1
4499
Газета СНГ Печатная версия

28.02.2014 00:01:00

Проблемы Незалежной: постсоветский и европейский ракурс

Россия и Евросоюз должны объединиться в помощи Украине

Владимир Швейцер

Об авторе: Владимир Яковлевич Швейцер – доктор исторических наук, руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы РАН.

Тэги: украина, кризис, власть, экономика


украина, кризис, власть, экономика Фото Reuters

Вроде бы худшее для Украины уже миновало, какая-то власть все же образовалась. Можно попытаться, хотя и с явным запозданием, извлечь уроки из украинской трагедии.

Первый из наиболее важных уроков, вернее, констатация очевидного. Нигде на постсоветском пространстве не возникла устойчивая форма демократического общественно-политического процесса. А не возникла она прежде всего потому, что власть имущие не смогли определить ту границу, которую нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах. Граница эта проходит между своекорыстными интересами элиты – экономической и политической – и насущными потребностями большей части населения вне зависимости от его принадлежности к различным этническим, социальным и конфессиональным группам. В одних случаях нарушители этой границы получают вариант майдана, в других – вариант Болотной площади.

Расхлебывать политкретинизм приходится всем, причем платить по счетам вынуждены и те, кто вроде бы не имел к этим событиям прямого отношения. В конкретном «уроке украинского» платить придется всем европейцам, живущим как восточнее, так и западнее места трагедии. И далеко не факт, что жители сопредельных с Украиной стран и объединений государств с легкостью и пониманием отнесутся к новой финансово-экономической нагрузке на их бюджет. Делать, однако, нечего, ибо срочная и далеко не безболезненная для спасателей Украины помощь все же лучше, чем бездействие, ведущее к еще более тяжелым последствиям.

Очевидно, что такая помощь должна быть скоординирована как в рамках Евросоюза и организаций типа МВФ, так и среди субъектов постсоветского пространства. Крайне нежелательно, чтобы она выглядела односторонней – либо западной, либо российской. В таком случае население Украины продолжит воспринимать спасателей лишь по их историко-географической принадлежности, что отнюдь не укрепит столь хрупкое на сегодняшний день украинское государство.

Другой важный «урок украинского» неразрывно связан с первым, поскольку на поверхности явные признаки раскола этого государства. Вряд ли в таком гибельном для Украины развитии заинтересован кто-либо из европейцев. Сепаратизм в Европе набирает политическую скорость. Все громче и политически акцентированно заявляют о собственной государственности сепаратисты Шотландии, Каталонии, Фландрии, севера Италии. Не сказали еще своего последнего слова их единомышленники на Корсике, Фарерских островах и в Гренландии. Замирение басков также не выглядит как решенное дело. 

Грядущие в конце мая европарламентские выборы скорее всего подтвердят уже очевидные страновые тенденции в пользу сепаратизма. На постсоветском пространстве не будем забывать о Приднестровье, Карабахе, Абхазии и Южной Осетии. Никто из ответственных российских политиков положа руку на сердце не скажет, что окончательно решены схожие проблемы в мусульманских субъектах нашей Федерации. Тем более что грядущий вывод войск коалиционеров из Афганистана явно придаст импульс фундаменталистам не только в Средней Азии, но и, вполне возможно, и на более широкой территории бывшего СССР.

Неразрывно связан с вышесказанным и другой опасный сюжет «украинских уроков» – проблема этноконфессионального и лингвистического сосуществования различных по этим критериям граждан Украины. Здесь европейцы могут предъявить в качестве положительных примеры таких стран, как Бельгия и Швейцария. В первой однопроцентное по числу немецкоязычных граждан меньшинство равноправно в лингвистическом отношении с франкоязычными валлонами и нидерландоязычными фламандцами. В Швейцарии малочисленные ретороманцы также обеспечены в сфере собственного языка такими же правами, как и граждане конфедерации, говорящие на немецком, французском или итальянском. При всех иных проблемах этих государств языковая дискриминация здесь полностью отсутствует. И даже «война с минаретами» не привела пока к гонениям на мусульман, к захвату их храмов представителями иных конфессий.

Четвертый, хотя и не менее важный «урок украинского» относится к партийной составляющей законодательной и исполнительной власти Украины. Очевидно, что строительство партий «сверху вниз», по схеме, где экономическая элита ищет политических исполнителей их корыстных интересов, является тупиковым направлением. Это, собственно говоря, демонстрирует нам новейшая история украинского государства, как, впрочем, и все, что происходит по этому сюжету на большей части постсоветского пространства. Майдан по существу является – несмотря на все многообразие представленных здесь сил – альтернативным национальным вариантом той властной чехарды, которая, увы, сопутствует постсоветской Украине. 

Следует учесть и пример итальянского движения «Пять звезд», у которого нет какой-либо конструктивной позиции. Вряд ли неформальные лидеры майдана захотят места в имеющихся властных структурах, даже если им это будет предложено нынешними украинскими политиками. Именно активисты-майданщики, а не те, кто выходил на подиум майдана, являются для многих жителей Украины подлинными героями последних дней, способными жертвовать своей жизнью ради подчас внутренне неосознанных идеалов.

Пятый, но также вполне равнозначный предыдущим «урок украинского» – проблема внутреннего государственного устройства страны и ее внешнеполитической ориентации. Здесь свое слово должны сказать сами старые либо новые украинские политики. Необходимы четко оформленные международно признанные нормы ее федеративного устройства. Тем самым вопрос о расколе Украины должен быть снят всерьез и надолго. Необходимо и другое судьбоносное решение: признание мировым сообществом нейтрального статуса Украины, ее неприсоединение к уже имеющимся военным блокам и структурам. Будучи нейтральным государством швейцарского, финского либо австрийского типа, Украина сама сможет определять степень своего сотрудничества в военной сфере с заинтересованными в таком сотрудничестве странами. 

Что касается, казалось бы, сверхактуального, ставшего поводом (но не причиной!) для трагедии февраля 2014 года вопроса об ассоциации с ЕС, то он еще долго будет находиться в стадии неопределенности. И вряд ли в обозримом будущем дело зайдет дальше составления «дорожной карты» для еще более далекой и неясной конечной цели. Примеры близких Украине по многим параметрам Болгарии, Хорватии и Румынии показывают, что ни старые, ни новые европейцы не удовлетворены пребыванием этих стран в ЕС.


статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Андрей Мельников

Собор УПЦ в Киеве осудил патриарха Кирилла

0
1894
Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Андрей Мельников

Ответа на этот вопрос ждут от церковного собрания в Киеве

0
2474
Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Владимир Полканов

0
1294
Против течения

Против течения

Никита Кричевский

0
1500

Другие новости