0
5777
Газета Культура Печатная версия

16.04.2024 18:33:00

Живу дальше: Мультимедиа Арт Музей снова открыт

Проект к 90-летию Эрика Булатова – камерный, но главный в первой выставочной серии

Тэги: мультимедиа арт музей, мамм, выставка, эрик булатов, живу дальше


мультимедиа арт музей, мамм, выставка, эрик булатов, живу дальше Нынешний выставочный сериал стрелой проходит через прошлый век. Фото со страницы МАММ во «ВКонтакте»

Изменения, произошедшие с музеем за полтора года ремонта, касаются в основном «начинки» и сторонним взглядом не считываются. Поменяли инженерное нутро, в том числе вентиляцию, важную для музейного климата, восстановили пострадавший после затоплений в Лопухинском переулке фундамент здания, перезалили полимерные полы и заменили фасадные вставки. То, что глазу, обещают, будет видно – музейный магазин и обновленная крыша, летом на ней планируют свою программу. Директор МАММ Ольга Свиблова не ломает традицию – выставки открываются сериями.

В ощущении «как будто не закрывались» успокоительного столько же, сколько тревожного. «Как прежде» невозможно уже ни для кого, но некоторые культурные институции дают иллюзорную возможность на время подумать о чем-то другом – как будто «прежнем».

Нынешний выставочный сериал стрелой проходит через прошлый век, показывая чопорных модниц на ранних фотографиях (МАММ реанимировал биеннале «Мода и стиль в фотографии»), хиты мировой fashion-фотографии из коллекции фонда Still Art (которые теперь воспринимаются тенью виденного прежде), спорт от Родченко до современности, футбол в рисунках Константина Батынкова и скульптуре Сергея Шеховцова, а также в инсталляции Алексея Каллимы «Теорема дождя», которую впервые показывали в павильоне России на Венецианской биеннале в 2009-м. Еще тут касаются климатических проблем, обсуждаемых везде на самом высоком уровне, а в России – все больше в музее, в данном случае в проекте молодых итальянских фотографов Эдоардо Делилле и Джулии Пьермартири. И вспоминают ушедшего в прошлом году Юрия Рыбчинского. Теперь его представили не как фотографа, а как коллекционера: музей получил в дар снимки Родченко, Маркова-Гринберга, Евзерихина, Шайхета, Чиликова, Слюсарева, Игоря Мухина и отличные фотоэкзерсисы художников. На заре соц-арта Леонид Соков сделал ироничный автопортрет скорее в духе поп-арта: на завидном атлетическом торсе сверкает золотое сердце. Рядом – эксперименты с обманчивой природой изображения/отражения, оставленные в тех же 1970-х концептуалистом Иваном Чуйковым в серии с зеркалами.

Самой ожидаемой и главной выставкой стал проект к 90-летию Эрика Булатова «Живу дальше. Лаборатория художника». В прошлом году юбилей отмечали показом в нижегородском Пакгаузе, в галерее pop/off/art, теперь свое посвящение делает МАММ, а не Третьяковка, как можно было бы ожидать. В отличие от большой ретроспективы «Живу – Вижу», прошедшей 10 лет назад в Манеже (см. «НГ» от 15.09.14), нынешняя экспозиция камерная, но интонационно – принципиальная. У булатовской лаборатории два вектора: один направлен от ранних опытов, включая живописный «Разрез» 1960-х из собрания Третьяковки, который напоминает свечение картин электроорганистов 1920-х, к рисункам 2020-х. Другой вектор через серии эскизов демонстрирует методичные разработки композиций, где пейзаж или конструкция сопряжены со словами, утопающими в пространстве, вырывающимися из пространства, словом – ищущими выхода на свободу.

Булатов, никогда не жаловавший ярлык соц-артиста, а настаивающий на интересе к пространству картины, всегда диалогичен. Почему и насколько образ воспринимается директивно, когда это вышедшие из лозунгов или имитирующие характер лозунгов слова, когда это – клетка, «сдавившая» пространство бумажного листа? Может ли идеологический символ, ставший в графической версии «Горизонта, одной из самых известных булатовских картин, и впрямь стать горизонтом во всех возможных смыслах? А до одури знакомые буквы «Не прислоняться», наслоившиеся на пейзаж, способно ли сознание считывать каким-нибудь иным способом?

Есть полюс общественный, а есть принципиально частный. Тот живет в отсылках к поэзии Всеволода Некрасова, в ставшем одним из символов булатовского искусства «Живу – Вижу», в «Как идут облака / Как идут дела», в парафразе «Черный вечер, белый снег». Он живет в плывущих через все булатовское искусство облаках, которые «прорываются» через решетки, оказываясь «реальнее» них. И еще этот частный полюс живет, конечно, именно в лаборатории. Одну стену делят эскизы 1970-х, слепившие в целое «Стойтеидите» / «Стойиди», рисунки 2021–2022-го, как заклинание повторяющие красно-черно-белые буквы «Все не так страшно», – и «Хватит!» 2023-го. 


Читайте также


 Выставка  "Авангард. Продолжение следует…"

Выставка "Авангард. Продолжение следует…"

0
1150
 Выставка  "Во что играли наши предки"

Выставка "Во что играли наши предки"

0
1214
Женщин разыграли по ролям

Женщин разыграли по ролям

Дарья Курдюкова

И рассказали о них в 2000 экспонатов на выставке "Москвичка"

0
2542
Музей "Новый Иерусалим" вгляделся в свою коллекцию авангарда

Музей "Новый Иерусалим" вгляделся в свою коллекцию авангарда

Дарья Курдюкова

В поле невидимости

0
3176

Другие новости