0
4102
Газета Культура Печатная версия

20.01.2022 19:00:00

Политика "Внутри" цокольного этажа

Архитектор и продюсер Олег Карлсон рассказал "НГ", как открыл театральную площадку в центре столицы

Тэги: театр, пространство внутри, олег карлсон, интервью


театр, пространство внутри, олег карлсон, интервью Фото сайта vnutri.space

Пространство «Внутри» открыто весной 2021 года и сейчас нарабатывает свой репертуар. Сегодня здесь можно увидеть спектакли Владимира Мирзоева и другие независимые проекты. Премьера сезона – спектакль «Я убил царя». Эта постановка – галерея вымышленных монологов людей, сопричастных к событиям уничтожения царской семьи. Череда «допросов» раскрывает равнодушие и цинизм не столько палачей, сколько тех, кто знал и не спас. И, конечно, задает вопрос: как такое чудовищное преступление могло стать началом новой страны? Олег КАРЛСОН поговорил с корреспондентом «НГ» Елизаветой АВДОШИНОЙ о возникновении новой театральной точки и предстоящих планах.

Откуда возникла площадка – пространство «Внутри»?

– Это цокольный этаж двухэтажного дома, который изначально готовился как сцена для Театра.Док. До этого Театр.Док работал в Малом Казенном переулке (с 2015 по 2018 год. – «НГ»), где я обустраивал для театра помещение, и были Белый зал на 80 мест и Черный зал на 100 мест. Но не было денег сделать звукоизоляцию. Ни у меня, ни у театра. И шум шел в квартиры сверху, зрители, актеры курили во дворе – все шло в окна, и театр оттуда попросили. И вот тогда Илья Ромашко позвал Театр.Док в пространство на Арт-Плее. Илья Ромашко – ученик Кирилла Серебренникова, ведущий артист Гоголь-центра, он создал театральную школу для взрослых (30, 30+, 40–) «Гоголь School». В свое время ему помог поставить свой спектакль Михаил Угаров. И Илья пригласил Театр.Док в это классное пространство. А уже потом он нашел за стеной еще цокольный этаж.

Тогда придумали совместное пространство: две трети «Гоголь School» и одна треть – театр. В покупку пространства были вложены кредитные деньги. В ремонт вложились еще. Плюс мой год жизни, который я там провел. Я подтянул всех своих партнеров – краска, плитка, окна, двери. Это было моими партнерами безвозмездно отдано в помощь театру.

Когда через четыре месяца Театр.Док нашел помещение на Садовнической набережной, в строящемся пространстве остался я один. Но я делал пространство для Театра.Док, поэтому театру мы его и отдали. Это стало его второй площадкой. Открылись «Любимовкой», прошло два аншлаговых фестиваля… Сыграли несколько спектаклей, но после премьеры спектакля «Шаман», на который пришли правые, с Театром.Док были вынуждены расторгнуть договор…Осталась площадка. Мне было горько, насколько кипит жизнь в «Гоголь School» за стеной и насколько пусто здесь. И я занялся пространством заново.

005-t.jpg
Сцена из спектакля “Я убил царя”.
Фото предоставлено
Олегом Карлсоном
Сейчас основа репертуара вашей площадки – спектакли Владимира Мирзоева. Как возникла договоренность с режиссером?

– Владимира Мирзоева я знаю давно, первый его спектакль дипломный я видел, когда закончил институт, это был спектакль у Марка Захарова в «Ленкоме» «Праздничный день», второй спектакль в Доме медработника «М.Маргарита», затем он уехал в Канаду, и я следил за его творчеством, а потом мы постоянно встречались на шествиях, митингах. Первый наш спектакль – «Я убил царя», читка пьесы Олега Богаева была на «Любимовке», как раз на этой площадке. И уже актер Олег Дуленин, который очень похож на царя, которого убили (смеется), предложил этот спектакль поставить.

Еще одна постановка Владимира Мирзоева – «Толстой – Столыпин. Частная переписка» по пьесе Ольги Михайловой, который восстановлен на вашей площадке после того, как долгое время его не играли в Доке, – у вас идея восстановить старые хиты Дока? Какой театр вы собираете?

– Я бы сказал, что это театр, который я люблю. Сейчас репертуарный блок мирзоевский, потом я хочу сделать блок Людмилы Петрушевской и хочу вернуть всех доковских мастеров (учеников Михаила Угарова. – «НГ»). Еще есть идея: во время «Любимовки» поставить фестиваль спектаклей, которые вышли из читок фестиваля. В репертуарных планах поставить «Дневник влюбленного прокурора» Олега Богаева; к дню рождения Дока восстановить «Аляску» (спектакль Угарова 2012 года по пьесе мексиканского драматурга, которую переводила Гремина).

Вы стали продюсером площадки – новая для вас роль, ведь вы были архитектором?

– Архитектором я и остался. В своей проектно-строительной фирме я зарабатываю деньги, а в театре их трачу. Это даже не хобби, я просто люблю театр. И так получилось, что дочь у меня актриса, хотя я рассчитывал, что она будет архитектором. Я прекрасно понимаю положение актеров, их нищенское существование. Хочу, чтобы театр вышел на самоокупаемость, а актеры хорошо зарабатывали.

А насколько это реально в России, в сегодняшней экономической ситуации?

– Я хочу сформировать нормальный постоянный репертуар для площадки. Договорился с Родионом Белецким, поэтом, доковцем, он будет делать поэтические слэмы. С брусникинцами у меня тоже планы… До конца сезона будет 13 спектаклей. Пока я вкладываю свои деньги, но уже ряд спектаклей выходит в «ноль», что хорошо. Сейчас важно, чтобы у нас появился свой зритель.

006-t.jpg
Сцена из спектакля “Я убил царя”.
Фото предоставлено Олегом Карлсоном
Когда вы впервые познакомились с Еленой Греминой и Михаилом Угаровым?

– Общался я больше с Еленой и только потом узнал, насколько Миша был велик, что он был реформатором театра. А Лена – она уникальная. Она вынимала постоянно деньги из своего кармана – писала сценарии к сериалам, по сути, содержала театр. Впервые пошел в Театр.Док я, будучи подписан на Ксению Ларину (журналист «Эхо Москвы». – «НГ») в Facebook, посмотрел много спектаклей. Поэтому, когда случилось их выселение из помещения в Трехпрудном переулке, я пришел в театр и сказал: «Давайте я вам помогу».

Театр действительно потрясающий, и эти 40 мест, которые всегда были забиты! Тогда я сделал первую площадку вместе с Леной и Мишей – на площади Разгуляй в старинном флигеле. Мои рабочие укрепили фундамент, сделали заново крышу, по вечерам приходили помогать студенты, волонтеры, режиссеры, драматурги, художники, актеры. И 14 февраля 2015 года, в день рождения Дока, мы открыли эту площадку. Четыре месяца просуществовал театр, сыграли 10 премьер, но когда сыграли «Болотное дело», владельцы расторгли договор на аренду. Было много прессы, стояли два автозака, собаки. Театр выселили. Хотя политики в спектакле было ноль, спектакль был о том, как люди попали в беду. В нем не было прямых политических высказываний. Сейчас там бар.

Как вы считаете, какая была задача у Театра.Док при жизни его идеологов?

– Задача – документальный театр, театр про правду. Говорить о болевых точках нашего времени. Кто-то должен об этом говорить.

Вы планируете в пространстве «Внутри» делать акцент именно на документальном театре?

– Я обсуждал это с Мирзоевым. Он говорит: «Театр – это театр, театр воспитывает души». Театр политических высказываний – это другое, мы должны людей объединять. Понимаете, даже когда ко мне в бюро приходят наниматься архитекторы, я всегда спрашиваю, когда вы последний раз были в театре. Мне не нужны чертежные машины, мне нужны люди, которые думают, чувствуют, сопереживают. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Театр Маяковского со слезами на глазах принял нового худрука

Театр Маяковского со слезами на глазах принял нового худрука

Елизавета Авдошина

Егор Перегудов официально вступил в должность

0
3594
Почему производство фильмов оказалось важнее кинотеатров

Почему производство фильмов оказалось важнее кинотеатров

В новых условиях отечественные новинки негде будет показывать

0
2444
Оглянись вперед!

Оглянись вперед!

Николай Фонарев

Вознесенский воздвиг себе чудесный, вечный памятник

0
542
Большой и скромный графоман

Большой и скромный графоман

Марианна Власова

Новая книга Иосифа Райхельгауза – и учебник, и сборник баек, и фотоальбом

0
335

Другие новости