0
8888
Газета Печатная версия

11.04.2021 16:55:00

Принц Туркменский. Гурбангулы Бердымухамедов готовит своего сына для передачи власти

Сердар Айтаков

Об авторе: Сердар Айтаков – политолог.

Тэги: туркменистан, президент, преемник, сердар бердымухамедов


туркменистан, президент, преемник, сердар бердымухамедов Сердар Бердымухамедов считается преемником отца-президента. Фото с сайта www.speaker.tatarstan.ru

На прошлой неделе состоялся визит представительной правительственной делегации Туркменистана в Москву, в состав которой вошли сразу два вице-премьера правительства. Кроме насыщенной повестки и подписания целого ряда документов визит привлек к себе внимание тем, что в состав делегации был включен Сердар Бердымухамедов, сын действующего президента Туркменистана, вице-премьер правительства, член Государственного совета безопасности и глава Международной ассоциации «Туркменские алабаи».

Все эти назначения произошли совсем недавно, что вновь возбудило слухи о транзите власти от отца к сыну. Но пока это только слухи.

Очередные перемещения Сердара Бердымухамедова, сына президента Гурбангулы Бердымухамедова в структуре власти Туркменистана в который раз породили волну догадок и предположений, в том числе и о скором транзите власти и уходе на покой действующего президента страны.

Однако реалии несколько иные, никаких сомнений в дееспособности президента, в состоянии его здоровья, а тем более в его намерениях и дальше стоять у руля не возникает. Он проводит продолжительные заседания кабинета министров, посещает регионы, участвует в открытии новых объектов, постоянно демонстрирует публике свою хорошую спортивную форму, неделю назад к президентской должности прибавил должность депутата верхней палаты парламента и мало кто сомневается, что именно он и возглавит эту структуру.

Что же до перемещения его сына Сердара по должностям – от сотрудника МИДа до руководителя центрального региона, то это, по мнению местных наблюдателей, является его натаскиванием на будущую работу на должности президента Туркменистана и в этом ни у кого сомнений нет. Да, совершенно очевидно, что его заранее готовят к занятию кресла президента, обучая навыкам управления и знакомя со спецификой различных отраслей экономики и государственного устройства. При этом власть преследует несколько целей, главной из них является упреждение возникновения вакуума власти, который произошел после смерти предыдущего президента Сапармурата Ниязова, а также обеспечение максимальной легитимности в будущем транзите от отца к сыну.

Напомним, что самому Гурбангулы Бердымухамедову для прихода к власти вместе со сторонниками пришлось смещать с должности председателя Меджлиса (парламента) Туркменистана, который должен был возглавить республику до проведения выборов нового президента. При этом сам смещенный спикер парламента Овезгельды Атаев, по существовавшим тогда правилам, не мог участвовать в выборах президента, а должен был только обеспечить легитимный транзит в рамках действующего законодательства. Но команду Бердымухамедова такая неопределенность и вероятность риска не устраивала, и Атаев был смещен, арестован, а затем осужден. Безусловно, эта история привела к ущербному характеру легитимности Бердымухамедова, хотя все международные игроки постарались не заметить либо списать на специфику туркменской власти откровенное попрание норм Конституции страны.

Поэтому кроме хаотичного на первый взгляд перемещения Сердара Бердымухамедова по различным должностям, власти заранее провели ревизию законодательства, чтобы избежать любых сомнений в легитимности его будущего прихода на должность президента. Так было реорганизовано законодательство о Меджлисе Туркменистана, точнее – о статусе депутата Меджлиса. Из законодательства была изъята норма, которая запрещала депутату любую иную деятельность, совмещенную со статусом депутата, кроме научной и преподавательской. При слиянии нескольких законов в один закон «О Меджлисе» эта норма исчезла, что позволила Сердару Бердымухамедову избираться в Меджлис и быть депутатом, а также параллельно занимать должности в исполнительной власти. Такая подушка безопасности в виде депутатства позволяла в гипотетически возникшей экстренной ситуации занять место спикера парламента и, в соответствии с новыми нормами последней редакции Конституции, унаследовать власть за недееспособным президентом. Точно так же был ликвидирован закон, который прямо запрещал одновременное нахождение на государственной службе и прямое подчинение близких родственников. Этот закон был принят еще во времена президента Ниязова в качестве меры профилактики кумовства и коррупции. Но когда в 2019 году было принято решение о вхождении Сердара в высший эшелон власти, этот закон постановлением президента признали утратившим силу. Сердара президент назначил хякимом (главой) Ахальского велаята – центрального региона, которому Бердымухамедов-старший придает большое значение, так как в нем проживает племя ахальских текинцев, из которого он сам родом, которое является основным источником кадрового резерва для всех структур власти и к мнению авторитетов которого до определенного времени сам президент прислушивался.

Но именно на этой должности Сердара ждала первая самая серьезная неудача. По указанию президента в районе его малой исторической родины в Ахальском велаяте было развернуто грандиозное строительство Ахал-сити – нового центра всего велаята, который должен был вслед за Ашхабадом стать градостроительной витриной всего Туркменистана и показать значимость региона в качестве племенной доминанты всей страны.

Будучи ответственным за строительство Ахал-сити, Сердар Бердымухамедов слишком рьяно взялся за решение задачи, начав массовые сносы жилья, перекройку земельных наделов либо просто отчуждение их в пользу стройки, как это практикуется в других районах Туркменистана и в Ашхабаде – без полноценной компенсации или вообще без нее. Но тут он встретил сопротивление старейшин и авторитетов племени, которые не только имели определенное влияние на президента Бердымухамедова в силу его происхождения (принадлежности), но и сыграли определенную роль в его судьбе, когда фактически спасли его от опалы, а возможно, и от более печальной участи, вступившись за него перед действующим президентом Ниязовым, который тоже был из ахальских текинцев. И вот сейчас жалоба на Сердара, донесенная до его отца, сыграла свою роль и его в срочном порядке переместили с должности хякима на должность специально созданного для него Министерства строительства и промышленности. На какое-то время Сердар полностью исчез из публичного поля, хотя до этого уровень его присутствия в нем составлял немногим меньше президентского. Ну, а место сына в медийном поле занял внук президента Керимгулы.

Прошел год, и Сердар стремительно вернулся на ключевую должность во власти: он был назначен председателем Высшей контрольной палаты с одновременным вхождением в состав кабинета министров в ранге вице-премьера, а также члена Совета безопасности Туркменистана, сохранив за собой и статус депутата Меджлиса Туркменистана, а также должность главы Международной ассоциации «Туркменские алабаи». Причем должность вице-премьера была создана специально под Сердара Бердымухамедова, в обязанности которого будет входить работа «по внедрению цифровой системы и инновационных технологий во все отрасли производства, в систему госуправления и общественного устройства, а также осуществление контроля над этой деятельностью».

Таким образом, сын президента Бердымухамедова оказался встроенным в систему высшей государственной власти, включая все ключевые ее органы, позволяющей ему «с низкого старта» в любой момент вплотную подойти к должности президента Туркменистана, как только это позволит сделать ему отец.

Особо необходимо выделить должность председателя Высшей контрольной палаты Туркменистана, которая позволяет Сердару Бердымухамедову не только изучить, контролировать и проверять все финансовые потоки в стране, но и сформировать «чемодан компромата» на всех без исключения финансовых игроков – руководителей государственных органов, руководителей банковской сферы вне зависимости от форм собственности, на всех бизнесменов, а также получить представление о финансовых взаимоотношениях Туркменистана с иностранными компаниями, в первую очередь в нефтегазовом секторе, работающими на основе Соглашения о разделе продукции, наиболее непрозрачной и коррупционноемкой формой присутствия иностранного бизнеса в стране, и контролировать их. Полномочия председателя Высшей контрольной палаты не только чрезвычайно широки, но ее председатель имеет право самостоятельно расширять полномочия и должностные инструкции своих сотрудников. До этого только Контрольно-ревизионное управление аппарата президента имело подобные полномочия, за что заслужило название «экономического Смерша».

Однако перемещение Сердара на эту должность имеет еще одно измерение. Кроме всего прочего этот перевод освобождает Сердара от ответственности за провалы в реальном производственном секторе экономики, серьезно снижает репутационные риски, связанные с его качествами как руководителя, и защищает его от какой бы то ни было ответственности при появлении «черных лебедей» для экономики Туркменистана. Проверять и контролировать экономическую деятельность других – это несколько иное, чем нести ответственность за какую-либо отрасль реального производства, реальной экономики.

Все эти многоходовые операции, по замыслу их авторов, должны обеспечить почти стопроцентную вероятность прихода к власти Сердара Бердымухамедова. Однако остается пока еще один нерешенный вопрос – лояльность элит, высшей бюрократии и силового блока. Все прекрасно понимают, что вследствие смены первого лица (раньше или позже) начнется и ротация в высших эшелонах власти, приход во власть людей, преданных лично Сердару. Сможет ли он соблюсти баланс интересов между элитой, которую ему в наследство оставит отец, и заручиться ее лояльностью либо начнет ее ломать посредством интриг и репрессий – большой вопрос. А прецедент проявления нелояльности со стороны авторитетов ахальских текинцев во время строительства Ахал-сити говорит о том, что потенциал для неприятия и непринятия Сердара вождем и лидером существует. Как бы ни странно это звучало для условий современного Туркменистана, именно отсутствие консенсуса элит в этом вопросе может стать самым серьезным вызовом для идеи транзита власти от отца Бердымухамедова к сыну.

Что же до действующего президента и его желания оставаться на своем посту, то оно ограничено не только естественными физиологическими пределами. Он и его окружение накопили достаточный багаж токсичности на международном уровне. По нынешним временам этот багаж может создать существенные риски для власти и подтолкнуть процесс транзита. И нет никаких гарантий, что в этих условиях этот транзит произойдет на пользу Сердару Бердымухамедову. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин – за восстановление всеобъемлющего партнерства с Европой

Путин – за восстановление всеобъемлющего партнерства с Европой

Олег Никифоров

В Германии опубликована статья российского президента "Быть открытыми, несмотря на прошлое"

0
1515
Колумбия подозревает Кубу в подрывной деятельности

Колумбия подозревает Кубу в подрывной деятельности

Сергей Никитин

Возможно ли вмешательство Гаваны в предстоящие президентские выборы

0
899
Смена иранского президента устроила не всех

Смена иранского президента устроила не всех

Игорь Субботин

Какой будет внешняя политика Тегерана при Эбрахиме Раиси

0
2947
С кем поговорить Путину на встрече с депутатами Госдумы

С кем поговорить Путину на встрече с депутатами Госдумы

Последовательная дезактивация оппозиции обнуляет качество государственных решений

0
1900

Другие новости

Загрузка...