0
0
3871

Алексей Филатов 11:53 11.01.2021

Люди А Как предали литовцев и «Альфу»

30 лет назад группа «Альфа» впервые столкнулась с предательством руководства страны. 10 января 1991 года президент СССР Михаил Горбачев потребовал от властей Литвы отмены актов, провозгласивших независимость Прибалтийской республики и восстановления действия союзной Конституции. После отказа, в ход пустили десантников и Группу «А»


30 лет назад группа «Альфа» впервые столкнулась с предательством руководства страны. 10 января 1991 года президент СССР Михаил Горбачев потребовал от властей Литвы отмены актов, провозгласивших независимость Прибалтийской республики и восстановления действия союзной Конституции. После отказа, в ход пустили десантников и Группу «А». Но позже, Михаил Сергеевич на голубом глазу заявил, что ничего не знал об операции и никаких приказов не отдавал. А ведь тогда от выстрела в спину погиб наш товарищ – лейтенант группы «А» Виктор Шатских. А бывшего командира «Альфы» Михаила Головатова в 2019 году заочно осуждили по делу о штурме вильнюсского телецентра в 1991 году. 67 граждан РФ, Беларуси и Украины два года назад были признаны виновными литовским судом в том, что… выполняли приказ, от которого высшее начальство трусливо открестилось.

Михаилу Сергеевичу в этом году будет 90 лет и теперь уже, конечно, Бог ему судья. Но прибалтийские события 30-летней давности достойны того, чтобы о них помнили. Хотя бы потому, что малодушие Горбачева стало плевком в память погибшего в те дни будто бы ни за что лейтенанта группы «А» 7-го управления КГБ СССР Виктора Шатских, а значит и во всю «Альфу». Но не только со стороны Михаила Горбачева было предательство…
Вспомним, с чего начинались те события. В ночь на 11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР во главе с Витаутасом Ландсбергисом провозгласил независимость Литвы. Литва стала первой из союзных республик, объявившей независимость. На территории республики было прекращено действие Конституции СССР и возобновлено действие литовской конституции 1938 года. Независимость республики тогда никто не признал: ни правительство СССР, ни зарубежные страны. А 22 марта Горбачев подписал Указ «О дополнительных мерах по обеспечению прав советских граждан, охране суверенитета Союза ССР на территории Литовской ССР». Предписывалось изъять оружие у населения и организаций Литвы. В тот же день советские десантники захватили здание Вильнюсского горкома, а спустя пару дней заняли Высшую партийную школу и дом Политпросвета. С середины апреля началась частичная энергетическая блокада Литвы. А в стране начались протесты против «советских оккупантов».
К 7 января 1991 года сотрудники спецподразделения «Альфа» прибыли в Вильнюсе, так как социальную ситуацию оценивали как взрывоопасную. 8-9 января в Литву перебросили военнослужащих Псковской дивизии ВДВ и других частей. Стянув в Вильнюсе вооруженные силы, 10 января Горбачев потребовал восстановления действия союзной Конституции. Провозгласившие независимость литовцы выполнять данное требование ожидаемо намерены не были.
Потому 11 января в течение дня советские части заняли Дом печати в Вильнюсе, ретрансляционный телевизионный узел в Неменчине, а также другие значимые объекты в Вильнюсе, Алитусе, Шяуляй.
В ответ на действия советских сил руководство Верховного Совета Литовской Республики призвало население выйти на улицы и принять участие в охране зданий Верховного Совета, радиоцентра, телебашни, телефонных станций. А в ночь на 13 января произошли исторические события...
Один из участников штурма Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года, полковник КГБ СССР в отставке Михаил Головатов, вспоминая события тех дней рассказывал, что большего предательства не видел нигде. Причем, по его мнению, предательство было не только со стороны Михаила Сергеевича.

Он вспоминал, что о командировке в Литву он узнал в субботу, 6 января 1991 года и уже на следующий день отправился в Вильнюс поездом вместе с еще двумя сотрудниками. Там получил инструктаж от начальника Управления по Москве провести подготовительные мероприятия для прибытия основной группы. И в Москве, и по приезду в Литву, как вспоминает Головатов, была поставлена задача осуществить освобождение телецентра и телебашни, а также способствовать существующему руководству Литовской ССР ввести президентское правление.
И 11, и 12 января ждали приказа. В ночь с 12 на 13 января была поставлена задача освобождить телецентра и телебашни, чтобы не было передач, которые дискредитируют СССР. О задаче введения президентского правления уже не вспоминали…
«Для меня высшим руководителем был председатель КГБ, начальник 7 Управления генерал-лейтенант Евгений Расщепов, перед которым я отчитывался в Москве. И, соответственно, тот штаб, который был создан в Вильнюсе и в Северном городке, - рассказывал Михаил Головатов. – Оттуда черпалась информация о дальнейшем задействовании нас. Принятые штабом решения транслировались в Москву. И я уже начинал понимать: то, что мы транслировали в Москву, буквально через час-два становилось известно в Верховном совете Литвы».
Иными словами, информация сливалась противоборствующей стороне. В ту ночь комендантом Вильнюса, командиром Вильнюсской дивизии был объявлен комендантский час. Но каким-то немыслимым образом жители литовской столицы стали стягиваться к телецентру. Каким-то чудом были организованы доставка продуктов питания, подвоз людей и даже координация с разбивкой их на те боевые группы, которыми руководили и которые стояли у щита телебашни. Это всё во время действующего комендантского часа!
«У телебашни было от 6 до 8 тысяч человек, у телецентра поменьше — от 3 до 5 тысяч. Они стояли плотным кольцом, и для того, чтобы войти, эту толпу надо было как-то расчленить, причем так, чтобы не создать давку и не нанести никому увечий, - вспоминает Головатов. - Было произведено три холостых выстрела, но к тем, кто стоял вокруг телебашни, обратились по громкоговорителям: «Не бойтесь! Ни солдаты, ни танки не имеют боевого оружия». Люди остались стоять».
Советские силы действительно работали с холостыми патронами, чтобы напугать, но чтобы никто не пострадал. Знать об этом могли только те, кто получал информацию из Москвы. Те, кто и координировал толпу.
Танки отошли в сторону и с каждой стороны подошли по два БМП с экипажами и десантом. Десант пытался сделать коридор для спецназа, но ничего из этого не вышло. Стояла задача – никого не покалечить.
«Альфа» пошла в обход телебашни и зашла с тыловой части. Там было меньше людей и, используя светозвуковые гранаты удалось создать коридор и войти в телебашню. Была задача выведения из строя ретрансляторов.
Тем временем, с крыш работали снайперы… «Огонь велся и по толпе, которая находилась вокруг, и по военнослужащим конвойных войск, которые тоже стояли кольцом вокруг телебашни, и по десантникам. Военнослужащие прятались за боевой техникой. То есть были выстрелы и по боевой технике. Соответственно, после этих выстрелов гибли люди. Свои стреляли в своих!»
Чтобы зарядить толпу на эмоциональные порывы, литовской стороне были необходимы кровь и давка. Им требовалось, чтобы советские силы выглядели мясниками, а не теми, кто пришел устанавливать законность с холостыми патронами. Сакральная жертва, как сейчас говорят.
14 литовцев погибло в ту ночь и порядка 900 получили разной тяжести ранения. В районе трех часов ночи пришло сообщение о гибели Виктора Шатских. Ему выстрелили в спину. Литовские СМИ настаивали на версии так называемого «дружеского огня», но…
«Шатских шел предпоследним, а за ним сотрудник, к которому Шатских, когда дошел до второго этажа, обратился со словами: «У меня какие-то жжение», объясняет Головатов. - Команды заряжать боевое оружие не было, и мы могли использовать только холостые патроны. Для этого должен был быть навернут на ствол вдоль среза тот компенсатор, который используется при стрельбе такими патронами. Если бы компенсатор был навернут, то его бы разорвало боевым патроном».
Но сакральные жертвы и демонизация советских сил очень были нужны новой литовской власти. А если вспомнить, что даже тогдашний глава Верховного Совета Литвы Витаутас Ландсбергис говорил, что при освобождении телебашни ни на самом здании, ни внутри пулевых выстрелов сотрудниками группы сделано не было, то становится понятно, что стреляли не мы…Тогда кто? Видимо те, кому было выгодно зарядить толпу эмоциями и управлять ненавистью? Те, кто очень хотел власти… Предательство было с обеих сторон. С одной стороны, лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев, не стал брать на себя ответственность за приказы. Будто дивизии ВДВ и спецназ КГБ – это клуб по интересам, который действует самостоятельно, и без приказов оказывается на другом конце страны вместе с техникой. А с другой, стрелявшие по своим так и не найденные литовские силы, которые ради независимости готовы были идти на жертвы среди собственного мирного населения.
Так хочется, чтобы история не повторялась, чтобы политики несли ответственность за принимаемые решения, противостояния были бескровными, а спецназ отправляли лишь на борьбу с бандитами и террористами. Возможно ли это?..

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора


00:26 28.01.2021

1