0
17931
Газета Печатная версия

25.02.2024 17:07:00

Приглашать Таджикистан в Евразийский экономический союз можно вечно

Появилась новая версия – препятствием к вступлению страны в ЕАЭС является психология

Андрей Захватов

Об авторе: Андрей Васильевич Захватов – эксперт по Центральной Азии.

Тэги: еаэс, таджикистан


еаэс, таджикистан Таджикские мигранты оформляют прописку и вид на жительство в РФ. Фото агентства «Москва»

29 мая 2024 года исполняется 10 лет, как Россия, Белоруссия и Казахстан учредили новое региональное объединение – Евразийский экономический союз (ЕАЭС). После его учреждения в него вошли Киргизия и Армения. Пакет учредительных документов предусматривал свободное перемещение между странами товаров, капиталов и людей – по сути, документы продекларировали восстановление части Советского Союза, но только в новом качестве, и валюта у каждого государства была своя. Последующие годы, однако, показали, что свободного пересечения границ достичь не удалось, и в ожидании досмотра на пунктах пропуска иногда простаивали сотни груженых фур (см. «НГ» от 30.05.22), в которых часть продукции портилась. Понять пограничников и таможенников можно, так как при досмотре иногда находили контрабанду и запрещенные к перевозке товары, но речь в статье пойдет не об этом.

Еще при учреждении ЕАЭС приглашения к вступлению в него были адресованы Таджикистану, но годы шли, и из республики ежегодно поступали ответы: «Мы изучаем целесообразность». Вместе с тем было очевидно, что выгода для большого числа граждан Таджикистана налицо – численность трудовых мигрантов Таджикистана в России давно превышает 1 млн. Уже установлено, что мигранты зарабатывают в России и высылают в Таджикистан до 45% ВВП республики, чем поддерживают миллионы членов своих семей.

Согласно ст. 37 Конституции России, ее граждане имеют право на труд, но трудовые мигранты из Таджикистана должны заплатить за это право и купить патент. Деньги за это в бюджет России поступают, уровень бедности в Таджикистане снижается, но сколько платят мигранты за патенты – таких цифр нет. Понятно только, что тратят миллиарды рублей. В разных регионах патент стоит по-разному, больше всего в Республике Саха (Якутия) – 12 957 руб. В Москве в 2023 году патент стоил 6600 руб., а в 2024 году – уже 7500 руб. На эти деньги мигрант будет покупать в России еду около двух недель, а его семья из трех человек в Таджикистане может жить почти месяц.

Высокая стоимость патента, падение курса национальной валюты, сомони, почти на четверть (за 1000 руб. сейчас дают 120 сомони, и недавно давали еще ниже) и отношение к «не членам ЕАЭС» вынуждает людей возвращаться домой или уезжать на заработки в другие страны. По сообщению Минтруда Таджикистана, число граждан республики в 2023 году, уехавших на заработки, уменьшилось на 16%. В последнее время Турция, Казахстан, Белоруссия, Польша, Латвия, Румыния, Катар, Саудовская Аравия заинтересовались таджикскими рабочими. Таджикистан включен в систему разрешений на работу в Южной Корее, часть трудовых мигрантов ждут в Великобритании на сборе ягод и другой продукции у фермеров.

Но если трудовые мигранты вынуждены покупать патенты и если их депортируют – это их проблемы. И когда в городах России месяцами лежит неубранный снег и не хватает рабочих – это тоже не проблемы властей Таджикистана. А приглашения республике вступить в ЕАЭС звучали все 10 лет и на всех уровнях, вплоть до вице-премьеров. В начале марта 2023 года в Душанбе прилетал даже российский премьер Михаил Мишустин, и в республиканской Национальной библиотеке прошел российско-таджикский форум нескольких сотен предпринимателей двух стран. Но ответ руководства республики был прежний: «Мы изучаем последствия».

На этом фоне в публичном пространстве появилась версия о том, что вступлению Таджикистана в ЕАЭС мешает могущественный Китай, и его даже называли закулисным дирижером. Основания к этому вроде бы были – Таджикистан на Памире имеет с Китаем почти 500-километровую общую границу, и в республике работают сотни предприятий и компаний из КНР.

Китай, естественно, на эту версию не реагировал, давая понять, что вступление республики в ЕАЭС ему не интересно, а связи Таджикистана с КНР тем временем крепли. В центре Душанбе снесли несколько исторических зданий, и сегодня Китай на 10 га завершает строительство правительственного комплекса. Все службы у президента будут под рукой – напротив Дворца наций. Кроме того, эксперты считают, что на встрече президентов стран Центральной Азии в Китае с Си Цзиньпином в 2023 году этим странам пообещали щедрое кредитование, и сама встреча была судьбоносной. По всей вероятности, эту встречу надо понимать так, что Китай воспользовался выяснением отношений России с Западной Европой и США и попытался «пристегнуть» Центральную Азию к себе.

С уходом из жизни в 2018 году прожившего 88 лет доктора исторических наук профессора Вили Гельбраса как-то стали забывать, что в своей книге «Китайская реальность России» он сделал весьма нерадужный вывод. Известный китаевед пришел к заключению: «Китайский вопрос – это вопрос дальнейшего существования России». Пугаться вывода Вили Гельбраса, конечно же, не надо, но хотя бы иногда стоит называть вещи своими именами.

Сегодня Таджикистан торгует с Россией и странами Евразийского союза, но в ЕАЭС даже наблюдателем не идет. В чем же дело? Судя по 10-летнему сроку, приглашать Таджикистан в Евразийский союз можно вечно. По всей вероятности, Таджикистан не вступает в ЕАЭС главным образом оттого, что в политике не учитывается элементарная психология.

Человек устроен так, что сознательные решения он принимает только тогда, когда он в этом сам себя убедил, и не важно, таджик он, китаец или француз. Решения люди могут принимать и под давлением, но чаще – когда от предложения невозможно отказаться. Что же касается прагматичных китайцев, они всем будут улыбаться и для всех будут друзьями, но только до тех пор, пока эта «дружба» им выгодна. Подтверждений этому много – особенно в Африке, где, по некоторым оценкам, китайские инвестиции в 2021–2023 годах составили 20 млрд долл. Африканские компании и целые страны не могут погасить китайский кредит, взятый под низкий процент, и отдают Китаю свои недра и предприятия. Дело в том, что взаимоотношения стран основаны на конкуренции и на материальной выгоде, и практически всегда только на этом. Если выгода снизится ниже ожидаемого порога, отношения закончатся – такой бизнес не нужен никому. Если даже внутри одного народа появляются серьезные противоречия, надо понять, что китаец с таджиком абсолютно не «братья навек». 


Читайте также


В Центральной Азии появился запрос на новое региональное объединение

В Центральной Азии появился запрос на новое региональное объединение

Виктория Панфилова

Таджикистан и Узбекистан стали союзниками

0
4233
Токаев и Пашинян решили обсудить свои отношения с Россией

Токаев и Пашинян решили обсудить свои отношения с Россией

Артур Аваков

Ереван и Астана начали сближение

0
3775
Евразийский экономический союз формирует единые рынки

Евразийский экономический союз формирует единые рынки

Михаил Стрелец

Концепции и реалии объединения подходов к использованию углеводородов

0
4983
Армения и Евросоюз объяснились с Москвой

Армения и Евросоюз объяснились с Москвой

Артур Аваков

Еревану разрешили оставить российскую военную базу

0
4034

Другие новости