хаосе себя, но взять не громкостью, не пронзительностью, а точностью и своевременностью. Когда всем это удается, из хаоса проистекают порядок и гармония. То есть все – как в жизни, в обычных человеческих взаимоотношениях: уметь слушать, понимать и уважать окружающих. И чувствовать свое место и предназначение в мире.

Второй важный урок, полученный в ходе занятий, – петь могут все. Нет людей без слуха и голоса, есть те, кто умеет или не умеет их отыскать в себе. В течение нескольких лет из нас голос доставали. Разными методами – мы кричали, лежали животами на спинках стульев, звучали в прыжке. Игорь Евгеньевич взывал к нашему воображению и разуму для того, чтобы мы почувствовали, где искать наш собственный, настоящий, глубокий звук, тембр. А слух – он тренируется, для этого просто надо петь при любой возможности, самим, друг с другом или подпевать в поющей компании, пристраиваясь, следуя за чужим голосом. И все равно, знакомая это песня или нет, – надо петь «за след» и ничего не бояться.

Третий момент касается гендерных функций. Практически в каждой народной песне есть запев. То есть песню заводит один человек, а все остальные постепенно подхватывают. У нас все-таки «мужской клуб», потому предпочтение в запевах отдается мужчинам. Но сначала все было не так – мужчины запевать отказывались, они не знали песен и тогда еще плохо владели голосом. Инициативу в свои руки брали бодрые лихие женщины (а какие еще подадутся в мужской клуб?), песня худо-бедно выстраивалась. А ведь запев – это половина дела. Какой он будет, так песня и пойдет. Постепенно мы, женщины, пришли к пониманию, а вернее – почувствовали, что пора отдать эту важную роль мужской части клуба. Ведь это их естественное состояние – вести за собой. Теперь нас приходится упрашивать что-либо запеть, мы соглашаемся исключительно из соображений учебной пользы. Снова все – как в жизни: получилось, что постепенно мы вернулись к своим традиционно установленным, даже, можно сказать, природным функциям.


Мужские и женские партии образуют гармонию.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Почему именно народная песня? На этот вопрос можно ответить, обращаясь лишь к интуиции. Песня, которая слагалась народом, прошла проверку временем на мудрость и гармоничность, поскольку это результат творчества традиционного, устоявшегося сообщества. Песня не прожила бы столько веков, не пережила бы такие общественные катаклизмы, что были в нашей стране, если бы не обладала этими бесценными свойствами. Это невозможно проверить, можно только почувствовать. Создавая гармонию, ты сам становишься гармоничнее. Когда мы тем или иным составом спеваем многоголосную песню и когда это получается, неизменно приходит ощущение причастности к чуду. Песня заканчивается, стихает, а мы наслаждаемся послезвучием и не верим, что сами это сделали.

Кто эти «мы», которые вдруг ни с того ни с сего в достаточно зрелом уже возрасте начинают петь, и что мы находим для себя в фольклоре? Совершенно обычные люди, изначально без выдающихся певческих данных, порой они даже глубоко спрятаны. В основном мы горожане, наши деревенские или казачьи корни иногда уходят очень глубоко, а иногда до уровня дедов. Я, например, то, что называется «девочка из интеллигентной семьи» в пятом поколении. Происхождение мало связывает меня с фольклором, но тем не менее я пришла именно к нему. Нас объединяют любовь к родине и ее культуре, желание найти какую-то отправную точку в нашем прошлом, чтобы было на что ссылаться в будущем. И, конечно, жажда творчества, общения и обретения себя.

Последствия же общения бывают просто прекрасными – это замечательные семьи и дружеские союзы, где люди объединены добрыми чувствами, общими творческими интересами и уже научились слушать друг друга в песне, а значит, и в жизни. Одна из таких семей особенно дорога мне. Сложилась она из моей песенной подруги Елены и мэтра от фольклора из Новосибирска Вячеслава Асанова. Их знакомство состоялось в станице Березовской Волгоградской области, куда мы в 2007 году отправились на мастер-класс. Лена и я – учиться, Вячеслав Владимирович – учить. Они встретились и разлетелись по своим домам, но через полгода вновь увиделись на казачьих святках. Расстояние Москва–Новосибирск было объявлено незначительным┘ Какой веселой была их свадьба! Недавно я узнала, что грядет еще одна свадьба, тоже междугородняя: Москва–Петербург. Это, кстати, последствия того же семинара, но уже 2010 года. Так что давайте петь!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Курский казак из Сербии

Курский казак из Сербии

Виктор Леонидов

Благодаря художнику Сергею Соловьеву на Балканах узнали роман  «Тихий Дон»

0
386
Работа мечты

Работа мечты

Владимир Коркунов

Виталий Пуханов о новой премии «Поэзия», бесценном капитале ошибок и коррупции дружбы

1
2516
Теченье дней, шелестенье лет

Теченье дней, шелестенье лет

Андрей Юрков

7 октября исполняется 85 лет со дня рождения поэтессы и автора песен Новеллы Матвеевой

0
3052
У девочки лицо блестит лихо

У девочки лицо блестит лихо

Мария Мельникова

Волны бескрайней авторской речи Николая Васильева

0
579

Другие новости

Загрузка...
24smi.org