0
2628
Газета Экономика Печатная версия

18.11.2020 20:19:00

Стране предстоит серьезная работа по конвертации рублей в цифру

Министерства нащупывают еще одну черную дыру в бюджетах

Тэги: экономика, цифровизация, расходы, фнс, пфр, аудит, сп


экономика, цифровизация, расходы, фнс, пфр, аудит, сп Пенсионный фонд тратит на цифровизацию мизерную долю своих расходов. Но получается все равно много. Фото РИА Новости

За минувшую шестилетку федеральные министерства и ведомства потратили на цифровизацию деятельности около 730 млрд руб., следует из материалов Счетной палаты (СП). Показатель скромный на фоне как совокупных трат ведомств, так и расходов на IT-технологии, совершаемых всего за год в целом российскими предприятиями. Однако это половина той суммы, которую правительство планировало направить на цифровизацию всей экономики за следующие шесть лет. Предел роста для IT-расходов министерств и ведомств не наступил. Аудиторы уже выявляют «аномалии».

СП выяснила, насколько велик IT-бюджет федеральных министерств и ведомств. Как показал анализ за период с 2014 по 2019 год, федеральные органы власти потратили на цифровизацию своей деятельности совокупно почти 730 млрд руб.

Это примерно 0,5% от совокупного объема исполненных федеральными ведомствами бюджетов. По абсолютным расходам лидируют Федеральная налоговая служба и Пенсионный фонд России (ПФР), потратившие за прошедшие шесть лет на IT соответственно 81 и 73 млрд руб. Третье место делят Минкомсвязь (Минцифры) и МВД, израсходовавшие каждое чуть меньше 60 млрд руб. Если оценивать долю IT-расходов в бюджете отдельно взятого ведомства, то тройка лидеров меняется: это Минкомсвязь, Росфинмониторинг и Центризбирком, потратившие на IT-технологии соответственно 46, 30 и почти 28% от ведомственных бюджетов. ПФР в этом случае из списка лидеров перемещается в категорию условных «аутсайдеров», так как у него доля расходов оказывается на уровне лишь 0,16% от ведомственного бюджета.

«Показатель доли IT-расходов находится в диапазоне от 40–50% у «IT-чемпионов» типа Минкомсвязи до исчезающе малых величин в 0,01–0,1% у целого ряда ведомств. Но судить по этому показателю об «IT-бедности» ведомства было бы совсем неправильно – все познается в сравнении. Так, один из стабильных лидеров «рейтинга толстосумов» Пенсионный фонд России имеет показатель всего на уровне 0,16%, что является следствием просто огромного общего бюджета ПФР, использованного в качестве базы для вычисления показателя», – поясняется в экспертной записке СП под названием «IT-бюджеты федеральных органов власти: знание явное и скрытое».

В Счетной палате отметили, что у ведомств «темпы роста от года к году IT-бюджетов в среднем на несколько процентных пунктов опережают темпы роста общих объемов бюджетов». «Это может свидетельствовать как о повышении роли IT в деятельности ведомств, так и просто об удорожании IT-продукции и услуг», – уточняется в материалах.

Однако есть и определенные «аномалии в профиле IT-расходов ведомств», вызвавшие у аудиторов вопросы. В материалах СП приводятся примеры. «Так, прежнее Минобрнауки, существовавшее до 2018 года, в среднем в 2014–2018 годах тратило на IT ежегодно около 120–140 млн руб. А IT-бюджеты образованных на его базе двух новых министерств – Минпросвещения и Минобрнауки, унаследовавших и разделивших между собой IT-инфраструктуру предшественника, составили в 2019 году более 1,1 млрд и более 550 млн соответственно, то есть суммарно примерно в 11–12 раз больше, чем у старого министерства. На что ушли эти суммы?» – задается вопросом Счетная палата.

«Генпрокуратура запланировала в 2019 году IT-расходы на сумму почти в 8,5 млрд руб. (в три раза больше, чем годом ранее) и практически всю эту сумму израсходовала. Чем обусловлен такой резкий рост IT-расходов в главном надзорном ведомстве страны? – продолжили аудиторы. – Более чем в полтора раза вырос в 2019 году IT-бюджет и у Росгвардии – до 4,5 млрд руб. IT-бюджет МВД также увеличился в 2019 году почти в полтора раза... На что расходовало свои почти 10 млрд руб. силовое ведомство?»

Счетная палата уточняет, что все это «может послужить стимулом для специальных исследований». Так, в случае Минэкономразвития, которое увеличило расходы в 2019-м до 1,7 млрд руб. против 460 млн годом ранее, аудиторы быстро нашли объяснение: «В IT-расходы Минэкономразвития в 2019 году вошли бюджеты на создание и эксплуатацию единого правительственного комплекса в «Москва-Сити», куда переехали сразу несколько федеральных ведомств».

Израсходованные всеми ведомствами 730 млрд руб. можно сравнить с затратами, которые правительство планировало направить на цифровизацию всей экономики страны за 2019–2024 годы в рамках теперь уже устаревшего нацпроекта: там речь шла примерно о 1,6 трлн руб. Тем самым цифровизация одних только федеральных ведомств обошлась за шесть лет примерно в половину той суммы, которая требовалась для цифровизации всей экономики в течение следующих шести лет, что говорит либо о завышенности первых расходов, либо о заниженности вторых.

Между тем, в целом российские организации и предприятия тратят на внедрение IT-решений значительно больше. Институт статистических исследований Высшей школы экономики сообщил, что валовые внутренние затраты на развитие цифровой экономики за один только 2019 год составили в России свыше 4 трлн руб. и достигли 3,7% ВВП. На организации приходится почти 60% общего объема валовых внутренних IT-затрат. Оставшиеся 40% – расходы на цифровые товары и услуги населения.

Похоже, предел роста для IT-расходов министерств и ведомств на всех уровнях не наступил. «Нет четких инструментов, как измерять интенсивность цифровизации и конечного результата. Нужен четкий ответ о качестве и полученном результате, а не объеме потраченных средств, – говорит доцент РЭУ им. Плеханова Александр Тимофеев. – Освоить можно огромные суммы, но эффективность будет неоднозначна».

Об эффективности госрасходов на IT можно рассуждать долго, отметил эксперт управления открытых данных Центра экспертно-аналитических и информационных технологий СП Альберт Бертяков. «Там действительно есть про что рассказывать – формальные технико-экономическое и финансово-экономическое обоснования при начале разработки, не до конца понятные показатели эффективности, по которым ведомства отчитываются про использование денег на IT», – пояснил он «НГ». Но внедрено и очень много практичных и эффективных IT-решений. «И не стоит забывать, что есть потенциально окупаемые IT-решения, а есть и не рассчитанные на окупаемость, но реализуемые в силу критической потребности в них, – пояснил Бертяков. – Как, например, оценить экономическую эффективность большой государственной информационной системы по транспортной безопасности, используемой не в последнюю очередь для предотвращения терактов и катастроф на транспорте?» 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Герои рождаются на полях сражений

Герои рождаются на полях сражений

Олег Фаличев

А обыватель следит за медийными клоунами

0
711
Успехи, помехи и огрехи

Успехи, помехи и огрехи

Александр Иванин

Особенности спецоперации в Черном море

0
782
Танки насупили «брови Ильича»

Танки насупили «брови Ильича»

Владимир Карнозов

Взятые с хранения Т-62М замечены у Херсона, Запорожья и Врубовки

0
585
Украинская «линия Мажино»

Украинская «линия Мажино»

Сергей Козлов

Укрепрайоны противника: сломать или обойти

0
528

Другие новости