0
3824
Газета Культура Печатная версия

05.03.2018 00:01:00

"Пахита" по-уральски

В Театре оперы и балета Екатеринбурга представили премьеру к 200-летию Мариуса Петипа

Тэги: премьера, балет, пахита, мариус петипа, сергей вихарев, павел гершензон, екатеринбург

Полная On-Line версия

премьера, балет, пахита, мариус петипа, сергей вихарев, павел гершензон, екатеринбург Екатерина Сапогова (Пахита) и Александр Меркушев (Люсьен д'Эрвильи) на одной из репетиций. Фото Елена Лехова\пресс-служба театра оперы и балета Екатеринбурга

В этом году гениальному русскому французу Петипа – 200. Не торопитесь зевать. Мариус Иванович живее всех живых. Конечно, если умело его «приготовить». В последние годы «Пахиту» от разных шефов подавали под разными соусами. Уральский рецепт – особый.

Идея необычного проекта принадлежит Сергею Вихареву и Павлу Гершензону. Премьера могла стать подарком ко дню рождения хореографа (15 февраля Сергею исполнилось бы 56), но стала данью памяти.

Сергей Вихарев ушел трагически внезапно. И теперь уже совершенно очевидно, что его недолгая жизнь вместила один из знаковых периодов в нашем балетном искусстве от зарождения до прояснения потенциала и возможных путей развития.

Получив с падением железного занавеса доступ к нотациям балетов Петипа, которые после революции «эмигрировали» в багаже бывшего режиссера Мариинского театра Николая Сергеева и осели за океаном, Вихарев стал первым в постсоветской России, кто всерьез занялся реконструкцией старинной хореографии, разогревая, а возможно, наоборот, исподволь отзываясь на разгорающийся зрительский интерес к балетному аутентизму. Все началось со «Спящей красавицы» 1999 года, чьим главным манком и сакральной ценностью стало почти буквальное приближение к скрытому под позднейшими наслоениями оригиналу. Потом были «Коппелия», «Баядерка», «Пробуждение Флоры»... И наконец «Тщетная предосторожность» в 2015-м в Екатеринбурге. Как и все предыдущие, вызвавший непримиримые споры, этот спектакль, казалось, далек от аутентичного. Но это звенья одной цепи. Вихарев и Гершензон отважно отдались тогда игре, которая, вопреки опасениям, открыла вроде бы парадоксальный, а в результате в высшей степени эффективный способ сохранения священных балетных реликвий – не консервировать, не архивировать, не мумифицировать, а возвращать живые краски, живое дыхание, придавая новый импульс полнокровной жизни, а значит – естественному развитию.

Дерзок был эксперимент с «Тщетной предосторожностью» – старейшим из дошедших до нас шедевров мирового классического наследия. Но эта дерзость меркнет перед посягательством на «Пахиту» – истинный бриллиант в хрустальной короне выточенного гением Петипа балетного академизма. Напомним, что речь идет о всемирно знаменитом Grand pas 1881 года, десятилетиями существующем как самостоятельный одноактный балет. Авторы екатеринбургской версии задумали свой спектакль, как некогда, трехактным. Но Вихарев успел провести лишь первый блок репетиций и разучить с артистами несколько танцевальных ансамблей. Вжиться в чужой замысел и довести проект до финала отважился худрук труппы Вячеслав Самодуров.

То, что спектакль необычен, понятно уже при первых аккордах увертюры. Подойдя в своей «свободной транскрипции» к сочинению Эдуара Дельдевеза и Людвига Минкуса вольно, но уважительно, Юрий Красавин сотворил чудо. Эту музыку написал многоопытный профи с веселым талантом и не уставшей душой. Без стеба и капустничества он привел своих скромных коллег в XXI век как равных.

История об украденной цыганами и нашедшей свое счастье дочери благородных родителей изложена на трех очень разных и очень выразительных языках.

В первом акте, отдав щедрую дань церемонной старинной пантомиме, не перейдя при этом грани между ироничным стилизаторством и шаржем, постановщики главную роль отводят упоительным танцам. Несмотря на некоторую неслаженность, здесь и зрительскому глазу – праздник, и идеомоторике – зеленый свет. В общем, душа и тело в унисон.

Во втором акте вкусовые пристрастия авторов радикально меняются. Сюжет о коварной попытке убийства главного героя и его (вместе с Пахитой) чудесном спасении представлен в квазистилистике немецкого киноэкспрессионизма. Выглядит это, надо признать, на редкость убедительно, захватывающе и смешно. Ощетинившийся острыми углами павильон, рождающие тревожные ощущения искаженные пропорции дверных проемов, несоразмерные человеку, уходящие ввысь с нервическим изломом стены. Жесткая графика оконных переплетов. Пугающие светотени. Пахита в платье а-ля Марлен Дитрих в «Голубом ангеле» и в позах а-ля Грета Гарбо в «Безрадостном переулке». Перекочевавшие позднее в фильмы ужасов головорезы-зомби. Утрированный грим, характерные пластика и мимика. К этому стилю стоило прибегнуть хотя бы для того, чтобы вдруг увидеть, как неожиданно и фантастически точен в столь далеком от привычного рисунка роли премьер труппы Александр Меркушев.

Уже тут ясно, что сюжет спектакля не в изложенных в либретто перипетиях. Существует некий гиперсюжет. И он – о стиле. Вернее – о стилях. О безграничных выразительных возможностях. О многообразии эстетического опыта. Короче – о волшебной силе искусства, которое универсально, способно говорить на разных языках, обогащая, а не разобщая.

В этом убеждаешься, когда после развязки, происходящей на сей раз в современном актерском буфете, наступает черед легендарного классического Grand pas. Сверхстарания труппы и нетривиальное решение костюмов (Елена Зайцева) и сценографии (Альона Пикалова) открывают современному глазу его непреходящую и новую красоту, которой наверняка порадовался бы Петипа.   

Екатеринбург–Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Паяцы" под небом голубым. Премьерой оперы Руджеро Леонкавалло Казанский оперный театр открыл сезон

"Паяцы" под небом голубым. Премьерой оперы Руджеро Леонкавалло Казанский оперный театр открыл сезон

Наталья Кожевникова

0
1480
"Бал-маскарад" как вызов серости

"Бал-маскарад" как вызов серости

Владимир Дудин

Оперу Верди поставили в Челябинске к 65-летию театра

0
2300
Сказочная Герда переселилась в российскую "панельку"

Сказочная Герда переселилась в российскую "панельку"

Наталия Григорьева

В прокат выходит фильм Натальи Кудряшовой, уже завоевавший несколько фестивальных наград

0
1563
Башня, которую построил Эйфель. В прокат выходит фильм об инженере, подарившем Парижу его символ

Башня, которую построил Эйфель. В прокат выходит фильм об инженере, подарившем Парижу его символ

Наталия Григорьева

0
2543

Другие новости

Загрузка...