0
7542
Газета Кино Печатная версия

16.05.2021 18:37:00

Мишель Франко: "Кино работает как зеркало, но, к сожалению, не может изменить мир"

Мексиканский режиссер объяснил, почему политикам нужно быть умнее

Тэги: кинопреьмера, новый порядок, мишель франко, интервью


кинопреьмера, новый порядок, мишель франко, интервью Кадр из фильма "Новый порядок", режиссер Мишель Франко.

В российский прокат выходит «Новый порядок» – революционная антиутопия, в которой шикарная свадьба богачей оборачивается массовым рабочим бунтом, охватывающим весь город. В 2020 году картина получила Особый приз жюри Венецианского кинофестиваля – эта награда стала для автора ленты, снявшего также «После Люсии», «Хроника» и «Дочерей Абриль», далеко не первой, с этими работами он уже становился призером и Канн, и смотра в Сан-Себастьяне. Кинообозреватель «НГ» Наталия ГРИГОРЬЕВА поговорила с Мишелем ФРАНКО о том, как ему удалось снять самый актуальный фильм года и как он относится к революциям – социальной и кинематографической.

«Новый порядок» выходит в российский прокат больше чем через полгода после его премьеры в Венеции – что вы ожидаете от показов вашего фильма здесь?

– Я уже много лет мечтаю приехать в Россию, мне очень любопытно. Я люблю русскую литературу и музыку – в «Новом порядке», например, звучит Шостакович. Так что я сейчас испытываю смешанные чувства: с одной стороны, я рад и взволнован тем, что фильм выходит в российский прокат, с другой – грущу, что не могу представить его в России лично. Уверен, что с новым фильмом я уж точно приеду сам. Но самое главное, конечно, – это то, как картина отзовется российскому зрителю. Надеюсь, что понравится.

Тематически ваше новое кино очень точно попало в современную повестку, особенно в повестку 2020 года, который запомнится не только пандемией, но и массовыми протестами во всем мире. Интересно узнать, когда у вас появилась идея снять именно такую историю, как вы поняли, что именно сейчас пришло время для этого фильма?

– Я живу в Мексике, очень коррумпированной стране, где большинство населения – бедные люди. И я, хоть и отношусь к привилегированному меньшинству, всегда мог с трудом понять и принять эту социальную несправедливость. С самого детства у меня было ощущение, что когда-нибудь все это рванет, изменения должны произойти. Но, само собой, политики, еще один привилегированный класс, не хотят никаких изменений, им и так комфортно. И в этом случае трудно вообразить что-то иное, кроме насильственной смены порядка, как я уже говорил, взрыва. Одновременно с этим меня беспокоит то, как Европа, пережившая волнения, возвращается к идеям фашизма. Получается, история ничему нас не учит, и мы продолжаем совершать одни и те же ошибки. Мне давно хотелось снять фильм обо всем этом, я начал работу над ним еще семь лет назад. Знал, что буду снимать только в Мексике, нигде больше. Сценарий был уже в процессе написания, когда в разных странах начали происходить похожие события – и «желтые жилеты», и протесты в Гонконге, и движение Black Lives Matter, и другие. Везде – по разным причинам, где-то более очевидным, где-то менее, но всех митингующих в мире объединяли и объединяют недоверие к власти, неудовлетворенность существующим порядком и жажда перемен.

То есть революция, на ваш взгляд, – единственный путь что-то изменить в стране?

– У меня нет точных ответов, возможно, существует и другой путь. Но проблема в том, что люди у власти живут хорошо и не стремятся что-либо менять. Что остается? Революция. Если бы политики были поумнее – я даже не говорю о какой-то эмпатии, просто умнее – они бы понимали, что, не позволяя переменам случиться, они теряют больше, чем могли бы приобрести.

В то же время ваш фильм вполне однозначно говорит о том, что новый порядок, полученный вот таким революционным путем, неизбежно превращается в старый, а то и в его еще более жестокой и извращенной форме.

– Конечно, ирония даже в самом названии фильма. На которое, кстати, многие люди жаловались – где же тут новый порядок?

Для вас «Новый порядок» – фильм-предупреждение? Или же просто отражение реальной ситуации в мире?

– Я думаю, и то и другое, и надеюсь, что история поучительная. Так обычно устроены антиутопии, жанр, в котором я пытался работать. Несмотря на то что действие происходит если не сегодня, то в самом недалеком будущем, это все равно антиутопия, потому что ничего подобного в реальной жизни пока не случилось, и надеюсь, не случится. Так что мое кино – действительно предупреждение, попытка сказать: «Давайте не допустим подобного, давайте откроем глаза и посмотрим, что мы делаем не так».

Думаете, кино обладает властью так влиять на умы?

– Кино работает как зеркало, в которое общество может заглянуть и в котором может увидеть себя. Кому-то может не понравиться отражение, оно может разозлить, спровоцировать какую-то дискуссию. Но, к сожалению, кино не может изменить мир – оно развлекает и максимум – заставляет подумать дважды над тем, что ты делаешь.

«Новый порядок» визуально очень отличается от ваших предыдущих работ. Тяжело ли было так менять свой стиль? И почему это произошло?

– Не было такого, что я сказал – хочу сделать что-то другое. В целом не думаю, что создание какого-либо фильма должно начинаться с подобной установки, это не причина для съемок того или иного проекта. Если ты настоящий режиссер и артистически выражаешь себя через кино, то ты просто снимаешь то кино, которое хочешь и должен, потому что это единственный способ высказаться. Но работа над «Новым порядком» действительно была для меня определенным вызовом, требовала гораздо больших усилий во всем. У нас было 3 тысячи человек массовки, спецэффекты, и еще я с самого начала знал, что камера будет не статичной, а находиться в руках, следовать за действием. Так что в каком-то смысле это был дебют – после пяти предыдущих полнометражных фильмов мне пришлось начинать все сначала. И я не был ни в чем уверен, процесс был очень хрупким. И денег было немного, и тема оказалась непростой. Нужно было рассказать о многом и в то же время показать, что нет единой точки зрения. Но я рад, что это кино появилось в моей жизни, потому что единственный способ расти как кинематографисту – принимать подобные вызовы.

Несмотря на все отличия «Нового порядка» от других ваших фильмов, куда более камерных и интимных, есть, на мой взгляд, кое-что, что их объединяет – каждый раз сюжетообразующую роль играет семья и семейные конфликты. Почему для вас так важна эта тема?

– Все лучшее и худшее в жизни берет свое начало в семье. Я очень люблю своих родных, у нас очень близкие отношения с родителями, с сестрами, с племянниками. Но в то же время и самый болезненный мой опыт связан с взрослением и с семьей. Это не значит, что кто-то из родных намеренно делал что-то плохое, любящие люди всегда стараются поступить лучшим образом. Но именно это иногда наносит самый большой ущерб. Это своего рода трагично – и интересно. Лучшая литература, по сути, построена на подобных конфликтах. Если бы мы говорили об этом 12 лет назад, когда я снимал свой первый фильм, я бы никогда не сказал, что планирую посвятить свое творчество исследованию темы семьи. Да я и до сих поражаюсь тому, что каждый мой сценарий неосознанно оказывается посвящен все той же теме, даже если поначалу мне кажется, что история совсем о другом.

Ваши работы получили немало призов на международных фестивалях, «Новый порядок» не исключение. Насколько важны для вас фестивали и ждете ли вы их возвращения в привычном офлайн-формате?

– Мне повезло, потому что даже в 2020 году, во время пандемии, мне удалось представить фильм в Венеции, потом в Сан-Себастьяне, а еще на фестивале в Цюрихе. Были настоящие, кинотеатральные показы, «Новый порядок» также вышел в прокат в Испании в феврале, если не ошибаюсь, и стал там самым кассовым – впервые для мексиканского кино. И я был в Испании в рамках промотура. В Мексике картина вышла в октябре на 2 тыс. копий – конечно, действовали определенные ограничения по количеству людей в зале, но зрители все равно шли в кино, несмотря ни на что. В общем, было счастьем, что я все-таки имел возможность путешествовать и лично представлять свою работу, хотя и не в том масштабе, в котором хотелось бы.

Как вы относитесь к цифровому прокату кино, который стал очень востребован даже крупными студиями в прошлом году?

– Кино заслуживает показа на большом экране, в кинотеатре. Потому что, если ты снимаешь что-то, например, для телевидения, сам процесс работы строится иначе и проект выглядит в итоге иначе. С другой стороны, всех фильмов не пересмотришь на большом экране – поэтому на фестивалях я всегда стараюсь увидеть как можно больше или же стараюсь посещать различные синематеки. Цифровой прокат – это запасной путь. А если я задумаю что-то специально для ТВ, то я и буду снимать это для ТВ. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Дайте "Тишины". Куратор Андрей Мизиано — об инсталляции Павла Альтхамера в музее современного искусства "Гараж"

Дайте "Тишины". Куратор Андрей Мизиано — об инсталляции Павла Альтхамера в музее современного искусства "Гараж"

Дарья Курдюкова

0
873
Телекомпания NBC выпустила в эфир фрагменты интервью с Путиным (+ВИДЕО)

Телекомпания NBC выпустила в эфир фрагменты интервью с Путиным (+ВИДЕО)

НГ-Online

0
5123
Байден позвонил в Киев после интервью Зеленского

Байден позвонил в Киев после интервью Зеленского

Татьяна Ивженко

Украинский лидер задал вопросы, ответы на которые надеется получить в Вашингтоне

0
3234
Василий Петренко: "В работе с оркестром я не терплю трех вещей – равнодушия, хамства и алкоголизма"

Василий Петренко: "В работе с оркестром я не терплю трех вещей – равнодушия, хамства и алкоголизма"

Марина Гайкович

Дирижер готовит новый сезон фестиваля "Лето. Музыка. Музей" и приступает к руководству Госоркестром

0
4350

Другие новости

Загрузка...