0
1376
Газета Я так вижу Печатная версия

03.09.2019 16:28:00

Тюремную медицину необходимо передать в гражданское ведомство

Заключенных должны лечить на средства не ФСИН, а медицинского страхования и государственного бюджета

Павел Воробьев

Об авторе: Павел Андреевич Воробьев – профессор, председатель Московского городского научного общества терапевтов.

Тэги: тюремная медицина, фсин, страхование


тюремная медицина, фсин, страхование Тюремный медицинский персонал заставили проходить переподготовку, как и аналогичных специалистов «на воле». Фото Александра Доникова/PhotoXPress.ru

Генеральная прокуратура 23 июля 2019 года сделала представление директору ФСИН России о необходимости устранения нарушений законов в учреждениях уголовно-исправительной системы при организации медико-санитарного обеспечения подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Хотелось бы высказаться на эту тему.

С проблемой тюремной медицины знаком примерно 30 лет. Не понаслышке, а по личным наблюдениям при посещении тюремных больниц и глубоких интервью с сотрудниками, общении с лицами, оказавшимися за колючей проволокой.

Трудно утверждать, что в тюремной медицине все отлично, особенно в области туберкулеза, но на самом деле достигнуты весьма большие успехи. Официально за последние пять лет число смертей от туберкулеза сократилось в стране более чем на 50%. За последние же лет 15 смертность от него сократилась в тюрьмах в 10 (!) раз.

В Красноярском крае, например, закрыли туберкулезную здравницу, так как там не осталось туберкулезных больных в достаточном количестве – всех стали помещать в специализированную тюрьму Хакассии. И это не статистические выкладки, а собственные наблюдения. Содержание любого медицинского учреждения имеет свою социально-экономическую целесообразность. Амурская область, например, небольшая. Не уверен, что там огромный контингент заключенных и требуется свое противотуберкулезное учреждение ФСИН. Проще отправлять больных в соседний Забайкальский край. Это вообще огромная проблема современной медицины – правильная маршрутизация больных.

Врачи рассказывали мне, что почти к нулю свелось заражение туберкулезом в самой тюрьме, так как всех больных долечивают до абациллярности, и выделяющие туберкулезную палочку просто не попадают в контакт со здоровыми заключенными. Этот прорыв связан с открытием в середине нулевых годов на средства гранта Всемирного банка большого числа бактериологических лабораторий в тюремных больницах, которых раньше не было. В это же время нашими усилиями тюремные больницы стали получать лицензии на медицинскую деятельность, а медицинский персонал заставили проходить переподготовку, как и аналогичных специалистов «на воле». Стали закупать и современные противотуберкулезные препараты.

Но при этом обычных, не противотуберкулезных лекарств практически нет. Нам показывали собираемые в огромных количествах лекарственные травы вместо лекарств. Лечение на подножном корню. Еще более ужасным является оснащение медицинских тюремных учреждений, где пришлось видеть приборы и оборудование 60-летней давности. На другое денег у ведомства нет.

Недолеченные туберкулезные больные по окончании срока выходят на волю, где их никто не ждет и не лечит. Никакой преемственности двух медицин, тюремной и гражданской, нет. И возвращаются они по рецидиву уже с множественно устойчивой формой туберкулеза, что и лечится труднее, и прогноз становится сомнительным.

Академик Андрей Воробьев, мой отец, еще в 1992 году, будучи министром здравоохранения России, требовал передать тюремную медицину из ФСИН (кажется, тогда отвечало за это МВД) в гражданское ведомство. Подготовил и утвердил на заседании правительства соответствующее постановление. Но документ как-то странно затерялся, а академика Воробьева на следующий день Ельцин снял с поста министра.

Возврат к этой теме крайне необходим нашему обществу. Необходимо обеспечить заключенным доступность медицинской помощи. Сделать это можно только одним способом: чтобы, как и во всех развитых странах, арестованный от момента задержания получал медицинскую помощь не в тюремных больничках, а в организациях гражданской медицины, включая частные, с использованием в том числе телемедицины (такие кабины, например, широко используются в тюрьмах США).

Врачи и медицинские сестры должны быть выведены из подчинения тюремного начальства. И не на средства ФСИН должна оказываться медицинская помощь, а на средства системы медицинского страхования и иных общегосударственных источников финансирования. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


С генералов ФСИН снимают погоны

С генералов ФСИН снимают погоны

Екатерина Трифонова

Часть руководящих постов в тюремном ведомстве президент отдал гражданским

0
5323
ФСИН одолжит заключенных бизнесу

ФСИН одолжит заключенных бизнесу

Екатерина Трифонова

В России появятся "частные колонии" для принудительных работ

0
1059
Правозащитники раскритиковали тюремный устав

Правозащитники раскритиковали тюремный устав

Екатерина Трифонова

Рядовых сотрудников ФСИН предлагается не только наказывать, но и воспитывать

0
1225
Поможет ли страховка избежать дорогостоящего возмещения ущерба

Поможет ли страховка избежать дорогостоящего возмещения ущерба

Ада Горбачева

Невольные виновники несчастных случаев

0
1759

Другие новости

Загрузка...
24smi.org