0
9589
Газета Кино Печатная версия

25.09.2022 18:49:00

Пак Чханук снял технологичный нуар про роковую китаянку, умные часы и черепах

В прокат выходит корейский фильм «Решение уйти», признанный лучшей режиссерской работой Каннского фестиваля

Тэги: южная корея, корейское кино, премьера


южная корея, корейское кино, премьера Общение героев Тан Вэй и Пака Хэиль приводит к трагической развязке. Кадр из фильма

Режиссер Пак Чханук, как это принято говорить, фестивальный любимец: каннский приз этого года стал для него уже третьим, первый же, Гран-при жюри, он получил еще в 2004 году за «Олдбоя». Картину, которая в каком-то смысле (задолго до «Паразитов» и «Игры в кальмара») запустила в мире моду на корейское кино. Что касается новой работы, то «Решение уйти» филигранно с точки зрения режиссуры – сложносочиненный детективный триллер, созданный по всем канонам жанра нуар, но выворачивающий этот самый жанр наизнанку.

Уставший сыщик Хэчжун (Пак Хэиль) берется за новое дело – упав с большой высоты в горах, разбился насмерть немолодой чиновник-скалолаз. На допросе его вдова, юная Сорэ (Тан Вэй) тут же становится подозреваемой. Разница в возрасте, тот факт, что она – китаянка, некогда нелегально приехавшая в страну и якобы получившая гражданство благодаря своему происхождению, а он – сотрудник миграционной службы (наверняка коррумпированный), а также явные следы домашнего насилия на ее теле в виде не только синяков, но и настоящего клейма с инициалами супруга – все это будто бы указывает на то, что у героини были причины желать мужчине смерти. Хэчжун, у которого давние проблемы со сном и семейной жизнью – супруга живет отдельно, в прибрежном городке, так как работает на атомной станции, – берется следить за Сорэ днем, когда она работает сиделкой у немощных стариков, и ночью, когда она в одиночестве смотрит телевизор и ужинает мороженым. И не только сближается с подозреваемой, но и влюбляется в нее. Как будто бы даже взаимно – вот он уже готовит ей ужин, рассказывает о работе, а она показывает ему хранящиеся дома урны с прахом родных и позволяет поспать на своем диване.

Сюжет для кино не новый, обязательно для нуара и неонуара роковое влечение к роковой женщине неминуемо ведет к трагической развязке, но в данном случае дело в самом пути к финалу. Режиссер не делает особой интриги из предположения о виновности Сорэ, и уже на середине фильма все карты раскрыты. Но при этом добивается совершенно иного уровня недосказанности, начиная новую главу на месте, где можно было бы ставить точку. Тут и неразрешенное сексуальное напряжение, и не доведенная до логического завершения история любви – и вот спустя некоторое время они встречаются вновь.

Параллельно с этим фильм всю дорогу разветвляется во все возможные стороны. То экшен с погоней за неуловимым криминальным авторитетом, то чуть ли не абсурдистская комедия про похищение черепах. Верная жена с вечными фоновыми рассказами про изобретения народной медицины – и вдруг она же, оказывается, крутит тайный роман с коллегой. Все это, даже самое на первый взгляд незначительное, будто наполняет картину какими-то тайными смыслами, которые с первого просмотра не разгадать и не связать воедино. Также хочется вслушиваться в каждый диалог Хэчжуна и Сорэ – благо режиссер иногда все же дает возможность их переслушать.

Чуть ли не основную роль в «Решении уйти» неожиданно играют гаджеты – опять же не новый прием для кино, но Пак Чханук работает с ним по-своему. Герои у него имеют привычку наговаривать голосовые сообщения и в целом активно пользуются функцией диктофона – то на смартфоне, то на умных часах. Сорэ то и дело переводит непонятные ей корейские слова в электронном переводчике, конечно, совсем не случайные. Хэчжун устанавливает прослушку, чтобы в итоге узнать, о чем девушка говорит с уличным котом – а говорит она, естественно, о нем, как будто точно знает, что он услышит.

На экране не просто всплывают сообщения, зритель порой смотрит сквозь них на ту или иную сцену – так же как и сквозь вязаные кружева на урне, под крышкой которой не только чей-то прах, но и чья-то будущая смерть, заключенная в упаковку таблеток снотворного. Весь фильм – такое же кружево из множества петель и узелков. И не стоит обольщаться, что предугадаешь, чем все кончится – финал обескураживает, в том числе своей жестокостью не человеческого, а высшего происхождения.


Читайте также


Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Индо-Тихоокеанский регион между военными союзами и экономической взаимозависимостью

0
3347
Товарищ майор вступает в игру со злом и самолюбием

Товарищ майор вступает в игру со злом и самолюбием

Наталия Григорьева

В новой части отечественной комикс-франшизы супергерой-полицейский Гром борется с собственным эго

0
2427
Глубокая простота заповеди в театре "Шалом"

Глубокая простота заповеди в театре "Шалом"

Елизавета Авдошина

Яна Тумина поставила "Люблинского штукаря" в совершенно необычном жанре

0
4054
Гай Ричи основал «Министерство неджентльменских дел»

Гай Ричи основал «Министерство неджентльменских дел»

Наталия Григорьева

Британский режиссер заигрывает с военной и литературной историей

0
4057

Другие новости