0
3730
Газета Экономика Печатная версия

06.07.2022 20:43:00

На Дальнем Востоке не развернуться к Азии

Регион хронически страдает от оттока населения и не обеспечивает себя продовольствием

Тэги: дальний восток, дфо, демографические проблемы, миграция, смертность, продовольствие, самообеспеченность, западные санкции, азия

On-Line версия

дальний восток, дфо, демографические проблемы, миграция, смертность, продовольствие, самообеспеченность, западные санкции, азия На Дальнем Востоке долгое время не удается остановить сокращение численности населения. Фото Reuters

Даже после переформатирования Дальневосточного федерального округа (ДФО) сокращение там численности населения не остановилось. Накануне нового санкционного обострения в Минтруде сообщали, что в ДФО фиксируется высокий уровень смертности, отток населения и самая низкая ожидаемая продолжительность жизни среди федеральных округов. Другие детали сообщил в среду вице-премьер Юрий Трутнев: уровень самообеспеченности регионов ДФО овощами – 38%, мясом – 32%, молоком – 54%. Показатели низкие и вызывающие тревогу с учетом дефицита провозных мощностей. И теперь на Дальний Восток ложится нагрузка по налаживанию более тесных связей с Азией.

Для регионов Дальнего Востока остро стоит проблема своевременного получения свежих продуктов питания по доступным ценам. Такой вывод можно сделать из заявлений вице-премьера – полномочного представителя президента в ДФО Юрия Трутнева, призвавшего сосредоточить усилия на развитии сельского хозяйства на Дальнем Востоке и повышении там уровня самообеспеченности.

Как сообщил Трутнев, уровень самообеспеченности в регионах Дальнего Востока овощами составляет 38%, мясом – 32%, молоком – 54%, и это, по его словам, «довольно низкие» показатели. Особенно с учетом образовавшегося дефицита провозных мощностей для доставки из центральных районов.

«Разворот всех логистических цепочек на Дальний Восток привел к существенному дефициту провозных мощностей… Это требует, чтобы значительная часть продовольствия производилась на месте, потому что сегодня провозные мощности, к сожалению, существенно отстают от потребности», – сказал Трутнев.

Как сообщили «НГ» в пресс-службе Минсельхоза, для дальневосточных аграриев помимо общих мер предусмотрены и специальные механизмы поддержки: «Например, установлен повышающий коэффициент для получения господдержки на возмещение части затрат на производство и реализацию зерновых культур, действует новый механизм компенсации части затрат на строительство тепличных предприятий».

«Кроме того, обеспечению регионов ДФО отдельными видами сельскохозяйственной продукции, а также продукцией для организации сельхозпроизводства способствует механизм льготной транспортировки, – уточнили в Минсельхозе. – Так, для ввоза на Дальний Восток действует льготный железнодорожный тариф в отношении зерна, овощей и минеральных удобрений». Наконец, ведется работа и по расширению экспортных возможностей дальневосточных регионов.

Но проблема с самообеспеченностью продовольствием далеко не единственная в ДФО. На Дальнем Востоке продолжается сокращение численности населения. В феврале, незадолго до нового санкционного обострения, в Минтруде сообщали, что в ДФО фиксируется высокий уровень смертности и отток населения в другие регионы, а также самый низкий показатель ожидаемой продолжительности жизни среди федеральных округов страны.

Так, по данным, которые приводила в Совете Федерации первый замминистра труда и социальной защиты Ольга Баталина, ожидаемая продолжительность жизни при рождении в ДФО сократилась с 70,2 года в 2019-м до 69,2 в 2020-м, хотя в целом по РФ она составляла в 2020-м 71,5 года.

Затем, как уточняла Баталина, за девять месяцев 2021 года ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке стала 67,95 года при российском показателе 70,29 года. Естественная убыль населения на Дальнем Востоке в 2020 году увеличилась в 2,5 раза, основной причиной замминистра назвала существенный рост смертности. Баталина отмечала, что уровень миграционной убыли населения на Дальнем Востоке остается самым высоким среди федеральных округов России.

Но есть и положительные факторы. По словам Баталиной, в ДФО сохраняется высокий уровень рождаемости, и по этому показателю среди федеральных округов Дальний Восток занимает одно из лидирующих мест.

Замминистра тогда напомнила, что на Дальнем Востоке к выплатам федерального материнского капитала добавляется тридцатипроцентная дополнительная выплата при рождении второго ребенка. Рождение третьих детей поддерживается ежемесячной выплатой из федерального Центра и региональными маткапиталами.

Правда, как добавляла Баталина, «картина с региональным материнским капиталом в ДФО очень пестрая»: в Забайкальском крае, по ее словам, нет регионального маткапитала, а в других регионах установлены ограничения по доходам, срокам действия программы или отмечается незначительный размер капитала, в некоторых регионах он не индексируется.

В правительственных материалах ранее сообщалось, что вплоть до 1991 года темпы роста народонаселения на Дальнем Востоке были самыми высокими в России, но затем численность населения существенно сокращалась в основном за счет миграции в центральные и западные регионы страны: масштабное сокращение пришлось на 1991–2000 годы – более 1,2 млн человек.

В новейшее время власти пытались решить демографические проблемы Дальнего Востока. Благодаря чему в 2012 году «впервые за 20 лет» в ДФО зафиксировали естественный прирост населения, правда, народонаселение все равно продолжало сокращаться из-за миграционной убыли. Однако теперь именно естественная убыль снова в повестке дня.

Как показывали данные переписи-2010, общая численность жителей Дальнего Востока тогда составляла почти 6,3 млн человек, и за предшествующие той переписи восемь лет она сократилась более чем на 6%, сообщали в территориальном органе Росстата. Это были данные по Дальневосточному округу в его «старом» формате.

С 2018-го в состав ДФО включили Республику Бурятию и Забайкальский край, после чего общая численность населения составила свыше 8,2 млн человек. Но и она продолжила сокращаться. Судя по предварительным итогам переписи-2021, обнародованным в мае, численность населения в ДФО составила на 1 октября 2021-го около 8 млн.

И естественная убыль, и отток населения – индикаторы, по которым можно судить об экономическом положении и потенциале территорий. В новых санкционных условиях именно на Дальний Восток ляжет основная нагрузка по налаживанию более тесных экономических связей с Азией, прежде всего с Китаем. И эта нагрузка ложится в условиях все еще не преодоленных дисбалансов.

По словам директора Института экономики роста им. П.А. Столыпина Антона Свириденко, сейчас с учетом востребованности восточных логистических путей дальневосточным проектам становится сложнее из-за конкуренции за логистику.

«Серьезное «узкое место», которое и ранее сильно мешало экспортным поставкам обрабатывающей продукции на восточном направлении, – это инфраструктура. Транспортная, логистическая, таможенная, – говорит замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований Вера Кононова. – Транссибирская магистраль, основной канал таких поставок, требует модернизации в части расширения пропускной способности. Крайне необходима и расшивка «узких мест» в таможенных пунктах пропуска».

«Огромное значение имеет оснащенность логистической инфраструктурой для сельхозпродукции с особыми требованиями к хранению и перевозке», – продолжила эксперт. Без серьезных вложений в «расшивку» этих «узких мест» будет невозможно обеспечить приемлемую скорость движения грузов, предсказуемые, четкие сроки доставки продукции на зарубежные рынки, а значит, работа и с иностранными покупателями существенно усложнится. 

С новой экономической реальностью для Дальнего Востока открываются и новые шансы стать более масштабным хабом России со странами Восточной Азии, а значит, важно актуализировать состав инфраструктурных проектов, отметил Свириденко.

Эксперты обращают внимание, что для развития Дальнего Востока действительно было сделано много. «Было создано специальное министерство (в 2012 году. – «НГ»), введена специальная должность полномочного представителя в федеральном округе со статусом заместителя председателя правительства, – напомнил Свириденко. – Были даны большие льготы для инвестиций, запущен системный процесс организации инвестиционных договоренностей, обновлены планы по строительству инфраструктуры».

По прошествии уже примерно 10 лет с начала этого нового проекта надо констатировать – «Дальний Восток занимает особое место в вопросах странового развития», пояснил Свириденко. Внедрялись такие меры, как дальневосточный гектар, льготная дальневосточная ипотека, субсидирование авиаперевозок и т.п.

«Многочисленные государственные программы и постоянное внимание со стороны властей на этом направлении очевидны. Скажем, дальневосточный гектар. За годы работы, если судить хотя бы по увеличению налоговых вливаний от малого и среднего бизнеса, программа показывает себя стабильно эффективной, постепенно набирая обороты», – говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

На законодательном уровне на сегодняшний день приняты несколько десятков новых федеральных законов и более 170 нормативно-правовых актов правительства, которые гарантируют долговременность условий развития региона и его инвестиционную привлекательность, обратил внимание замдиректора по научной работе Севастопольского филиала РЭУ им Г.В. Плеханова Дмитрий Нехайчук. «Какие изменения произошли за последние годы? Значительно растут объемы промышленного производства. Прежде всего, это обрабатывающие предприятия. Энергетическая и газовая отрасль также демонстрирует существенный рост», – отметил он.

Но, конечно, есть и проблемы, актуален вопрос пересмотра мер экономического стимулирования Дальнего Востока, считает Свириденко. «Как показывает практика, точечное стимулирование, в том числе через систему территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток, не позволяет сдвинуть макроситуацию с места», – оценивает эксперт. Между тем, как считает Кононова, территории опережающего развития и территории со статусом свободного порта на Дальнем Востоке как раз достаточно хорошо зарекомендовали себя. «Однако развертывание новых производств может и должно быть более массовым. Лишь в этом случае они смогут оказать значимый эффект на качество рабочих мест и доходы населения. В свою очередь, это требует организации новых территорий с особыми условиями хозяйствования, а также проработки отдельных стимулов для совместных предприятий с иностранным капиталом, организующих перерабатывающие производства в России», – говорит Кононова.

При этом, по ее словам, принципиально важно, чтобы развитие экономических отношений России и стран Азии основывалось не на старой модели, которую условно можно назвать «сырье в обмен на товары массового спроса», а на экспорте переработанной продукции с опорой, например, на производство промышленных материалов, компонентов для промышленных потребителей или на переработку сельскохозяйственного сырья.

«Такие производства могут быть созданы в том числе в виде совместных предприятий с инвесторами из стран Азии, в которые иностранные инвесторы привносят не только капитал, но и современные технологии производства, – пояснила Кононова. – В этом случае эффект для регионов России (как Дальнего Востока, так и соседней Сибири и иных регионов, поставляющих продукцию в страны Азии) будет несоизмеримо больше».

Не обойтись, наконец, и без модернизации жилой, коммунальной, социальной и иной инфраструктуры населенных пунктов, отсутствие которой – «одна из причин оттока населения». «В ряде случаев такую модернизацию готовы проводить и частные инвесторы, однако им важен механизм компенсации понесенных затрат, например, с помощью уменьшения налоговой нагрузки», – добавила Кононова.

Для выведения Дальнего Востока «на новый экономический уровень необходимо вложение как минимум 11–12 трлн руб. инвестиций», сообщил Нехайчук. «На наш взгляд, необходимо сосредоточиться на прорывных масштабах развития отдельных перспективных территорий. Например, это долины Амура и Уссури, Камчатка, Сахалин и Владивосток», – перечислил он.

Потребуется создание комфортной зоны для ведения бизнеса, а также условий конкретным работникам. «При прогнозируемом росте населения на Дальнем Востоке, большая часть жителей сосредоточится в городских агломерациях. В ближайшее десятилетние на этой территории будет реализовано большое количество проектов, но в основном с государственным участием. Поэтому здесь будет модель кластерной экономики со смежным отраслевым вектором», – ожидает Нехайчук.

«Дальневосточный федеральный округ – это 11 субъектов Федерации от северных широт до границы с Китаем. Поэтому восточный поворот не сможет оказать одинаковое влияние на экономику всех субъектов. И здесь, наверное, правильнее говорить о «прицельном развитии», – продолжил Нехайчук. Но в целом экономика региона, по его словам, будет подвластна макроэкономическим процессам в Тихоокеанском бассейне, «и во многом успешность развития территории будет зависеть не только от действий властей внутри страны, но и от маневров между государствами – соседями с учетом собственных интересов».



Читайте также


София попытается сгладить острые углы в отношениях с Москвой

София попытается сгладить острые углы в отношениях с Москвой

Юрий Паниев

Новый кабинет министров прослужит в Болгарии два месяца

0
1555
Десятки тысяч рабочих мест в моногородах могут исчезнуть

Десятки тысяч рабочих мест в моногородах могут исчезнуть

Михаил Сергеев

Градообразующие предприятия будут сокращать производство из-за санкций

0
2502
Что мешает России кормить весь мир

Что мешает России кормить весь мир

Ибрагим Рамазанов

Санкционные ограничения усугубляют риски голода на земле

0
1303
Сталеваров поддержат модульным жильем на металлокаркасе

Сталеваров поддержат модульным жильем на металлокаркасе

Ольга Соловьева

Чиновники  надеются заместить потерю экспорта наращиванием внутреннего спроса

0
1987

Другие новости