0
5367
Газета Культура Печатная версия

08.12.2016 00:01:00

Реквием по Ахматовой

Алла Демидова сыграла "Поэму без героя" в "Гоголь-центре"

Тэги: театр, гоголь центр, проект, звезда, анна ахматова, алла демидова


театр, гоголь центр, проект, звезда, анна ахматова, алла демидова Траурная сценография – самый очевидный антураж для спектакля по ахматовской поэзии. Фото с официального сайта «Гоголь-центра»

Третьей частью проекта «Звезда» – цикла постановок о судьбах и творчестве русских поэтов – стал моноспектакль Аллы Демидовой «Ахматова. Поэма без героя». Актриса уже давно выступает с авторскими вечерами по поэзии Анны Ахматовой. Написала целую книгу «Ахматовские зеркала». В постановке же «Гоголь-центра» поэтическая программа Демидовой наполнилась театральностью, но не стала полноценным спектаклем. 

На черной сцене-подиуме горит единственным светлым отпечатком неоновая надпись: «Deus conservat omnia» («Бог сохраняет все»). Этот эпиграф к «Поэме без героя» станет отправной точкой. Актриса начнет с прозы, с документальных свидетельств. И, наверное, это и будет самым неожиданным и любопытным ходом. Демидова рассказывает про последний путь – о том, что, когда Ахматова умерла в Подмосковье, ее перевезли в больницу Склифосовского, в бывший дом Шереметевых, где был точно такой же, как на Фонтанном доме, девиз на гербе «Deus conservat omnia», как гроб доставляли в Петербург, где его никто не встречал, как его везли на Комаровское кладбище в зимнюю бурю, где речь на могиле говорила пьяная Ольга Берггольц, кроме которой была еще только пара человек. Документальная съемка похорон в СССР «затерялась», потом сама Демидова увидела ее уже по американскому телевидению тогда, когда Бродский пригласил ее на столетие поэтессы выступить в США, которые и перекупили архивы нашего КГБ. Вот так Бог сохраняет все. Все эти маленькие мистические совпадения становятся своеобразной увертюрой к поэтическому диптиху. Его Демидова складывает из авангардной, напитанной духом театра и обрядовых символов «Поэмы без героя» и патетического «Реквиема», памятника эпохи. Читая первую поэму, Демидова «превращается» в ворожею, предсказывающую уже известное будущее, и тогда вторая поэма делается его ответом, приговором. А главным оказывается поэтическое воззвание к памяти поколений, которое увековечила Ахматова в «Реквиеме».

Алла Демидова, словно поэт-шестидесятник, собрала большой зал «Гоголь-центра», как четверть стадиона. Ее чтение – тягучее, протяжное, а голос – то распадается на несколько ролей, то сосредотачивается на величественном монообразе Ахматовой, которую актриса чувствует, как никто другой. Она доводит ее до фигуры инфернальной и пророческой. Фамилия поэтессы (хотя Цветаева и Ахматова называли себя не иначе, как поэтами) недаром вынесена в название постановки, моноспектакль Демидовой – о самой Анне Ахматовой, точнее, ее стихами сыграна она сама. Демидова, начав с конца ее жизни, страшного и одинокого последнего пути, заканчивает самыми «громкими» ее строчками, сродни пушкинским, так по большому счету и не воплотившимся: «А если когда-нибудь в этой стране/ Воздвигнуть задумают памятник мне,/ Согласье на это даю торжество... И пусть с неподвижных и бронзовых век/ Как слезы струится подтаявший снег,/ И голубь тюремный пусть гулит вдали,/ И тихо идут по Неве корабли».

Кирилл Серебренников значится в этой поэтической постановке сорежиссером, но важнее здесь его роль продюсера, задумавшего перенести выступление Демидовой с филармонической сцены на театральную. Режиссура же состоит из введения символической героини – смерти, что выходит в черной диадеме, и трансляции ускоренного видеоряда с лицами всех героев ХХ века – Блока, Маяковского, Мандельштама, Мейерхольда и других, они покрываются лицами вождей и «перемалываются» в гуще эпохи. Такое фирменное перо «Гоголь-центра», мало того что не несет в себе весомые смыслы (ликбез по истории ХХ века можно списать разве что на просветительскую функцию всего проекта), но и попросту мешает. А траурная сценография со святочным зеркалом и горящими шпилями – поминальными свечами – кажется навязчивой. Существенная находка здесь – это музыкальное сопровождение: электроакустическая арфа (партитура и исполнение Александра Болдачева) и варган. Эти нетривиальные для классической ахматовской поэзии инструменты дают то самое неземное измерение в обрамлении, которое на сцене пытались создать материальными средствами.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Глава «Роснефти» доложил Путину, как выполняются самые перспективные проекты компании

Глава «Роснефти» доложил Путину, как выполняются самые перспективные проекты компании

Татьяна Попова

0
218
Марадона - D10S. Прости и прощай…

Марадона - D10S. Прости и прощай…

Юрий Симонян

0
445
Россия не меняла за последнее время свою позицию по поводу Катынской трагедии - Песков

Россия не меняла за последнее время свою позицию по поводу Катынской трагедии - Песков


0
153
Национальная академия наук Армении потребовала отставки правительства во главе с Пашиняном

Национальная академия наук Армении потребовала отставки правительства во главе с Пашиняном

0
161

Другие новости

Загрузка...